ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он ехал на трамвае по тихоокеанскому острову. За его спиной темнокожие юноши пели старинную заунывную песенку, а луна освещала темно-красные сказочные деревья. И где-то на этом маленьком острове спал под сеткой от москитов человек по имени Томас Мэкен Брэд. Или он бодрствовал и думал о Дэне Уинтерслипе?

Глава ХІІІ. Багаж в комнате №19

На другое утро Джон с трудом мог заставить себя проснуться. «Боже! Уже девять часов. Надо спешить в банк». В первый момент он не мог сообразить, почему над ним сетка от москитов. «Ах, да! Ведь я в Гонолулу».

Вчерашний день встал в его памяти. «Он, Джон Уинтерслип, отпрыск почтенной и уважаемой семьи Уинтерслипов, оказался волею судеб спутником и помощником сыщика-китайца, он допрашивал «Вайкикскую вдову», – даму с весьма сомнительной репутацией, он разыскивал следы, заметенные убийцей».

Сойдя вниз, он встретил Барбару, похудевшую, бледную и печальную. И снова в нем вспыхнул гнев против убийцы или убийц, оставшихся неизвестными и причинивших столько мук и страданий его кузине.

– Ну, что нового? – спросила мисс Минерва, дождавшись ухода Барбары.

– Довольно много! – ответил Джон. – Газета с оборванным углом дала нам в руки очень важные нити. – И он передал ей о встрече с миссионером и о том, что в данное время в Гонолулу проживает человек по имени Томас Мэкен Брэд.

Несколько минут мисс Минерва молчала.

– Так, значит, Дэн был работорговцем, – проговорила она. – Восхитительно! А ведь такой славный малый! Но я уже давно познала жизненную истину: чем яснее улыбка, тем мрачнее прошлое…

В дверях появился Хаку и вызвал Джона к телефону.

– Я говорил с Чарли Чаном, – сказал он, вернувшись в столовую. – В отеле «Рифы и пальмы» проживает чета Брэдов, и я условился через четверть часа встретиться там с Чаном.

– Отель «Рифы и пальмы»? – переспросила мисс Минерва. – Вот видишь, все следы ведут к Эгану. Держу пари, что он убийца. Ставлю полное собрание сочинений Броунинга против одного современного романа.

– Проиграешь, тетя! – улыбаясь, ответил Джон.

* * *

На морском берегу, неподалеку от отеля «Рифы и пальмы», Джон увидел пожилую англичанку, сидевшую за мольбертом. Она делала попытку закрепить на полотне сказочно-дивный ландшафт, но, заглянув через ее плечо, Джон увидел обычную дамскую мазню. Хэллет с Чаном ждали его в саду.

– Чудное утро! – сказал Чан. – Приятный день, чтобы отправиться по новому пути, который неизбежно приведет к важному открытию.

Портье отеля сообщил, что мистер Брэд в данное время в отъезде, а миссис Брэд пишет картину на берегу.

– Проводите нас в номер девятнадцатый! – властным тоном проговорил Хэллет.

У дверей номера портье исчез.

– Мистер Уинтерслип, – обратился к Джону Хэллет, – будьте добры встать у окна и наблюдать за дамой, рисующей на берегу. Если вы заметите, что она хочет направиться сюда, немедленно сообщите мне.

Джон с неприятным чувством встал на указанное ему место, а оба сыщика принялись за работу. У англичан был большой багаж. Хэллет и Чан были, по-видимому, мастерами своего дела. Они быстро перерыли все вещи Брэдов. В маленьком саквояже они нашли пачку писем и, к великому возмущению Джона, считавшего личную почту неприкосновенной, выбросили письма на стол и стали разбираться в них.

– Судя по письмам, Брэд был британским чиновником в Калькутте, – сказал Хэллет, – но затем вышел в отставку. Хм… это не имеет никакого значения… А вот это уже поинтереснее.

Он подал какое-то письмо Чану. Лицо китайца просияло.

– Чрезвычайно интересно! – воскликнул он и передал письмо Джону. Оно было написано несколько месяцев тому назад и адресовано мистеру Брэду в Калькутте.

«Милостивый государь!

На ваш запрос от 6 сего месяца имею честь сообщить вам, что мистер Уинтерслип находится в живых и проживает в нашем городе. Его адрес 3947 Калиа Роад, Вайкики, Гонолулу».

Письмо было подписано британским консулом в Гонолулу.

– А вот это тоже интересно, – послышался голос Чана. – Смотрите, целый ящик папирос марки «Корсика».

– Великолепно! – проговорил Хэллет. – По-видимому, Томасу Брэду придется давать объяснения по многим пунктам.

Джон стоял у окна, выходившего на веранду. Увидев входившую мисс Карлотту, он выскочил из окна и подошел к ней. Девушка остановилась, глядя на него печальными глазами, полными слез.

– Вы говорили с мистером Эганом относительно векселя?

– Да, папа взял вексель, разорвал его на мелкие кусочки и сказал мне, чтобы я никому не говорила о нем. Бедный папочка! Ему так тяжело! Его целый день мучают допросами, все хотят у него что-то выпытать. – И девушка разрыдалась.

– Не плачьте, мисс Карлотта! – ласково проговорил Джон. – Скоро все уладится. С сегодняшнего утра полиция идет по совершенно другому следу…

– Правда?

– Да, в вашем отеле остановился некий мистер Брэд с супругой?

– Есть такой, но сейчас он в отъезде. Извините, я должна с вами проститься, у меня дела по хозяйству.

Хэллет и Чан, закончив обыск, перешли в контору Эгана и вызвали туда мисс Карлотту.

– Мисс Карлотта! – обратился к ней Хэллет. – Миссис Брэд направляется сейчас к себе в номер. Будьте добры спросить у нее, когда возвращается ее муж и вообще постарайтесь выудить из нее возможно больше сведений об ее муже.

– Понимаю! – ответила девушка.

– Миссис Брэд! – раздался милый голосок Карлотты. – Какой-то молодой человек хотел видеть вашего мужа. Он хотел знать адрес мистера Брэд. Но мы не могли дать ему никаких сведений.

– Разумеется.

– Ваш муж уехал отсюда, миссис Брэд?

– Да, уехал.

– Но вы, наверное, знаете, когда он вернется сюда?

– Не могу сказать вам точно. А что, почта уже была?

– Нет, она приходит обыкновенно к часу дня.

– Благодарю вас.

Англичанка проследовала в свой номер. Хэллет решил допросить портье.

– Какой-то юноша только что спрашивал мистера Брэда, – сказал он портье. – Кто это?

– Это Каола приходил сюда! – ответил японец.

– А он раньше бывал у Брэда?

– Да, в субботу вечером. Мистер Брэд долго разговаривал с ним на берегу.

– Так! Ну, Чарли, теперь двинемся в путь. Нам надо во что бы то ни стало разыскать Брэда.

– Простите, капитан, – вмешался Джон, – но кто этот Каола?

Хэллет на минуту задумался:

– Отец Каолы… он уже умер… был, так сказать, правой рукой Дэна Уинтерслипа. Каола большой бездельник. Ах, да, он ведь внук той женщины, которая теперь живет у вас в доме прислугой. Камаикуи, так кажется, ее зовут?

Глава XIV. Что принес Каола?

Следующие дни проходили так быстро, что Джон едва замечал их. Дэн Уинтерслип уже покоился под королевскими пальмами острова, на котором он увидел свет. Солнце и луна попеременно освещали место его последнего упокоения, но те, кто искали человека, говорившего с ним в знаменательный понедельник на lanai, все еще бродили в потемках.

Хэллет сдержал свое слово: он обыскал все уголки острова, но местопребывание Брэда обнаружить не удалось. Агенты Хэллета наводили справки даже в самых отдаленных поселениях острова, в «деревнях», представлявших собою в действительности не что иное, как кучки японских хижин около одинокой бухты, где прибой с жалобным стоном омывал плантации ананасов и сахарного тростника. Все поиски оказались безуспешными.

Джон чувствовал, что его засасывает очаровательная природа Гавайских островов и не делал никаких попыток противиться ее власти! Бостон с его банками и деловой жизнью казался чем-то бесконечно далеким. И если предложение Роджера Уинтерслипа переселиться навсегда в Сан-Франциско казалось ему раньше чуть не кощунством, то теперь мысль о переезде в Калифорнию становилась с каждым днем все навязчивее. И в один прекрасный день он написал Агате Паркер длинное письмо, в котором, описывая красоты юга, предлагал ей переехать с ним после свадьбы в Сан-Франциско.

14
{"b":"3542","o":1}