ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Угу, – кивнул герой. – Особенно ежели приезжать туда на недельку-другую поглазеть на местные диковинки, а не спорить с этими самыми диковинками по поводу ужина.

– Однако, – заметил чиновник, – здесь, в Империи, о вашем Запустенье ходят самые разнообразные легенды. Земля Дикой Магии… страна истинно свободных людей, не признающих над собой ничьей власти.

– Как же, – фыркнул Шах. – Рассказали бы вы это нашему деревенскому старосте Вислоуху Оберу. Особенно в день, когда он собирал очередное подношение Старому Грау, то есть господину Грааугржимерюкангу.

– Дракону? – удивленно переспросил Лимар. – Это ведь драконье имя, не так ли?

– Самому что ни на есть настоящему черному дракону, – кивнул Шах. – Это такая же истинная правда, как и то, что его и еще одного дракона убил я. Голыми руками. Хотя до сих пор не знаю, как именно.

– Да уж, – заметил чиновник, – полагаю, что убить двух драконов, не заметив этого, куда сложнее, нежели просто убить их.

– Особенно, – с горечью заметил Шах, – не получив при этом ни единой царапины.

– Ну, положим, – прищурился судейский, – как раз это чудо не такое уж чудо. Помнится, вы недавно предложили своему другу направить на вас пистолет…

– Ну?

– Попробуйте проделать то же самое со мной, – предложил Лимар. – Ударьте меня мечом.

– А порезаться, – осведомился Шах, медленно вытягивая меч, – не боитесь… достопочтенный Недж?

– Представьте себе – не боюсь! – усмехнулся чиновник. – Смелее, не держите удар, бейте в полную силу!

Разумеется, следовать этому совету Шах не стал. Серый полукруг должен был замереть у самого бока самоуверенного имперца… или даже на волосок дальше…

Меч Шаха, обиженно взвизгнув, вырвался из руки героя и, сверкнув на солнце, упал на землю в добрых пяти саженях от героя.

– Как видите, – спокойно сказал Лимар, демонстрируя опешившему герою абсолютно пустые ладони, – ни единой царапины.

* * *

– Ну вот, – довольно улыбаясь, сказал Хорин. – Добро пожаловать под своды Дома Пенных Волн.

– Я думал, так называется ваш род, – жалобно сказал Шах, оглядываясь вокруг. Юный герой вдруг ощутил себя очень неуютно средь уносящихся ввысь монументальных колонн, лестниц, по которым вполне мог маршировать легион в манипулярном строю, дверей, вполне могущих послужить воротами любому из городов Запустенья… ну а устилавшим холл ковром вполне можно было накрыть любимый выпас Гоута Ктовеца.

– И род, и фамильный замок, – ответил Хорин. – Этот уже третий по счету. Предыдущий был на побережье, на вершине скалы… и раз в пять больше этого…

– Больше? – выдохнул Шах, запрокидывая голову. Над ним было много-много саженей воздуха… а потом небесно-голубой купол, по которому плыли вечерне-розовые облака и причудливо изгибающийся черный дракон. Дракон, как прикинул Шах, был нарисован в натуральную величину и выглядел при этом очень маленьким.

– Ну да, – сказал Хорин. – Это ведь не замок, в том смысле, который вкладывают в это понятие у вас в Запустенье, а скорее, загородный дворец. Который, – добавил он чуть огорченно, – скоро будут называть заброшенным. Отец и старший брат живут в резиденции наместника в Ральштере, с ними уехала большая часть слуг, а в замке остались лишь я и Текана.

– Текана?

– Моя сестра, – пояснил Хорин. – Странно, что она не вышла нас встречать…

– Это кто не вышел?!

Обернувшись, Шах на некоторое время не только потерял дар речи, но и едва не забыл о необходимости вдыхать воздух.

Сказать, что по меркам Запустенья дочь наместника была одета весьма легко, было бы столь же большим преуменьшением, как попытка наречь черного дракона крупным вайверном. Темно-зеленое платьице едва доходило до середины бедер – желтые хвосты вывязанного затейливым бантом пояса опускались куда ниже – и примерно столь же недалеко дотягивались рукава. Правда, в случае рук впечатление немного смягчали длинные перчатки, на ногах же… Шах попытался припомнить, как называются эти белые, тонкие, с черной ленточкой, но не сумел… а затем сверкнувшие из-под золотых локонов огромные серые глаза мигом заставили его забыть вообще все на свете.

– Тека! – видимо, глаза сестры оказали схожее действие и на Хорина, потому что он, также позабыв про все приличествующие подобному случаю правила этикета, просто подхватил девушку на руки и закружил по холлу.

– Малышка… я так соскучился по тебе.

– Я тоже… без тебя в доме так одиноко.

– Тебе давно следовало перебраться в Ральштер, – сказал Хорин, опуская сестру на ковер. – Просто удивляюсь, как ты еще не одичала в этих мраморных джунглях.

– Зато ты, – улыбнулась девушка, – одичал настолько, что уже больше минуты не можешь представить меня своему другу.

– В самом деле, – спохватился Хорин. – Шах, это моя сестра Текана Лагорио, ланье Дома Пенных Волн. Текана – а это соответственно Шах из Дудинок, герой из Запустенья.

– Советую упасть на колено, малыш, – насмешливо сказал стоящий позади Шон, – и прильнуть к ручке благородной девицы.

Давая этот совет, покойный герой не учел потрясенно-восторженного состояния, в котором пребывал его ученик, – Шах в точности выполнил указание учителя, замявшись лишь в самый последний момент – он так залюбовался тонкими изящными пальчиками, что девушке пришлось буквально вытягивать свою ладонь из рук юного героя.

– Когда я сказал “прильнуть”, – заметил Шон, – это означало “едва коснуться губами”, а не “обсосать, словно кость за ужином”!

– Надеюсь, досточтимый Шах согласится составить нам компанию за ужином? Я. жажду услышать, в том числе и от тебя, Хорин, рассказ о вашем путешествии.

– Да что там рассказывать? – пробормотал Шах. – За всю дорогу до Королевств на караван нападали лишь три раза, а меч пришлось обнажать и того реже.

– Не слушай его, Тека, – перебил его Хорин. – Наш гость – очень необычный герой. Он страдает избытком скромности. Ручаюсь, того, что он может поведать, хватило бы дядюшке Ри на три тома его любимых трактатов.

– Не сомневаюсь, – улыбнулась девушка. – И потому буду с нетерпением ждать ужина. Думаю, пусть накрывают, как обычно, в Малом зале…

– И никак иначе, – с наигранным ужасом воскликнул Хорин. – Я не желаю, чтобы мой друг пропал, отправившись за солонкой. Покажешь Шаху комнату для гостей, сестренка? Мне не терпится поскорее добраться до фамильной ванны!

– Покажу.

– Тогда я побежал. Я прикажу, – крикнул Хорин с середины лестницы, – чтобы тебе принесли десяток моих костюмов, ладно?

– Я, – пробормотал Шах, сосредоточенно изучая собственное отражение в ближайшей колонне, – вполне могу обойтись тем, что на мне.

– Пойдемте, – сказала Текана, вновь касаясь руки Шаха. Это мимолетное прикосновение обожгло героя не хуже драконьего дыханья. – Я покажу вам вашу комнату.

– А-а… далеко идти? – спросил Шах и немедленно проклял себя за самый идиотский в мире вопрос.

– Нет, а что?

– Просто… – юный герой замялся, подбирая подходящее слово, – здесь все такое…

– Большое?

– Да, это самое! – обрадованно кивнул Шах.

– Порой, – задумчиво сказала девушка, – я тоже чувствую себя в этом замке такой маленькой и одинокой.

– Маленький зеленый крокодильчик… – пробормотал Шах.

– Что?

– Не слышали? Один аристо… то ли лорд, то ли граф, не помню, мы с ним пили как-то в таверне… когда я спросил его, какого орка он делает в этой грязной дыре, а не валяется на пуховых подушках в родовом замке, вот так же грустно, как ты сейчас, посмотрел на меня и рассказал историю про маленького зеленого крокодильчика.

– Историю?

– Скорее притчу. Огромный остров. Посреди острова – огромный лес. Посреди леса – огромное болото. А посреди болота сидит на крохотной кочке маленький зеленый крокодильчик и печально думает: “Ну и зачем мне все это нужно?”

– Почти про меня, – сказала Текана. – Или даже не почти. Знаете, здесь так пусто… можно часами бродить по нему и не встречать никого… иногда лишь мелькнет чья-то тень в дальнем конце коридора. И то, – добавила она, невесело улыбнувшись, – чаще это оказывается не слуга, а какой-нибудь фамильный призрак.

49
{"b":"35481","o":1}