ЛитМир - Электронная Библиотека

– Раз в жизни поручил тебе серьезное дело, и ты так меня подвел, ну какая безответственность!

– Милый папа, я тронут теплым приемом, но не надо больше комплиментов, ты смущаешь меня. Да, я действительно провел полдня в городе ради тебя…

– …вот именно! А я просил быть в порту и встретить мистера Чана!

– Минутку, папа, не заставляй меня быть невежливым. Мое почтение, миссис Джордан! Как поживаешь, Виктор? А это, как я догадываюсь, мистер Чан? Как поживаете, мистер Чан?

Тот немедленно отозвался:

– Я ужасно сожалею, сэр, что не встретился с вами в порту. Уверен, что вина за это всецело ложится на меня, как я уже имел честь заметить уважаемым…

– Ничего подобного! – перебил его Иден-старший. – Вина наверняка целиком ложится на Боба. Ну когда ты поумнеешь и станешь относиться к порученным тебе делам более ответственно?

– Стану сию же минуту, если ты перестанешь кричать на меня и дашь мне наконец возможность рот открыть. Тогда я смогу рассказать, в чем дело. И еще, с вашего позволения, я все-таки сяду, так как здорово набегался и ноги меня уже не держат.

Боб невозмутимо сел, закурил и начал свой рассказ:

– Когда около пяти вечера я вышел из клуба, чтобы ехать в порт, на улице стояло одно-единственное потрепанное такси. Почему-то не хотелось мне в него садиться, но выбора не было, а следовало уже поторапливаться. Сев в машину, я сразу же понял, что его водитель – подозрительный тип. Почему? Ну как же, у него был шрам на щеке и огромные ослиные уши – точно, уголовник. Приехали мы в порт, и он сам предложил подождать меня! В это время «Президент Пирс» как раз швартовался у причала. Я стоял и ждал, и тут рядом со мной остановился какой-то тощенький замухрышка, в легком пальто с высоко поднятым воротником и, представьте, в темных очках. Готов поклясться, что краем глаза он внимательно наблюдал за мной. Я перешел на другое место, сделав вид, что просто затекли ноги, он, представьте, тоже! Я вовсе покинул порт, ушел подальше, прошелся по улице – он за мной! Мне ничего не оставалось, как вернуться к трапу, – тот, естественно, был рядом.

Боб сделал короткую паузу, затянулся, улыбнулся всей компании и, довольный произведенным впечатлением, продолжал:

– Я сразу сообразил: колье у мистера Чана, не стоит наводить подозрительных типов на его след. Вот я и стоял спокойно, со скучающим видом следя за пассажирами, сходящими по трапу. Через какое-то время я заметил среди них человека, похожего по описанию на мистера Чана, но никак не прореагировал. Я видел, как он смотрит по сторонам, медлит, а потом уходит, но никакого знака ему не подал. А подозрительный тип в очках все торчит рядом со мной. Когда все пассажиры уже сошли на берег, я вернулся к таксисту и расплатился с ним. Тот очень интересовался, кого это я встречал и почему не встретил, но я отделался шуткой.

Как только я отошел, около такси возник тот тип в темных очках; лопоухий, видимо, предложил ему свои услуги, и очкастый сел в такси. Они уехали, а мне долго пришлось блуждать по темным улочкам в поисках другого такси. Наконец нашел, и, когда мы тронулись, появился лопоухий в своем «замечательном» экипаже и увязался за нами. Ехал, как приклеенный, через весь город до гостиницы «Сан-Франциско». Я вошел в гостиницу через главный вход и тут же вышел через боковой на Пост-стрит, но там, около нашей фирмы, уже торчал лопоухий со своим пассажиром. Тогда мне пришлось добраться до моего клуба и там отделаться от них с помощью кухонного выхода. Ну а потом я постарался незаметно прийти сюда. Очень надеюсь, что они все еще торчат у клуба. Вот по какой причине, папочка, я не встретил мистера Чана.

Иден-старший улыбнулся.

– Ну что ж, мой мальчик, должен признать, ты оказался находчивее, чем я думал. И поступил абсолютно правильно.

И, обратившись к миссис Джордан, продолжал уже серьезным, озабоченным тоном:

– Ну что ты на это скажешь, Салли? В дополнение к тому, о чем я тебе недавно сообщил, все это создает довольно тревожную картину, не правда ли? Ведь твое колье нельзя назвать произведением ювелирного искусства, пользующимся широкой известностью. Оно все время находилось в Гонолулу, упоминаний о нем ни в светской хронике, ни в специальных изданиях нет, так что, если жемчуг похитят, вору не так уж трудно будет его сбыть. Ты не находишь, что слишком много подозрительного происходит вокруг твоего колье? Послушай моего совета, не отправляй его в пустыню, на ранчо Мэддена.

– Почему же? – энергично вмешался Виктор. – Ведь все подозрительное происходит как раз здесь, в Сан-Франциско. Как раз в пустьше колье будет в безопасности.

– Мальчик прав, – согласилась Салли. – Да и вообще, нам срочно нужны деньги. Если уж Мэдден находится в Эльдорадо и желает, чтобы колье ему доставили именно туда, так и следует поступить. И лучше сделать это сразу. Я, во всяком случае, хотела бы избавиться от него как можно скорее.

– Ну что ж, – вздохнул Александр Иден. – Тебе решать. Значит, как и было запланировано, Боб, взяв колье, выедет сегодня же, в одиннадцать. С тем, однако, условием, что он отправится не один, как мы условились.

И ювелир бросил взгляд на китайского детектива, стоящего у окна и с интересом разглядывающего ярко освещенную улицу.

– Чарли! – окликнула его Салли Джордан.

– Слушаю вас, миссис Салли, – с улыбкой отозвался Чарли Чан.

– Что ты имел в виду, говоря, что с твоих плеч свалилась огромная тяжесть?

– Что у меня начнется долгожданный отпуск, мэм. Всю свою жизнь я страстно мечтал увидеть широко известные чудеса этого континента. И вот настал долгожданный миг. Ибо, да будет вам известно, господа, находясь на корабле, я не мог предаться отдыху. Жемчуг все время отягощал мой желудок, подобно недоваренному рису. Сняв со своего живота пояс с жемчугом, я и сбросил тяжесть.

Миссис Джордан покачала головой.

– Мне очень жаль, Чарли, но я вынуждена попросить тебя съесть еще одну мисочку недоваренного риса. Во имя нашей давней дружбы.

– Боюсь, я не совсем понимаю, о чем вы говорите, миссис Салли.

В нескольких словах Салли Джордан изложила план поездки Боба Идена в Эльдорадо в его, Чана, обществе. Если китайский детектив и испытал какие-то чувства, на его лице это никак не отразилось.

– Я еду, – бесстрастно произнес он.

– Спасибо, Чарли, – тихо поблагодарила Салли Джордан, а полицейский из Гонолулу счел необходимым добавить:

– Свой долгий трудовой путь я начал с боя в резиденции Филлиморов, и в моем сердце до сих пор не увядает воспоминание о моих юных годах, прошедших в этом райском уголке, и о благодеяниях, которыми меня там осыпали. Жизнь не имеет смысла, если в ней нет места благодарности.

«Излишне цветистое высказывание», – подумал ювелир и направил разговор в более деловое русло:

– Разумеется, все издержки я покрою. Ваш отпуск продлится чуть дольше, только и всего. Мне кажется, разумнее колье хранить вам. Этот пояс на животе – очень неплохая идея. И возможно, удастся так обставить дело, что никому не придет в голову связывать вас с жемчугом.

– Хорошо, жемчуг будет у меня, – согласился Чан и взял со стола колье. – Прогоните прочь все тревоги. Колье будет передано кому следует.

– Уверена, что так оно и будет, Чарли, – улыбнулась миссис Джордан.

– Ну что ж, пожалуй, обсудили все, – заключил ювелир. – Итак, мистер Чан, вы с моим сыном отправляетесь сегодня вечером в одиннадцать часов на пароме до Ричмонда, а оттуда – поездом в Барстоу. Там сделаете пересадку на другой поезд до Эльдорадо. Таким образом, завтра к вечеру вы должны добраться до ранчо Мэддена. Если он будет на месте и все будет в порядке…

– А что может быть не в порядке? – перебил его Виктор. – Лишь бы Мэдден был там, этого уже достаточно!

– В общем-то, конечно… Впрочем, сами решите, как поступить. На месте будет виднее. Если все в порядке, отдадите Мэддену колье и получите с него расписку. И тогда ваша миссия будет выполнена. Мистер Чан, мы заедем за вами в десять тридцать, а до тех пор вы вольны делать все, что вам будет угодно.

6
{"b":"3545","o":1}