ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кузнец говорит, что его дара на нашу машину не хватает, – сообщила Золушка.

– Да уж, – вздохнул я. – Вряд л-ли его дар в-вклю-чает в себя пять с-семестров прикладной ф-физики.

– Он советует пригласить гнома.

– Приглашай, – отозвался я, наугад тыча пальцем в панель навевателя.

Разумеется, черт не упустил и эту возможность. Эротические сновидения… как раз то, в чем я сейчас нуждался меньше всего.

– Пришел гном.

– Ну и?

– Он требует пустить его в активную зону. Говорит, что у нас все очень по-дурацки устроено, и хочет все переделать.

– Ты п-предупредила его, что это о-опасно?

– Да.

– Тогда пусть и-идет и делает все, ч-что хочет. – Кажется, я потихоньку начал проникаться царящим на Мирах наплевательским подходом к опасностям.

Еще через полтора часа «здорового глубокого сна без сновидений» – ощущение, будто вас долбанули по башке чем-то тяжелым, – в голосе моей напарницы появились какие-то новые нотки.

– Вуко?

– Да?

– Гном починил реактор.

– Что?!

– Гном починил реактор, – повторила Золушка. – Но… тебе стоит на это посмотреть…

Лучше бы я этого не делал. Зрелище, представшее моему взору в реакторном отсеке, заставило меня очень серьезно усомниться в реальности окружающего мира.

– Это р-работает?!

– Скажу больше, – нарочито бесстрастно произнесла Золушка, – с этим выходная мощность увеличилась на двадцать процентов.

– Что ж, – задумчиво сказал я. – Бар Корин б-бу-удет в восторге. Ручаюсь, что космолет на па-аровой тяге ему еще не да-арили.

– Может, попросить его подвесить на пилоны пару арбалетов? – все тем же бесстрастным тоном предложила напарница, сосредоточенно изучая расцветку потолочной панели.

– Н-ну уж нет, – возразил я. – Любому безумству есть п-предел… п-по крайней мере, я на это н-наде-юсь.

– А если нам снова придется драться с драконом? У нас ведь больше нет дивана.

– Х-хорошо, – улыбнулся я. – Закажи ему…

– Баллисту?

– Нет. Н-новый диван.

Глава 11. «ЧЕСТНАЯ СДЕЛКА»

Брангву был Миром двух солнц – звезды класса S и белого гиганта. Зеленый Грон – в его спектре, наверное, можно было обнаружить чертову уйму циркония, если бы я или Золушка не поленились нажать две клавиши, – занимал своей тушей пятую часть небосвода, но при этом обеспечивал лишь четвертую часть получаемой Миром энергии – остальное давала ослепительная белая точка Вейта. Настоящие ночи в этом Мире случались двадцать три раза в год – при том, что местный год равнялся восьми земным, – и являлись самыми значительными местными праздниками.

Зеленая планета… черно-зеленые тени, желто-зеленый песок под ногами, нежно-лиловато-зеленые снега на вершинах далеких гор на горизонте. Чертовски красиво – но у меня скоро начнет вырабатываться идиосинкразия на зеленый цвет. И вообще на яркие краски – лицезрение пурпурных деревьев и шафранных кустов также не доставило мне ни малейшего удовольствия.

Когда-то здесь жили гаувы – я так и не понял, были ли они продуктом местной эволюции или такими же мигрантами, как нынешние жители. Внешне – насколько можно было судить по нескольким полустершимся фрескам на стене древнего храма – они напоминали легендарных земных песеглавцев и обладали целым букетом отвратительных бытовых привычек. Последнее послужило поводом для Вторжения Четырех Миров… впрочем, историю всегда пишут победители. Возможно, на самом деле гаувы были белыми и пушистыми кисками, да и в отвратности навряд ли превосходили большую часть нынешних жителей Брангву – гоблинов. По крайней мере, именно такое впечатление сложилось у меня после двух дней нахождения в одном городе с представителями данной расы.

Город же… Тагар строился без малейших намеков на какой-либо план – в отличие от современных земных городов. Впрочем, веке так в девятнадцатом, возможно, десяток-другой земных столиц, наверное, смогли бы составить ему достойную конкуренцию в конкурсе по кривизне и запутанности улиц, разнокалиберности домов и количеству помоев, отбросов и экскрементов разумных и не очень существ на этих самых улицах.

Но с тех пор успели начаться и окончиться три Атомные войны, два Джихада и Мятеж Орбиталов, не говоря уже о бесчисленных локальных конфликтах и просто терактах. Лично я так и не смог понять, какого черта люди так упорно устремляются в одну и ту же, пусть и дезактивированную, но все же подсвечивающуюся кое-где местность. Ладно там плазменная бомба или управляемый метеорит…

Как бы то ни было, нынешние земные мегаполисы, по крайней мере их верхние уровни, выглядят очень логично и рационально. Кольца улиц, лепестки разводок, «елочки» трансканалов. Можно изучать топологию, не отходя от уличного экрана… или окна, если вы в состоянии выложить миллион-другой за пентхауз.

Тагар же… думаю, местные птицы были свято уверены, что этот город строили черви – причем черви, пьяные в хлам.

Подозреваю, именно подобный стиль застройки позволил Тагару последние полвека – местных! – удерживать почетное звание «Непорочной невесты». Ни один мало-мальски разумный завоеватель попросту не рискнул бы направить свою армию в этот каменный лабиринт.

Почему именно этот Мир и именно этот город были избраны Кайти как точка рандеву с остальным отрядом, я так и не понял, несмотря на многочисленные попытки как бесенка, так и самой герцогини растолковать мне глубокий мистический смысл происходящего. Этот смысл упорно ускользал от меня, растворяясь в розовом тумане. Туман же вызывало чуть ли не задарма разливаемое на первом этаже нашего трактира пойло, упорно именуемое местными обитателями «вином», хотя на самом деле это было больше похоже на текилу из вишни – если вы сумеете себе это представить.

Мне очень не нравился город. Весь. За исключением разве что бочки на первом этаже. Мне не нравились узкие кривые улочки, ходить по которым приходилось, по колено утопая в грязи. Грязь же эта впоследствии упорно не хотела отчищаться с летных ботинок – в которых, между прочим, можно без опаски ходить по концентрированной соляной кислоте… теоретически.

Еще мне не нравились помещения, в которых мы вынуждены были поселиться по настоянию Кайти. Два крохотных скворечника! Назвать такое комнатами у меня не повернулся бы язык, как, впрочем, и склепом – из такого «склепа» удрал бы любой хоть сколь-нибудь уважающий себя вампир. Освещение – не считая пробивающихся сквозь щели между досками лучей Вейта – обеспечивали три дюжины светящихся точек на потолке… местная разновидность клопов. Удобства – во дворе, и если религиозные догмы запрещают тебе производить это действие на виду, можешь зайти за мусорную кучу.

Спрашивается, стоило ради такого тащиться за сотню парсек? Уж лучше вербануться куда-нибудь на Под-Сатурн – выделяемый жилой объем примерно тот же, зато комфорта не в пример… и раз в декаду можно сгонять на кольцевую станцию, а там к услугам измученных космошахтеров… ну, почти все, что можно купить за пределами земной юрисдикции. А платят тем шахтерам… нет, лучше не вспоминать!

Нет, ну я все понимаю – маскировка, конспирация… я ведь не требовал, чтобы мы поселились на самом шикарном постоялом дворе города! Почти не настаивал… уже на шестой минуте спора. Но Кайти-то обещала «приличное заведение», а эта дыра ничуть на…

– Ты несправедлив к ней, хозяин, – бесенок, до сего момента упорно пытавшийся разглядеть сквозь стекло что-нибудь, кроме налипшего с той стороны слоя грязи, живо развернул в мою сторону курносую мордашку. – «Веселый купец» – один из самых лучших трактиров в Тагаре. Ты просто не видел еще настоящих здешних дыр.

– Айт, – проникновенно отозвался я. – Ты д-да-же не п-представляешь, какое удовольствие доставил м-мне сообщенный т-тобой факт.

– Хозяин, это и вправду было разумно, – сказал бесенок. – Слухи носятся меж Мирами быстрее Звездных Шмелей. Особенно – плохие слухи. Не сегодня, так завтра в каждой подворотне Тагара будут судачить о наемниках, напавших на Дворец-из-Раковин… а если Глуц-из-Яшмы окончательно отвернется от нас, то и о тех, кто ограбил драконью сокровищницу.

46
{"b":"35482","o":1}