ЛитМир - Электронная Библиотека

– На чем? – переспросила ошарашенная Майка.

– На плите! С двумя конфорками!

Данка рухнула туда сверху, но с небольшой высоты, этак в полметра, так что ее голова и плечи оставались в неком ящике. При этом отлетела в сторону какая-то гремучая посуда. И все это свершилось в полной темноте.

Что любопытно – пистолет из руки она так и не выпустила.

Обиженная некорректным поведением чудовища, Данка ногами вперед стала сползать с плиты и уперлась в стену, причем стену упругую. Она изо всех сил нажала, а ноги у нее были спортивные. Стена распахнулась, и из полной темноты Данка попала в помещение, освещаемое лишь луной за оконным стеклом.

Это было уже кое-что.

Она выскочила из той конуры, где очнулась, и встала в оборонительную стойку. Но никто не нападал с воплями, она расслабилась, вдоль стены дошла до дверей, нашарила выключатель и включила свет.

Тут обнаружилось, что она стоит в кабинете какого-то средней руки босса. А та конура, где она раскидала посуду, на самом деле – кухня-шкаф. Данка видела что-то похожее в заграничных рекламных проспектах. В закрытом виде – встроенный в стену шкаф с дверцами темной полировки, в открытом сконцентрированная до минимума кухонька, причем внизу – электрическая плита и узкий холодильник, верх которого – покрытый мрамором стол, а над ними – навесные посудные шкафы.

– Ты хочешь сказать, что тебя запихнули в навесной шкафчик? – переспросила ошарашенная Майка. – Там же полки!

Она сопоставила рост и фигуру Данки с внутренним пространством, поделенным полками.

– Я не знаю, куда меня запихнули! Но шкаф разломан вдребезги. И выглядит так, будто его дно продавлено изнутри чем-то тяжелым, – объективно описала ситуацию Данка. – Издали выглядит. Я к нему подойти боюсь…

Майка задумалась.

– Десятый этаж, говоришь?

– Похоже на то. И здание – административное, не перестроенная квартира, окна – во!

– В городе не так уж много десятиэтажных административных зданий! – Майка оживилась. – Немедленно включай компьютер! У них там наверняка есть файлы с договорами и всякой документацией, где проставлено название фирмы!

– Включаю…

Какое-то время Данка шарила в компьютерных мозгах, а Майка терпеливо ждала.

– Ну вот! – раздался голос. – Так я и знала! Все на пароле! Взломать – не получается!

Майка выразилась так, что Сереже это бы не понравилось.

– Идея! – ее осенило, – Покопайся на столе! Там наверняка лежит какой-нибудь органайзер! Диктуй все, что найдешь!

И, не отнимая трубки от уха, засуетилась в поисках бумаги и авторучки.

Какое-то время Данка ожесточенно копалась в столе.

– Слушай, я ключ нашла!

– Какой ключ?

– С бирочкой! Шестнадцать – двадцать. Что бы это значило?

– Шестнадцатый этаж – вот что бы это значило! – Майка пришла в восторг от своей сообразительности. – И двадцатая комната! А ты в какой?

– Ты опупела? – обиделась Данка. – Я же изнутри, а табличка с номером снаружи!

– Ну так попробуй открыть дверь!

Судя по молчанию в трубке, Данка сделала попытку.

– Я же знала, что этот ключ от какой-то другой двери, – сообщила она. – Погоди…

И опять исчезла.

– Данка! Данка! – во всю глотку завопила Майка. – Что случилось?!

– Я нашла ее, – примерно через минуту объявила Данка. – Я ее открыла. И знаешь, куда я попала?

– Ну?

– В бардак!

Когда административное, здание, куда мистическим образом угодила Данка, еще только проектировалось, в него собирались вселить крупные министерства и ведомства. Поэтому запланировали довольно много кабинетов, имевших большую приемную – для секретарши и очереди из посетителей. Пока здание достроили, министерства развалились. и его отдали фирмам – хоть и крупным, но не таким многолюдным. Иные президенты и генеральные директора посадили-таки секретарш в необъятные сараи. А иные пустили в ход фантазию.

В частности, хозяин того офиса, где очнулась на электрической плите Данка, замаскировал дверь в кабинет кухонным оборудованием, имевшим снаружи вид внушительного шкафа. Одна из трех дверок этого шкафа давала возможность проникнуть в тайное помещение, оборудованное для личной жизни. Наверно, у хозяина была ревнивая жена. А может, имелись иные причины.

Ключи от комнат съемщикам выдавались единого образца, с указанием номера комнаты и этажа. И тут хозяин прокололся – если бы он, соблюдая конспирацию, снял с ключа бирочку, вовеки бы Данка не сообразила взять ключ в руки.

– Ну и что мы имеем? – уныло спросила Данка. – Оттуда тоже никак не выйти.

Майка задумалась.

– Черт!.. Есть! Немедленно позвони мне в салон!

– Зачем? Там же никого нет!

– Дура – там есть автоопределитель! Утром я узнаю, откуда ты звонила.

– Я не доживу до утра, – убежденно ответила Данка.

Майка забеспокоилась.

– Что с тобой? Дануська!..

– Мне опять страшно, – прошептала неуязвимая Данка. – Меня что-то тянет…

– Тресни как следует!

– Да нет же… Я должна вернуться туда, к плите…

– Немедленно позвони в салон! Слышишь – немедленно! – Майка вопила так, что, наверно, всех соседей перебудила. – Чтоб найти тебя по телефонному номеру!

– Сейчас… – обреченно пообещала Данка. – Сейчас позвоню. Меня зовет, понимаешь? Меня тянет… Я уже музыку слышу…

– Какую еще музыку? Звони давай!

А вот на этот вопль ответом были уже короткие гудки.

Майка настолько ошалела от странного разговора, что через пять минут принялась названивать в собственный салон, как будто автоматический определитель номеров мог ей внятно что-то сообщить.

Потом она позвонила Сереже. Но он настолько умаялся от беготни, что на ночь отключил телефон.

Майка пошла на кухню, приготовила себе чай и таращилась в ночное окно, пока он не остыл. Тогда она дала себе слово встать в семь утра и мчаться к Сереже.

Всякий раз, как Майка давала себе слово встать пораньше, этому принимались мешать стихийные бедствия. То она не могла заснуть до пяти утра из-за нервов, то всю ночь соседи смотрели шумные видики, то под окном сражались коты. На этот раз она вроде б и заснула без проблем, однако проснулась в девятом часу. Тут уж было не до Сережи – салон ждал ее руководящей руки.

И Майка понеслась в салон.

* * *

Зная город с рождения, нетрудно вычислить местоположение телефона по номеру. Данка успела-таки позвонить в салон. Майка вызвала Сережу, пересказала ночную беседу, особо подчеркивая шестнадцатый этаж, а Сережа немедленно установил единственную в том районе административную многоэтажку.

И заехала за ним Майка, и погрузила его в «гольфик», и повлекла к многоэтажке, хоть он и упирался. Майкина склонность к мистическим наукам лишала для него эту историю всякого правдоподобия.

Машину они в целях экономии оставили не на стоянке, а в переулке и подошли к искомой многоэтажке. Перед ней был ухоженный газон с дорожками из плит и художественной бронзовой загогулиной в два человеческих роста, а к высоким дверям от улицы вела асфальтированная дорожка. В нее вливалась другая – от платной автостоянки за зданием.

– Вот этот проклятый дом, – Майка задрала голову, чтобы увидеть самый верхний этаж массивного чудища из стекла и бетона.

– Ничего домик, – одобрил Сережа. – С ценным содержимым.

– Ага…

Вход охраняли ребятишки в камуфле, причем рожи носили даже более каменные, чем у Сережиных качков. Собственно, в них даже не было особой нужды – дверь перекрывал штырь диковинной вертушки, который поворачивался, когда ребятишки давали отмашку кому-то, сидевшему в глубине вестибюля.

Понаблюдав, Сережа с Майкой выяснили вот что.

Во-первых, здесь действовала пропускная система, и пропуска были единого образца. Ребятишки в камуфле изучали их так дотошно, как это бывает в первые две недели после нововведения. Очевидно, администрация здания недавно расхлебывала кражу чего-то дорогостоящего.

Во-вторых, некоторые боссы предъявляли один пропуск – собственный, но проводили с собой гостей.

14
{"b":"35408","o":1}