ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарневеро взял лежавшую на столике сумочку и осмотрел ее содержимое.

— Ничего интересного, — разочарованно пробормотал он, — несколько долларов и мелочь. Я надеялся, что Шейла где-нибудь записала имя, которое хотела сообщить мне.

— На такую счастливую случайность мы не вправе надеяться, — вздохнул Чан. — Если при ней и находилось письмо для вас, то в настоящее время оно в руках убийцы. Нам предстоит долгий путь… Пошли, здесь больше нечего делать.

Выйдя из павильона, Чан запер дверь.

По пути к дому он мысленно перебирал имеющиеся факты. В две минуты девятого остановились часы. Сорваны с платья и брошены на пол орхидеи. Булавка, которой они были приколоты к платью, исчезла. На стекле столика свежие трещины. Что ж, для начала достаточно. В гостиной они увидели Вала Мартино и Джейнса. Аллан казался очень взволнованным.

К Тарневеро приблизился Джессуп и, наклонившись, шепнул:

— Прошу прощения, сэр, но из-за всех этих волнений я совсем забыл…

— О чем вы забыли?

— Забыл передать вам письмо, — и он вытащил из кармана продолговатый изящный конверт. — Мисс Фен попросила передать его вам, как только вы прибудете сюда.

Тарневеро протянул руку, чтобы взять конверт, но Чан опередил его.

— Очень сожалею, что принужден вмешаться, но в настоящее время здесь распоряжается полиция.

— Разумеется, сэр. — согласился Джессуп и удалился.

Чан размышлял. Неужели это правда? Неужели у него в руках находится ключ к разгадке убийства? Он обменялся с Тарневеро многозначительным взглядом и сделал шаг к настольной лампе, но в этот момент свет погас. Раздался глухой удар, возглас и звук падения грузного тела.

Со всех сторон послышались взволнованные голоса, просившие включить свет, и вслед за этим вспыхнули лампы в стенных канделябрах.

Чан медленно поднимался с пола.

— Говорят, что порой даже Юпитер спит, — сказал он, обращаясь к Тарневеро. — Я должен сознаться, что совершил большую оплошность.

Взглянув на крошечный обрывок конверта в руке, он добавил:

— По-видимому, большая часть этого письма отправилась путешествовать.

Глава 5

ЧЕЛОВЕК В ПЛАЩЕ

Некоторое время глаза инспектора были устремлены на обрывок письма. Да, его противник молниеносно быстр в своих решениях.

Чан попытался справиться со своими чувствами. Он знал, что гнев — это яд, разрушающий разум, а ведь в предстоящем поединке ему необходимо быть во всеоружии. «Тем лучше, — подумал инспектор, — тем будет слаще сознание победы. Преступник, убивший Денни Майо, а затем пожертвовавший жизнью Шейлы Фен для того, чтобы сохранить свою тайну, понесет заслуженную кару…»

Тарневеро насмешливо посмотрел на него.

— Я очень сожалею, но в настоящее время здесь распоряжается полиция, — подчеркивая каждое слово, сказал он.

Чан кивнул головой.

— Ваше замечание как нельзя более справедливо. Никогда ничего подобного в моей жизни не случалось. Но я даю вам слово, — и он обвел взглядом присутствующих, — что преступник жестоко поплатится. Я сегодня не в настроении подставлять под удар вторую щеку.

Вытащив из кармана носовой платок, инспектор поднес его к щеке. Пятнышко крови на полотне платка свидетельствовало о том, что на руке, нанесшей удар, было кольцо. Удар пришелся по правой щеке, значит, он был нанесен левой рукой. Ван Горн носил на левой руке широкое кольцо с печаткой. На левой руке Вильки Баллоу мерцал бриллиант. Инспектор посмотрел на руки остальных гостей, но ни Мартино, ни Джим Бредшоу, ни Тарневеро, ни Джейнс не носили колец.

Тарневеро поднял руки.

— Я попрошу вас начать с меня, — сказал он. — Полагаю, вам придется обыскать всех присутствующих.

Чан улыбнулся.

— Уж не настолько я бездарен. Я не допускаю мысли, что лицо, нанесшее мне удар, продолжает хранить письмо при себе.

Тарневеро опустил руки. Не было никакого сомнения в том, что он придавал письму очень большое значение и не был согласен с выводами Чана.

Инспектор внимательно осмотрел лампу. Шнур от нее тянулся к розетке у пола.

Выдернутый штепсель являлся доказательством того, как прост был по своему замыслу план преступника. Наступить на шнур, выдернуть штепсель — и лампа должна была погаснуть.

Вздохнув, Чан зажег лампу.

— Не стоит напрасно тратить время на бесплодные поиски письма. Я предпочту побеседовать с каждым из вас и выяснить, что он делал сегодня в две минуты девятого, — сказал он. — Мистер Баллоу, вы мне более знакомы, чем остальные, поэтому позвольте начать с вас. Не угодно ли вам сообщить, в качестве кого вы находитесь здесь?

— Чего ради я должен вам отвечать? — высокомерно произнес Вильки.

— Произошло убийство, — нахмурился Чан. — Я отдаю должное положению, занимаемому вами в обществе, и все же настаиваю на том, чтобы вы ответили на мой вопрос.

— Нас с женой пригласила мисс Фен, — нехотя ответил Баллоу. — Мы с ней старые друзья.

— Вы были знакомы еще в пору вашего пребывания в Голливуде?

— Да.

— Ваша супруга в прошлом актриса?

— Совершенно верно… И что же?

— Вильки, почему ты так резок? — вмешалась Рита. — Совершенно верно, инспектор, я снималась в фильмах, мое артистическое имя — Рита Монтень… И если мне будет позволено упомянуть об этом, то имя мое пользовалось известностью.

Чан поклонился.

— Иначе и быть не могло при вашей внешности. Позвольте спросить, как давно вы замужем?

— Три года.

— До замужества вы жили в Лос-Анджелесе?

— Разумеется.

— Быть может, вы вспомните, не бывал ли мистер Баллоу до вступления с вами в брак в Лос-Анджелесе?

— О, да. В течение нескольких месяцев он одолевал меня просьбами о том, чтобы я пожертвовала своей артистической карьерой.

— Какое все это имеет отношение к смерти Шейлы? — недовольно проворчал Баллоу. — Инспектор, я полагаю, что вы преступаете границы своих полномочий. Берегитесь, мое слово обладает весом…

— Простите, — мягко прервал его Чан. — В какое время вы прибыли сюда сегодня вечером?

— В половине восьмого, — ответил Баллоу. — Мы были приглашены к половине девятого. Приглашение было передано по телефону, и моя жена, по своему обыкновению, оказалась недостаточно внимательной.

— В половине восьмого, — повторил инспектор, не дав Рите возможности возразить мужу. — Я попрошу вас рассказать, что вы делали с момента вашего прибытия на виллу.

— К чему все это? — кипятился Беллоу. — Уж не думаете ли вы, что я убил Шейлу? Честное слово, вы вынудите меня сообщить о вашем поведении кому следует. Знаете ли вы, кто я?

— А кто ты такой? — вмешалась Рита. — Почему бы тебе не ответить на вопрос инспектора?

Она повернулась к Чану.

— Мы прибыли сюда в половине восьмого и после краткой беседы с Шейлой отправились на пляж взглянуть на купающихся. Я полагаю, это было без четверти восемь.

— И как долго вы пробыли там?

— Я была там, пока Джессуп в половине девятого не позвал нас в дом. Примерно за десять минут до этого пришел ван Горн.

— Значит, в две минуты девятого вы находились в обществе вашего мужа на пляже. Не слышали ли вы криков?

— Нет, не слышала. За исключением возгласов и смеха купающихся, но ведь вы имеете в виду нечто иное.

— Благодарю, это все, о чем я хотел спросить вас.

В гостиную тихо, как тень, вошла Юлия.

Чан поклонился.

— Добрый вечер, мисс. Надеюсь, вы извините мое присутствие. К сожалению, до сих пор я не имел чести быть представленным вам. Быть может, вы позволите спросить, кто вы?

Бредшоу приблизился к инспектору и объяснил, каково положение Юлии в доме Шейлы Фен.

— Примите мое искреннее соболезнование, — сказал Чан, — но формальности ради я вынужден спросить вас, Джим, что вы делали сегодня вечером?

— Я приехал сюда часов в шесть. Примерно без двадцати восемь, перед тем как отправиться купаться, мы видели здесь в последний раз мисс Фен. Она беседовала с супругами Баллоу и с мистером Джейнсом.

8
{"b":"3544","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Соблазни меня нежно
Переписчик
Среди садов и тихих заводей
Отбор для Темной ведьмы
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Владелец моего тела
Замуж за варвара, или Монашка на выданье
Стигмалион