ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Счастливого пути, — пожелал ему Файф.

— Благодарю вас. Вы позволите мне попросить у вас еще одну сигарету? Спасибо, вы очень любезны.

У двери он остановился и обратился к начальнику полиции:

— Могу я попросить вас об одной услуге?

Джексон засмеялся.

— Пожалуйста. Я слушаю вас.

— Посадите меня до утра под замок… На улице столько соблазнов. Не могу же я, имея в кармане столько денег… Одним словом, заприте меня и отпустите только утром.

— С удовольствием. Прошу вас, — начальник полиции направился к двери.

Чан обратился к Файфу:

— Должно быть, вас ждут в театре? Благодарю от всего сердца за искренний рассказ.

— Да, мне пора… — Файф помедлил. — Инспектор, я был бы вам очень признателен, если бы все, что я вам рассказал, сохранилось в тайне.

— Боюсь, мне не удастся выполнить вашу просьбу. Но я сделаю все, что в моих силах.

— Во всяком случае, я вам очень благодарен. Вы вели себя чертовски деликатно.

Не успела за Файфом закрыться дверь, как вернулся Джексон.

— Итак, Тарневеро, — сказал он. — А вы построили все следствие именно на его показаниях. Как это непохоже на вас.

Чан угрюмо кивнул.

— Будь у меня свободное время, я забился бы в темный угол, чтобы там пережить свой позор… Итак, дело принимает совершенно иной оборот.

— Что вы хотите этим сказать? — изумился Джексон. — Разве расследование не закончено?

— Вы так полагаете?

— Я в этом убежден. Утром Шейла Фен призналась Тарневеро, что она убила Денни Майо, который был его братом, а вечером она уже была мертва. Ответ напрашивается сам собой, и я немедленно же отдам приказ об аресте Тарневеро.

Чан протестующе поднял руку.

— Нет, нет, не надо этого делать. Вы забыли, что у него имеется алиби, непоколебимое, как каменная стена.

— Не сомневаюсь в том, что оно вымышленное. Или старики лгут, чтобы защитить его, или ему удалось обмануть их так же, как нас.

— Мне эта версия представляется маловероятной.

— Что с вами, Чарли? Алиби Тарневеро — пустяк…

— Вы забываете еще об одном пустяке. Почему вчера Тарневеро сказал, что он сообщит мне нечто, касающееся личности убийцы Денни Майо? Нет, от разгадки мы еще далеко.

— Не понимаю вас, Чарли.

— Показания Файфа проясняют лишь одно обстоятельство. Теперь понятно, почему Тарневеро не хотел допустить, чтобы я познакомился с письмом Шейлы Фен. Он опасался, что я уличу его во лжи относительно беседы с ней. Если бы это письмо попало ко мне в руки, то карточный домик его лживых построений мог бы рухнуть. На счастье Тарневеро, текст письма был таков, что оно могло быть воспринято как подтверждение его рассказа. «Пожалуйста, забудьте о том, что я рассказала вам сегодня утром. Я сошла с ума!»

После некоторого раздумья Чан добавил:

— Тарневеро со свойственным ему хладнокровием попытался запутать все нити. И все же я не думаю, что он убил Шейлу Фен.

— Но в таком случае я не представляю себе, в каком направлении действовать дальше.

— У нас имеется вот это, — Чан показал булавку с бриллиантами. — Я попрошу вас внимательно осмотреть ее.

Джексон долго разглядывал булавку.

— Ну и что? Отломан кончик, — наконец с недоумением произнес он.

Чаи кивнул.

— Вы правы. И если нам удастся найти этот отломанный кончик, то мы достигнем цели.

— Что вы хотите этим сказать? — начальник полиции беспомощно взглянул на инспектора.

— Почему булавка оказалась сломанной? Не догадываетесь? Разбивая часы, преступник попытался создать видимость борьбы. Поэтому он сорвал орхидеи с платья Шейлы Фен и растоптал их. Должно быть, при этом он наступил на булавку, она вонзилась в каблук и сломалась. По всей вероятности, убийца не заметил этого. Мне не дает покоя мысль, что надо осмотреть пол на вилле. Если на нем имеются свежие царапины…

Начальник полиции погрузился в размышление.

— Очень возможно, что все произошло именно так, как вы предполагаете. Что ж, действуйте, Чарли! Жду результатов. Всего доброго!

Выходя из полицейского управления, Чан столкнулся с Кашимо.

— Смит исчез, — объявил запыхавшийся японец.

— Вот как? Смит сидит в камере. Я уже давно нашел его.

На лице японца отразилось разочарование. Инспектор похлопал его по плечу.

— Ну-ну, не огорчайтесь! Я работаю вот уже двадцать семь лет и все еще делаю ошибки.

Глава 23

ТАИНСТВЕННЫЙ СТУЛ

Чарли ехал на виллу Шейлы Фен, втайне надеясь, что это посещение будет последним. Луна еще не взошла, и все было погружено во мрак. Почти сутки назад черный верблюд остановился перед домом Шейлы Фен и увез ее из этого мира.

Несмотря на то, что Чану была известна тайна ее прошлого, несмотря на то, что он знал, какое ужасное злодеяние она совершила, он чувствовал глубокую жалость к ней. Какими мучительными для нее были эти последние три года… «Может быть, мне суждено будет обрести когда-нибудь немного счастья. Я так тоскую о нем…» — писала она в последнем своем письме. И теперь черный верблюд смерти умчал ее в небытие.

Какими бы мотивами ни руководствовался убийца, поступок его был жесток и бессердечен. У Чана было только одно желание — установить, кто этот человек, и передать его в руки правосудия. Мог ли он надеяться на то, что булавка, лежавшая у него в кармане, приведет к цели?

Дверь отворил, как обычно, Джессуп.

— Сэр, я ждал вас. Какая прекрасная погода для прогулки!

Чан улыбнулся.

— Я слишком занят, чтобы обращать внимание на погоду.

— О, я знаю, как вы перегружены работой. Позвольте осведомиться, нет ли чего-нибудь нового в нашем деле?

— Увы, нет, — развел руками инспектор.

— Мне очень жаль. Кого вам угодно повидать? Мисс Юлия и мистер Брешоу на пляже.

— Мне угодно повидать пол в этом доме, — ответил Чан.

Джессуп удивленно поднял брови.

— В самом деле, сэр? Мой почтенный отец говорил, что у стен имеются уши, но о полах…

— Порой пол тоже может сообщить кое-что любопытное. И если с вашей стороны не встретится препятствий, то я начну с гостиной.

За роялем в гостиной Диана Диксон тихо наигрывала незатейливую мелодию.

— Вы кого-нибудь ищете? — спросила она вместо приветствия.

— Да, и надеюсь, что в конечном счете мне удастся найти его.

— Так вы еще не выяснили, кто убил бедную Шейлу?

— Пока мне об этом неизвестно. Скажите, а почему вы не на пляже? Там так хорошо в этот час.

— Не хочется.

— Вы, наверное, тяготитесь вынужденным одиночеством? Здесь нет достойного вас общества.

Заметив нетерпеливый взгляд Чана, она спросила:

— Что вы собираетесь делать в доме?

— Как это ни странно, но я хотел бы остаться один. Можно вас попросить пройти на террасу, пока я займусь осмотром?

— Может быть, вам нужна моя помощь?

— Боюсь, в присутствии такого очаровательного существа, как вы, мисс Диксон, мне трудно будет сосредоточиться на работе.

Отворив дверь, он добавил:

— Право, вы сделаете мне большое одолжение…

Диана с явной неохотой прошла на террасу. Чан закрыл за ней дверь. Он сознавал, что порой из-за своей полноты мог производить смешное впечатление.

Включив свет, инспектор, кряхтя, опустился на колени и, достав из кармана лупу, приступил к осмотру. Он изрядное количество времени поползал по полу, прежде чем обнаружил несколько свежих царапин.

Тяжело дыша, Чан с трудом выпрямился и прошел в столовую. Джессуп у буфета бережно складывал столовое серебро.

— Я вижу, вы еще не убрали обеденный стол, — сказал инспектор.

— Стол не сдвигается. Средние доски вделаны в него наглухо. По-видимому, прежние хозяева были очень гостеприимные люди и принимали большое количество гостей.

— Тем лучше, — Чан с удовольствием посмотрел на голый паркетный пол. Лишь у дверей лежал небольшой коврик. — Я попрошу вас расставить вокруг стола десять стульев так, как они стояли накануне. Джессуп молча повиновался.

34
{"b":"3544","o":1}