ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Молчание
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Черепахи – и нет им конца
Психология влияния
Жена между нами
Все, кроме правды
Своя на чужой территории
Сад камней
Не надо думать, надо кушать!
A
A

В субботу после обеда Джон обещал Дженнисону сыграть партию в гольф. Он поехал в клуб на автомобиле Барбары. Завещание Дэна Уинтерслипа было уже вскрыто, и все имущество его перешло Барбаре. Несмотря на яркое солнце, шел сильный дождь – явление, часто наблюдающееся в этом защищенном уголке земного шара. Туземцы называют такой дождь «жидким солнцем» и не обращают на него почти никакого внимания. С полдюжины радуг еще резче подчеркивали красоту обширных лужаек клуба.

Дженнисон, удивительно красивый в белом костюме, ожидал Джона на веранде клуба. Он тепло приветствовал кузена Барбары. Еще ни разу в жизни Джон не играл в гольф среди такой сказочно-прекрасной обстановки. Их окружали невысокие холмы с блестящими склонами, отливавшими тропическими красками; золотистые тона деревьев кукуй, серые краски папоротников, изумрудные оттенки бананов, там и сям пятна кирпично-красной земли. Лужайка для игры представляла собой бархатный зеленый ковер. Дженнисон был прекрасным игроком, но все же более молодой Джон обыграл его на несколько пунктов.

На обратном пути в автомобиле Дженнисон навел разговор на убийство Дэна.

– Я по-прежнему стою близко к этому делу, – сказал он, – и мне кажется, что здесь замешан Эган.

Эти слова почему-то задели Джона. Одновременно в его памяти всплыло прелестное, но печальное личико Карлотты.

– А что вы думаете о Комтон и ее приятеле?

– О, судя по последнему допросу, они здесь не при чем. Я уверен, что, в конце концов, выяснится виновность Эгана.

– Почему вы так против Эгана? – спросил Джон.

– Я ничего не имею против него, но мне никогда не забыть того выражения лица, с каким покойный Дэн Уинтерслип сказал: «Вот этот человек внушает мне страх». Затем не забудьте об окурке. Но самой важной уликой против него является, по моему мнению, его нежелание сообщить полиции о разговоре с Дэном накануне убийства. Люди, над которыми тяготеет обвинение в убийстве, обычно очень словоохотливы, если только их признания не могут опорочить их. Вы, кажется, тоже принимаете участие в расследовании убийства?

– Да, пробовал, но неудачно. Теперь я прилагаю все старания к тому, чтобы найти часы-браслет, которые были на убийце. Всякий раз, когда я вижу часы на руке, я внимательно смотрю, цела ли на них цифра два. Правда, днем это довольно трудно заметить.

– Терпение, терпение и выдержка! Вот необходимые условия успеха, – ответил на это Дженнисон. – Простите, но я сейчас не заеду к вам. Мне необходимо быть в конторе, чтобы подписать несколько писем. Но через полчаса надеюсь снова увидеть вас.

Дженнисон, действительно, исполнил свое обещание и вовремя приехал к обеду. Барбара сидела бледная, скучная и печальная. Кофе подали на lanai. Через некоторое время Дженнисон поднялся и встал рядом с Барбарой.

– Мы хотим кое-что сообщить вам, – сказал он, обращаясь к бостонцам. – Барбара и я любим друг друга уже давно. И решили вскоре обвенчаться, через неделю наша свадьба…

– О, Гарри, не так скоро! – взмолилась Барбара.

– Ну, как хочешь, но во всяком случае не будем откладывать ее на очень долгий срок. После свадьбы мы уедем на некоторое время из Гонолулу. Вы понимаете, что после всего пережитого Барбаре надо отдохнуть где-нибудь в другом городе. Она поручила мне сделать объявление о продаже этого дома.

– Что ты, Гарри! – запротестовала Барбара. – Как некорректно рассказывать моим гостям, что дом подлежит продаже, а я уезжаю.

– Не стесняйся, милая! – вмешалась мисс Минерва. – Мы с Джоном прекрасно понимаем твое настроение. Твое желание уехать отсюда могу только одобрить. А теперь позволь тебя поздравить и пожелать тебе полного счастья. – И мисс Минерва тепло обняла и поцеловала девушку.

– Всего самого лучшего! – сказал Джон, обращаясь к кузине. Она кивнула головой, но ничего не ответила. Джон видел, что ее глаза полны слез.

Мисс Минерва вскоре ушла в гостиную. Джон, почувствовав себя лишним, тоже удалился. Он не хотел мешать кузине и ее жениху. Пошел по берегу. Бледная луна плыла между сверкающими звездами, кокосовые пальмы поэтично перешептывались. Джон вспомнил сцену, виденную им на «Президенте Тайлоре»: свою кузину в объятиях Дженнисона, любовь молниеносная и всепокоряющая. Теперь он был свидетелем заключительного акта. Барбара была из семьи Уинтерслипов и не предназначалась ему в жены, но почему же его сердце так болезненно сжалось, когда он узнал о помолвке? И вдруг чувство одиночества снова охватило его.

Джон увидел, что он медленно идет по направлению к отелю «Рифы и пальмы»… Карлотта сидела в опустевшем вестибюле отеля за конторкой, озабоченно нахмурив лоб.

– Как кстати вы пришли! – воскликнула она. – Я положительно выбиваюсь из сил.

– Арифметика?

– Да, сложные дроби. Надо представить счет Брэдам.

– Разрешите помочь вам?

– Ах, как это сложно! – Карлотта подняла глаза и Джону захотелось вышвырнуть все эти цифры на берег. – Мистер Брэд уехал во вторник, и если наш жилец отсутствует дольше трех дней, то мы не берем с него за пансион. Сколько же это выходит? Нет, считайте, я не могу.

– Но ведь вы же берете за это время за комнату?

– Да, надо было бы, но папа обычно не берет ничего.

Джон стал считать.

– Так, сколько же Брэды платят за пансион?

Карлотта назвала сумму. Бостонец начал вычислять, но даже такой опытный банковский деятель, как Джон, не смог сразу разобраться в этих сложных расчетах. Он нахмурился.

Передняя дверь отеля стукнула. Джон увидел входившего молодого гавайца Дика Каолу. Он нес под мышкой большой пакет в газетной бумаге.

– Мистер Брэд дома?

– Он еще не вернулся! – ответила Карлотта.

– Я подожду его.

– Мы не знаем, где он и когда вернется.

– Он скоро будет здесь! – заявил гаваец уверенным тоном. – Я подожду на lanai. – И он исчез в боковую дверь.

Джон и Карлотта переглянулись.

– Мы сдвинулись с мертвой точки, мы идем вперед… – прошептал Джон и бросился к телефонной будке.

Вызвав Чана, он попросил его немедленно приехать в отель.

– Чрезвычайно теплые поздравления, – услышал он голос Чана. – Вы первоклассный сыщик. Если мой мотор не замолкнет в отчаянных судорогах, то я вступаю с вами в немедленное общение.

Джон, улыбаясь, вернулся к Карлотте.

– Чарли летит к нам на своем форде. А теперь давайте считать. Комната с пансионом миссис Брэд – шестнадцать долларов; мистер Брэд: за неделю за комнату и пансион минус четыре дня пансион – всего девять долларов двадцать два цента.

– О, как я вам благодарна! – воскликнула девушка.

– Но за это расскажите мне что-нибудь о вашем детстве, хорошо?

Карлотта доверчиво улыбнулась.

– Вы были когда-нибудь счастливы?

– Как вам сказать!? Вполне счастлива – нет, не была. Разве вот тогда, на пароме…

– Я до сих пор помню, как вы смеялись над моим цилиндром.

– Надеюсь, что вы мне это простили?

– За что прощать? Мне так приятно, что я доставил вам случай похохотать. Ну вот, а теперь вы опять взгрустнули…

– Я вспомнила папу.

– Не грустите, все будет хорошо! – И Джон положил свою руку на узкие смуглые ручки Карлотты. Девушка осторожно освободила их.

– Давайте считать дальше! В номер подано семь бутылок сельтерской. По тридцати пяти центов…

– Что такое? Ах, да, счет Брэда. Совершенно верно! Еще два доллара сорок пять центов. Послушайте, почему это под тропиками звезды кажутся такими близкими?…

Карлотта рассмеялась.

– Да, не забыть еще о чемодане и другом багаже. Три доллара за доставку из гавани.

– Вот как! А это не слишком дорого? Ну, что ж, напишем… Говорил ли я вам когда-нибудь, что вся эта естественная красота окружающей дивной природы наложила свой отпечаток на ваше личико? Среди такой красоты можно только…

– Миссис Брэд три раза подавали обед в комнату; надо прибавить за это семьдесят пять центов.

– Какая расточительная женщина! Мистера Брэда ожидает здесь несколько неприятностей, в том числе ваш счет. Я записал. Еще что?

15
{"b":"3542","o":1}