ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уф-ф, – выдохнула Лари, опуская Гвоздилу. – Я уж решила, что моя песенка допета.

– Теперь, – язвительно заметил Пакс, – уважаемая Дальк, конечно же, скажет, что данное саблезубое не представляло для нас абсолютно никакой угрозы.

– Если бы, – устало отозвалась целительница, – эта киса представляла собой угрозу, то я бы сейчас была занята сбором твоих, Винниус, кишок и, прости за неаппетитные подробности, прочего дерьма из твоего пуза по всей этой поляне.

– Я…

– Ты ведь собрался бить своей любимой молнией? – усмехнулась Дея. – А теперь посмотри на эти кусты. Внимательно посмотри.

– При чем… а-а-а… шиповник!

– Я рада, – сухо заметила целительница, – что ты запомнил хоть что-то из прикладной магоботаники.

– Странно, – неожиданно заметила Витаниэль. – Вы слышите?

– Что?

– Ничего. Птицы… их нет. Такой лес должен быть наполнен звуками, а вместо этого – тишина.

– Не поют, и хорошо, – проворчал Дак. – Терпеть не могу, когда укладываешься на боковую, а какая-то свихнувшаяся ночная птаха начинает орать прямо над ухом.

– Меня их отсутствие, – начал Винниус, – тревожит несколько по другой причине. Припоминая высказывание нашего уважаемого лидера по поводу гигантских пчел…

– Здесь нет никаких пчел!

– Скальных пантер тоже?!

– Не думаю, – заметил Дак, – что эта кошечка обитает здесь постоянно. Скорее всего, она просто забрела поваляться на травке.

– Здесь нет никаких пчел! – в третий раз повторила Дея. – Нет птиц. Это – кладбище!

– Человеческое, – не преминула уточнить Иголка, – кладбище.

– Угу, – кивнул Дак. – Был бы сейчас с нами Джотто, непременно принялся бы просвещать по части гоблинских традиций упокоения.

– Было бы о чем, – фыркнула Лари. – В котел – и все дела.

– Э, нет, – отозвался старый герой. – Так с почтенными гоблами не поступают. Сотоварищи покойника должны остаться довольны трапезой. Лучший повар племени…

– Хватит! – перебил его Шах. – Мы идем дальше.

– Дальше лес.

– И что?

– Нет, ничего.

– …А самое страшное их проклятье, – шепотом закончил Дак минуту спустя, – пожелание застрять в горле у родни. Очень плохая примета.

Лес, впрочем, закончился всего через пару сотен саженей. Дальше начинался пологий склон, усыпанный разноцветными крапинками мириадов цветов. А внизу приветливо синела роща, в центре которой проглядывало сквозь листву что-то белое.

– Витани… – начал было Шах.

– Это он, – отозвалась эльфийка. – То, зачем мы пришли сюда. Храм. Очень старый. Очень древний.

– А роща? – неожиданно спросил маг.

– Это не роща, – качнула головкой эльфийка. – Это парк.

– Парк, – согласно кивнул паладин. – Ибо не бывает деревьев, дарящих краски осени средь жаркого лета… если нет на то чьей-то воли.

– Здесь так, – Лари запнулась, подбирая подходящее слово, – все…

– Просто красиво, – сказал Дак. – Это белое сияние вершин вокруг… серые скалы… зелень леса…

– Никто не может остаться равнодушным пред такой красой, – прошептала Дея. – Даже последний гоблин…

– Ха, – немедленно отозвался Винниус. – Будь здесь наш зеленый друг Джотто, он бы глянул один раз на все эти красоты, отвернулся, рыгнул и потребовал бы устроить привал, “потому как все кишки узлом свернулись и норовят из ушей вытечь”.

– Я знаю, что это за место, – уверенно сказал Шон. – Здесь похоронен бог.

– С чего ты взял? – шепотом осведомился Шах.

– С того, – отозвался покойный герой. – Что я сам не прочь был бы обосноваться в таком хорошеньком месте. А ведь любой завалящий божок шляется в состоянии, подобном моему, куда дольше.

– Место, где покоится… – медленно произнес Шах.

– Что-что? – переспросил Винниус.

– Так это называется, – Шах, уже не таясь, развернул карту, – здесь. Вот эта красная пиктограмма.

– Храмовая тайнопись? – понимающе кивнул маг. – М-дя. В таком случае под развалинами этого храма может быть что угодно. Или кто угодно. От сокровищ или летописей давно забытого всеми культа, до самого жуткого ужаса, заточенного тысячами кровавых жертв…

– Ну что за чушь ты несешь, Пакс, – поморщилась Целительница. – Какой ужас, какие жертвы… посмотри вокруг! Ты веришь, что в этом месте могло твориться что-то подобное?

– Кровь, – парировал стремительно обернувшийся к ней маг, – хорошо удобряет землю. И, уважаемая Дальк, если судить обо всем исключительно по внешней стороне…

– Пока что…

– …то я могу привести не одну сотню примеров, – продолжил Пакс, – когда подобная или даже еще более умиротворяющая красота таила в себе кошмар куда более страшный, чем самые жуткие подземелья Темных Владык. Вспомните хотя бы Дракапского Пожирателя Душ или Кугача из Белля!

– И потом, – неожиданно поддержал мага Дак, – не знаю, кто как, а вот ежли бы меня засунули на десяток-другой веков в какую-нибудь могилу, пусть даже в самом Эдемском саду, то я бы вылез наружу отнюдь не преисполненный любовью к окружающему миру.

– Ну вот, опять, – вздохнула Лари. – Стоит нам остановиться… мы ведь уже почти дошли! И что, так и будем стоять и спорить в двух шагах от Цели?

– Нет, – спокойно сказал Шах. – Мы дойдем до нее.

* * *

– Никогда не думал, – сказал Дак, оглядываясь вокруг, – что в одном месте может быть столько кленов разных цветов. Такое, наверное, могут устроить только эльфы, а, Иголка?

– Можем, – отозвалась эльфийка. – Но никогда не делаем. И ни одному эльфу не пришло бы в голову срастить деревья в арки над аллеей. Это не эльфийская магия.

– А еще здесь совсем нет травы, – прошептала Лари. – Только мох и этот… низкий кустарник.

– Одно могу сказать, – заметил Винниус, – тот, кто устраивал все это, был большим эстетом. Посмотрите хотя бы на…

– Мостик!

Мостик из серо-голубого мрамора, перекинутый через неширокий ручей, вполне мог бы украсить собой парк летнего дворца императора Забугорной. Правда, вряд ли даже император мог позволить себе установить на подобном мостике целых четыре колонны, увенчанные переливающимися синими шарами.

– Что это?

– Какой-то очень мощный концентрат Силы. – Пакс наклонил посох и несколькими быстрыми движениями изобразил в воздухе перед собой асимметричную звезду. – Вполне может послужить Источником магу средней руки…

– Это светильники, – устало сказала Дея. – Просто светильники.

– Как здорово! – Лари Куг, схватившись за одну из колонн, взлетела на перила и, расставив руки, быстро пробежала на середину мостика. – Я бы могла бродить по этому парку бесконечно.

– Кстати, – добавила она, оглянувшись, – я уже вижу храм.

– А мне, – проворчал Шон, – все это ох как не нравится. Уж не знаю, с чего вы все стали такими восторженными ценителями прекрасного… пыльцы нанюхались или где… но по мне пахнет все это хар-рошей засадой. Один храм чего стоит…

– Это, – недоуменно спросил Дак, – храм?

– Ну, – задумчиво заметил сэр Бредмор, – однажды мне довелось отобедать в подобном… хм, сооружении. Более сохранившемся, разумеется. Только именовалось оно беседкой, стояло напротив виллы имперского сенатора и датировалось, если мне не изменяет память, периодом Поздней Республики.

– Вот и я говорю. – Дак со злостью пнул валявшийся на дорожке обломок колонны. – Разве так выглядят храмы древних богов? Больше похоже на часовню пьяной нимфы. Где идол? Где вход в подземелье? Где, наконец, Страж?!

– Определенно, что-то здесь не так, – вздохнул Шон. – Будь мы одни, малыш, я бы, пожалуй, развернулся и потопал куда подальше.

– По крайней мере, – эльфийка осторожно, словно пробуя на прочность, поставила ногу на первую ступеньку, – здесь есть алтарь.

Вышеупомянутый алтарь представлял собой прямоугольную глыбу все того же голубовато-серого мрамора, водруженную точно посредине окруженного остатками колонн пространства. Никаких изображений или надписей, как убедились участники квеста после тщательнейшего изучения, на нем не было, что, исходя из их жизненного опыта, было достаточно нетипичным явлением для Запустенья. С учетом того, что им самим пока не встретилось ничего, способного оградить сей камень от появления хотя бы надписи: “Здесь был славный гобл Вурл со товарищи…”, выглядело это крайне подозрительно.

39
{"b":"35481","o":1}