ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В среду в банке, где Джон менял деньги, он встретился с миссис Мейнард, с которой он познакомился на пароходе.

– Собственно говоря, вы не достойны того, чтобы с вами разговаривать! – сказала старушка. – Вы ни разу не удосужились навестить меня.

– Я был очень занят.

– Слышала, слышала! Конкурируете с полицией в деле розыска преступника? Но все-таки оставьте на время общение со всякими подозрительными личностями и приезжайте сегодня вечером ко мне вместе с мисс Минервой. У меня соберется небольшое общество, а затем предполагается купанье при лунном свете.

– Благодарю вас, постараюсь быть!

Попрощавшись с почтенной старушкой, Джон направился на угол Форта и Кинг-стрит, где стоял его автомобиль. И вдруг его взгляд упал на знакомую фигуру: по улице шел развязной походкой Боукер в сопровождении Уилли Чана, тихоокеанского чемпиона гольфа.

– Здравствуйте, Боукер! – крикнул Джон.

– А, мистер Уинтерслип! Очень рад вас видеть! Недавно вспоминал о вас. По случаю перемены профессии я решил устроить маленькую пирушку и был бы очень рад, если бы вы присоединились к нам.

– Что? Вы меняете профессию? Вы рau?

– Pau? Вот именно! Конец скитанью по семи морям. Кстати, не слыхали ли, не продается ли где-нибудь небольшая газета? Я мог бы хорошо заплатить.

– Какая быстрая перемена вашей жизни!

– Правда?

– Да, сэр, здесь страна неожиданностей! Но нам надо спешить. До свиданья, сэр!

Дома Джон нашел телеграмму от Агаты Паркер. В ней стояло только одно слово: «Ничто». Джон скомкал телеграмму. Ну, что ж, разрыв, так разрыв. Ему это было теперь совершенно безразлично. Собственно говоря, он никогда не был особенно влюблен в свою невесту. А Агата, конечно, скоро найдет солидного, уравновешенного человека, без пристрастия к приключениям и шатаниям по чужим странам. Конец!

В три четверти восьмого Джон достал купальный костюм и направился к миссис Мейнер. Старушка встретила его в высшей степени радушно и познакомила со всеми присутствующими. В числе их была и Карлотта в сопровождении красавца-лейтенанта Бусза.

Изящная светская болтовня наполняла комнату. И вдруг резкий высокий голос молодого человека в круглых очках прорезал воздух: «В клубе получена телеграмма от Джое Кларка».

Шум голосов стих, и все с интересом ожидали продолжения.

– Кларк – это наш профессиональный игрок в бейсбол! – пояснил Джону молодой человек. – Месяц тому назад он отправился в Европу выступать против англичан.

– Он победил?

– Нет, в эндшпиле был побит Хагеном, но оказалось, что он побил рекорд на дальность расстояния.

– Вполне понятно! – заметил пожилой джентльмен. – Ни у кого другого нет такого сильного и широкого запястья, как у него.

Джон заинтересовался этим разговором.

– Удивительно, что вы обращаете на это внимание! – сказал он.

Пожилой джентльмен улыбнулся.

– У нас всех здесь довольно крепкие запястья. Это объясняется купаньем при сильном прибое. Одно время Джое Кларк был чемпионом. Целыми часами он носился в океане, борясь с прибоем, и в результате добился необычайного развития запястья. Я сам был свидетелем того, как он гнал мяч триста восемьдесят метров. Держу пари, что он произвел фурор среди англичан.

Кто-то из гостей заметил, что пора купаться. Все пошли в особую комнату для переодеванья. Джон, улучив момент, сказал Карлотте:

– Я буду ждать вас на берегу.

– Но вы же знаете, что я здесь с Джонни?!

– Знаю, но вы обещали флоту отдать только конец недели; люди, старающиеся протянуть конец недели до следующей среды, не заслуживают особого внимания.

Карлотта рассмеялась.

– Хорошо, я обожду вас.

Быстро переодевшись в купальный костюм, Джон вышел на берег. Вскоре появилась и Карлотта, тоненькая и стройная, при лунном свете казавшаяся особенно хрупкой и воздушной.

– К дальнему плоту! – скомандовал Джон.

– Есть!

Они бросились в теплую серебристую воду и весело поплыли. Через какие-нибудь пять минут оба уже сидели на плоту. С Алмазной горы им подмигивал маяк; по ту сторону рифа мерцали лампионы китайских лодок; берег Гонолулу имел вид длинного ряда сверкающих звезд, регулируемых динамо-машинами.

Такое место было вполне подходящим для признания в любви, и Джон подвинулся поближе к Карлотте.

– Кэри, дорогая! Я хотел бы быть вам самым близким человеком в мире. Конечно, если мне удастся убедить вас смотреть на будущее такими же глазами, как я сам. Милая, если бы вы…

За их спиной раздалось фырканье, и, обернувшись, они увидели лейтенанта Бусза, взбиравшегося на плот.

– Я плыл целых четверть часа под водой, чтобы поразить вас неожиданным появлением.

– Вы достигли своей цели! – проговорил Джон, не обнаруживая особой радости.

Лейтенант уселся на плоту.

– Какая ночь! Везде и всем буду рассказывать о ней.

– «Везде и всем!» – повторил Джон. – А когда вы намереваетесь убраться из Гонолулу?

– He знаю, наверное, завтра. Будь моя воля, я вообще никогда не уехал бы отсюда. Правда, Кэри?

– Да, Джонни! Ужасно тяжело расставаться с Гонолулу. Мне придется скоро уехать, и я чувствую, что мне будет нелегко. Кто знает, может быть я последую примеру пловца Ваиоли и спрыгну с парохода, когда он будет проходить мимо Вайкики.

Несколько секунд все молчали.

– О чем вы говорили сейчас, мисс Карлотта? – спросил Джон.

– О Вайоли! Я вам никогда не рассказывала о нем? Он был один из наших лучших пловцов; его уговорили поехать на состязания на материк. Но он был человек с очень сентиментальной, нежной душой и никак не решался покинуть Гаваи. Его все-таки убедили, и в один прекрасный день он, с печальным лицом, сел на «Матсонию». А когда пароход проходил мимо Вайкики, он спрыгнул в воду и приплыл на сушу. И с тех пор его нога никогда уже не ступала больше на пароход.

Джон вскочил.

– Не знаете ли вы, который час?

– Мы поплыли сюда около половины девятого.

– Извините, но я должен вас покинуть! – быстро заговорил Джон. – Мне необходимо побывать еще на «Президенте Тайлоре», он сегодня уходит. До свиданья!… Ах… Вот что Кэри! Мне необходимо видеть вас еще раз сегодня. Я не знаю, когда я вернусь. Вечером буду у мисс Мейнар. Вы подождете меня там? – прибавил он серьезным тоном.

– Хорошо!

– Очень рад! – Джон на минуту заколебался. «Пожалуй, опасно оставлять любимую девушку на плоту в эту дивную ночь при лунном свете и с этим красавцем лейтенантом? Но делать нечего. Да, надо спешить», – и он нырнул в воду.

Высунув голову на поверхность, он услышал голос лейтенанта.

– Ну, старина, да кто же так прыгает! Хотите, покажу?

– Пошел ты к черту! – пробурчал про себя Джон и быстро поплыл к берегу. Бросился в комнату для переодеванья, надел костюм и чуть не опрометью выбежал на улицу. Извиняться перед хозяйкой было некогда. Добежал до своей виллы. Хаку подремывал в гараже.

– Викивики! – закричал Джон. – Скажи шоферу, чтобы скорее подавал автомобиль! Где мисс Барбара?

– Я видел ее на берегу! – прошептал испуганно Хаку.

Барбара сидела в саду на скамейке.

– Дорогая моя! – обратился к ней Джон. – Я знаю, кто убил твоего отца.

– Что-о? Ты знаешь? – Да, сказать тебе?

– Нет, нет! Этого я не вынесу, это слишком ужасно.

– Так, значит, ты… догадываешься?

– Да, но это только предположение, догадка. Я не могла этому поверить, я не хотела верить. Я уезжала отсюда на несколько дней, чтобы отделаться от этой ужасной мысли… Но скажи мне…

– Сейчас мне некогда, потом! – И Джон бросился к автомобилю.

– Джон! Джон! – закричала ему мисс Минерва. – Как хорошо, что ты вернулся. Видишь ли, сегодня сюда приходил один адвокат осматривать дом. Он сказал мне, что за неделю до смерти Дэн говорил с ним относительно изменения текста завещания.

– Что ты говоришь? Это очень важное обстоятельство. Тетя Минерва! Поезжай сейчас же к Хэллету, расскажи ему об этом и передай, что я уехал на «Президент Тайлор». Пусть он немедленно пришлет туда Чана. Мне некогда!

26
{"b":"3542","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Петровы в гриппе и вокруг него
Гражданин
О режиссуре фильма
Ты за это заплатишь
Маленькая хозяйка Большого дома
Лето на десерт и не только
Драконий отбор, или Пари на снежного
Бинокль для всевидящего ока
Остров кошмаров. Топоры и стрелы