ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кажется, стоит лишь завернуть за угол, и увидишь, как на ступеньках крыльца, устало облокотившись на витую чугунную решетку, дремлет девочка с коробками шведских спичек в озябших руках, а в окне напротив стоят бок о бок оловянный солдатик и бумажная балерина. А этот неторопливо идущий навстречу нам горожанин и есть сам Ганс Хри… впрочем, нет, вряд ли великий сказочник был гоблином.

Сзади раздалось звонкое цоканье копыт.

– Прочь с дороги, аг-грах аран!

Мы успели прижаться к стенам как раз вовремя, чтобы освободить дорогу шестерке белых единорогов, запряженных в нечто хрупкое, больше похожее на елочную игрушку, чем на способный к перемещениям по поверхности экипаж. Орк в черной ливрее на передке, два сородича Лалли позади – и молодая женщина в маленьком окошке, одарившая меня мимолетным взглядом фиолетовых глаз. Насколько я помнил объяснения Лоуэ и прилагавшийся к ним комментарий Айта – желтое подобие чалмы вокруг головы означало графиню, а свисавший с него на серебряной цепочке овальный камень – графиню вдовствующую.

– Графиня Иматон, – сообщил Лоуэ, перехватив мой взгляд вслед карете. – Девушка из бедной провинциальной семьи, год назад вышла за графа… преизрядно удивив этим весь хальдагарский высший свет, а через полтора сезона овдовела. Несчастный случай на охоте.

– Н-несчастный случай?

– Когда ты умудряешься поцарапаться о собственный отравленный дротик, это ведь не назовешь счастливым случаем , не так ли?

– Свидетелями смерти графа Иматона, – холодно сказала Венджер, – были пятнадцать дворян. Причем среди них были как враги графа, так и те, чье дальнейшее благополучное существование было напрямую связано с ним. Версию сговора попрошу при мне не вспоминать – эти… достойные личности не сумели бы сговориться даже относительно числа башен у храма Вельта.

– И ч-что, все пятнадцать смотрели и-именно на него?

– Да. Граф как раз вышел на черту броска. Он считался одним из лучших охотников на диких драфий. Все желали увидеть его бросок.

– Ты что-то х-хотел сказать, Свомстер?

– Я хотел осведомиться у почтенной вайст, – медленно произнес Мастер Меча, – осматривал ли тело графа алхимик-ядолов?

– Разумеется. – Судя по уважительному оттенку в голосе ведьмы, вопрос был правильный… вот кто бы еше мне растолковал, о чем спич? – Графа осматривал личный лекарь принца-консорта. Рр'аф умер от действия своего собственного охотничьего яда, секрет которого знал лишь он сам. Смерть трех рабов, на которых был испытан яд, в точности совпала с описанием, и их кровь прошла симпатический тест.

– Как-как?

– Тест подобия, – пояснила ведьма.

Добрые они тут, как я погляжу!

– Не знаю, не знаю. – Лоуэ задумчиво уставился на полустершуюся вывеску с надписью на неизвестном мне языке. – Конечно, это не самая дурацкая смерть аристократа на моей памяти, но в этот раз в Нижнем Городе шептали, что со смертью графа было далеко не все чисто… и шептали долго.

– В Нижнем Городе, – насмешливо заметила Венджер, – что ни день рождаются слухи один бредовее другого. Вчера там говорили о стаях волколаков у отрогов Джея…

– Я сам, – вскинулся эльф, – видел орка, который разговаривал со старшиной каравана, подвергшегося нападению. Они потеряли десятерых…

– …утонувших в луже перед трактиром. Если бы ты, Лоуэ, хоть раз высовывал свои длинные уши за пределы предместья, то знал бы, что волколаки не собираются в стаи. Наши волколаки. Что ты опять улыбаешься, вимст Голый-по-пояс?

– Я не сомневаюсь, – сказал Свомстер, – что расследование, предпринятое принцем-консортом, было непредвзятым… и проводилось настоящими специалистами.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что мы почти пришли.

Мастер Меча был прав – пройдя два отделявших нас от угла шага, мы оказались на площади Секиры, очертаниями и впрямь напоминавшей этот столь любимый гномами предмет домашнего обихода. Слева от нас серела широкая приземистая громада Дома Круглоголовых, справа вонзался в небеса черными сталагмитами шпилей храм Трора. Будь я психоаналитиком – непременно бы решил, что, сооружая этот храм, гномы пытались реализовать один из своих комплексов… хотя, может, они просто увлекались монументализмом.

Я внимательно оглядел безлюдную площадь. На слепящей белой простыне угадывались лишь две цепочки следов.

– Н-ну и где твои, – обернулся я к Лоуэ, – б-бес-численные наблюдатели?

– Попрятались, – ничуть не смутившись, ответил эльф. – Вот там, – указал он на светившиеся приветливым желтым светом окошки напротив, – трактир старого Дж-Огра. Справа от входа в Дом Круглоголовых – таверна «Три пенистые бочки». Все просто, командир, – куда удобнее глядеть за логовом бородачей, сидя в натопленной конуре и с кружкой эля, а то и горячего граано , чем коченеть от мороза снаружи.

– Подожди мы еще полкруга, – Свомстер запрокинул голову, глядя на нависшие над крышами тучи, – нам бы не потребовалась никакая магия.

– Это почему?

– Метель, – лаконично пояснил Мастер Меча, – скрыла бы нас и наши следы.

– Не все, кто глядит на нужный вам порог, – Венджер нарочито медленно откинула капюшон, и сразу же порыв ледяного ветра взвихрил ее короткие черные волосы, – глядят на него глазами, вимст Голый-по-пояс.

Наконец я смог толком разглядеть ее лицо. Особенно – татуировку вокруг глаз, которая, собственно, и интересовала меня больше всего. Две изогнутые черты, чем-то похожие на стилизованные молнии, идущие от глаз вниз, и тонкие черточки вверх от бровей. Ничего похожего на серую «тень от полумаски», что была у Кайти… я опять погнался за отражением призрака.

– Д-для того вы и здесь, вайст Венджер, – напомнил я.

– Верно.

Я не успел разглядеть, что именно сделала ведьма. Вроде бы в ее ладонях мелькнула какая-то резная деревяшка… и раздался тихий треск, похожий на звук рвущейся ткани. А потом очередной порыв ветра бросил мне в лицо горсть снежинок, и я инстинктивно вскинул руку, прикрывая глаза, – а они прошли сквозь нее.

* * *

Большинство видевших гномов туристов в даваемых впоследствии интервью с пеной на устах утверждали, что гномы – квадратные. Как по мне, так это говорит лишь об отсутствии у них элементарных познаний в геометрии, потому как средний гном обычно все же прямоугольный – особенно когда стоит, опираясь на свой топор. Соотношение ширины и высоты в данной композиции составляет два к одному.

За массивной входной дверью Дома Круглоголовых наличествовало пятеро подобных прямоугольников – две секиры, два боевых молота и одна дубина с приклепанной длинной цепью, заканчивающейся шипастым шаром. Кажется, на Земле эти штуковины назывались моргенштернами… или могендовидами. Вторая пятерка располагалась метрах в десяти от входа и была вооружена арбалетами – видимо, на тот маловероятный случай, если в дверь ломанется дракон или больше трех сотен гоблинов зараз. Если не считать цвета и размеров, то своей монументальной неподвижностью эти конкретные гномы очень напоминали своих дальних героических сородичей – или богов, – чьи каменные лица хмуро взирали на входящих и выходящих из глубины вытянувшихся вдоль вестибюля ниш.

Что выгодно отличало эту охрану от любых земных секьюрити – гномы не только не пытались отбирать у нас оружие, но даже не интересовались, к кому мы, собственно говоря, приперлись? Раз пришли – значит, по делу. Оружие же… рассказывали мне про одного дельца, охранники которого старательно трясли всех проходящих к боссу, не брезгуя даже пилками для ногтей и прочей галантереей. Убили этого типа в итоге его же собственным золотым «Паркером».

В общем, гномы-привратники у меня особых эмоций не вызывали – кроме разве что естественного желания держаться от них подальше. Не ровен час, уронят одну из своих железяк – и все, даже если не острием, а плашмя, все равно эффект воздействия на ступню сравним с попаданием оной под гусеницу тяжелого краулера.

Зато достопочтенный Прин Вюль эти эмоции вызывал в избытке. Его одежда – салатовые штаны в обтяжку, узкие с длинным загнутым носком туфли, серый с кружевной оторочкой сюртук и синий, с красным бомбончиком колпак – наводила на мысль, что запасался он ею в костюмерной старинного мува, причем из тех, что рисовали не в виртуале, а еще на бумаге. Впрочем, одежду я бы еще, может, пережил, но вот борода… полторы сотни заботливо вывязанных косичек, в каждую из которых вплетена цветная ленточка!

54
{"b":"35482","o":1}