ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, это Джим Бредшоу, репортер местной газеты.

— Жаль, я не успел воспользоваться случаем и прорекламировать наш фильм.

— Оставьте меня в покое с вашим фильмом! — вздохнула Шейла.

«Океаник» медленно приближался к берегу. Шейла разочарованно оглядела набережную — она рассчитывала по меньшей мере на то, что ее встретит хор школьниц в белых платьях и с гирляндами цветов. Так было в ее первый приезд сюда, но повторения этой церемонии, видимо, ожидать не следовало, тем более что было всего лишь семь часов утра.

— Смотрите, Юлия! — внезапно воскликнула она и замахала платочком.

— А кто это рядом с ней? — спросил ван Горн. — Похоже на то, что и Тарневеро здесь.

— Да, это Тарневеро, — подтвердила Диана Диксон.

— Но как он попал сюда?

— Я вызвала его, — спокойно ответила Шейла. — Что случилось, Анна? — спросила она у подошедшей горничной.

— Явились таможенники и приступили к осмотру вещей. Было бы лучше, если бы вы присутствовали при осмотре.

— Да, да, иду, — и Шейла вместе с горничной ушла в каюту.

— Что ты скажешь на это? — с возмущением пробурчал ван Горн. — Она дошла до того, что посылает в Голливуд за этим ясновидцем и вызывает его к себе!

— Но Тарневеро творит чудеса! — возразила Диана. — Он рассказал мне очень любопытные подробности из моего прошлого и предсказал много интересного. Я не предпринимаю ничего без того, чтобы не посоветоваться с ним, и Шейла поступает точно таким же образом.

Вал Мартино покачал головой.

— Все вы помешались на этих гадалках и прорицателях! Бегаете к ним и выкладываете свои секреты. Представьте, что произойдет, если один из таких субъектов вздумает написать мемуары и выложит все ваши тайны!

— Бедная Шейла! — сказал ван Горн, задумчиво глядя на берег. — До чего трогательна ее вера в Тарневеро! Кажется, она хочет спросить его, выходить ли ей замуж за Аллана.

— Разумеется, — кивнула Диана. — Она послала телеграмму Тарневеро на следующий день после того, как Джейнс сделал ей предложение. В этом нет ничего удивительного, брак не шутка.

Мартино пожал плечами.

— С таким же успехом она могла спросить и у меня. Для киноматографа Шейла уже стара. Срок ее контракта истекает через шесть месяцев, и мне известно — разумеется, это между нами, — что он не будет возобновлен. Ей следовало бы не упускать этого короля алмазов…

Формальности, связанные с прибытием в порт, были наконец закончены, и «Океаник» причалил.

Первой сбежала на берег Шейла Фен и заключила в объятия свою секретаршу. Радость Юлии была неподдельной.

— Шейла, для тебя все готово. Мы с Джессупом наняли китайца-повара, который готовит просто сказочные блюда!

Шейла повернулась к стоявшему рядом с Юлией мужчине.

— Тарневеро, как хорошо, что вы откликнулись на мою просьбу! Я знала, что на вас можно положиться!

— В этом не приходится сомневаться, — серьезно ответил тот.

Вслед за Шейлой на берег сошли Аллан Джейнс и Бредшоу. Джим поздоровался с Юлией так тепло, словно вернулся после многомесячного отсутствия. Аллан подошел к Шейле.

— Я с нетерпением буду ожидать ответа, — сказал он. — Вы позволите мне прийти к вам после обеда?

— Разумеется, — ответила Шейла. — А вот и Юлия, вы ведь слышали о ней? Юлия, скажи, пожалуйста, мистеру Джейнсу наш адрес.

Юлия продиктовала адрес, и Аллан поспешил проститься.

— Одну минуту, — остановила его Шейла. — Я хочу познакомить вас с моим давнишним другом из Голливуда. Тарневеро, идите сюда.

Мужчина приблизился. Джейнс удивленно взглянул на него.

— Тарневеро, я хочу познакомить вас с Алланом Джейнсом, — сказала Шейла.

— Очень приятно, — сказал англичанин и, протянув руку, тоже посмотрел на своего нового знакомого.

Его тонко очерченное лицо с правильными чертами, умные глаза производили приятное впечатление. В то же время от него исходило ощущение не то угрозы, не то силы, но не той физической силы, которой был наделен Аллан, а совсем иного рода, и это вызывало какое-то беспокойство.

— Простите, я спешу, — пробормотал Джейнс и удалился.

Оказалось, что Тарневеро снял номер в отеле «Грандо». Шейла предложила подвезти его.

— Вы долго пробудете здесь? — спросил Тарневеро, усаживаясь в машину.

— Примерно две недели займет работа над фильмом, а потом мне хочется немного отдохнуть. Тарневеро, вы мне нужны. Я так устала…

— Вам незачем говорить об этом. Я все вижу.

Проницательный и холодный взгляд Тарневеро многим внушал страх.

— Я так благодарна вам за то, что вы приехали, — сказала Шейла.

— Не за что, — ответил Тарневеро. — Вы сообщили мне, что я вам нужен, и этого было достаточно. К тому же я тоже чувствую потребность в отдыхе.

Они подъехали к отелю.

— Мне необходимо поговорить с вами, — сказала Шейла. — Я хочу попросить у вас совета. Видите ли, я…

Тарневеро прервал ее движением руки.

— Не рассказывайте ничего. Позвольте мне самому сказать вам все.

Шейла взглянула на него. В глазах ее светилось удивление.

— О, разумеется! Но я нуждаюсь в вашем совете, Тарневеро. Вам придется снова помочь мне…

Он кивнул.

— Во всяком случае, я попытаюсь помочь вам. Приходите в одиннадцать часов. Я живу в девятнадцатом номере.

— Да, да, — ответила Шейла. Голос ее дрогнул. — Я должна еще сегодня принять решение. Я приду.

Тарневеро попрощался и вышел из машины.

В холле отеля к нему обратился портье:

— Простите, сэр, с вами хочет говорить какой-то господин.

Тарневеро обернулся и увидел толстого китайца, направляющегося к нему удивительно легкой для его комплекции походкой с выражением сонливой тупости на лице.

— Тысячу раз прошу прощения, — сказал, кланяясь, китаец. — Позвольте спросить, я имею честь говорить с великим Тарневеро?

— Да, я Тарневеро. Что вам угодно?

— Позвольте попросить у вас несколько минут внимания, — продолжал китаец. — Меня зовут Гарри Винг, я скромный коммерсант. Не соблаговолите ли вы побеседовать со мной с глазу на глаз?

Тарневеро пожал плечами.

— Ради чего?

— У меня к вам очень важное дело. Быть может, вы согласились бы…

Тарневеро взглянул на непроницаемое лицо китайца и вздохнул.

— Пойдемте, — сказал он и повел его за собой.

Гардины на больших окнах номера Тарневеро были отдернуты. По своему обыкновению он выбрал комнаты на солнечной стороне, и китаец стоял перед ним, ярко освещенный солнечным светом.

— Итак? — спросил Тарневеро.

— Вы — знаменитый Тарневеро, — начал Гарри Винг. — Весь Голливуд преклоняется перед вами. Вам дано сорвать черную завесу и заглянуть в будущее. Для обыкновенного смертного будущее темно, как ночь, но для вас оно, говорят, прозрачно, как стекло. Позвольте сообщить вам, что ваша слава последовала за вами, словно тень, и на Гавайи. Слухи о вашей чудесной силе, словно вихрь, пронеслись по городу.

— Вот как?

Тарневеро, казалось, был польщен.

— Позвольте быть с вами откровенным… В тихий и мерный бег моей жизни вторглось нечто неожиданное. Мне представилась возможность объединить дело с предприятием одного из моих двоюродных братьев из северной провинции. Будущее озарено ослепительным сиянием. И все же меня терзают сомнения. Принесет ли мне это объединение радость? Столь ли честен мой двоюродный брат, как я полагаю? Могу ли я довериться ему? Одним словом, я хочу приподнять завесу над будущим и готов щедро вознаградить вас.

Тарневеро прищурил глаза и внимательно оглядел своего неожиданного посетителя. Китаец оставался неподвижным, словно изваяние Будды. На мгновение взгляд Тарневеро застыл на незримой точке на жилете китайца — как раз под карманом для часов.

— Это невозможно, — заявил он. — Я приехал сюда отдыхать и не склонен…

— Но ходят слухи, — не дал ему договорить китаец, — что вы все же допустили исключение…

— Только из-за дружеского расположения к одному из директоров отеля, причем консультация была совершенно бесплатной.

2
{"b":"3544","o":1}