ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чарли, из гаража.

Джулия, просветлев лицом, схватила трубку и поздоровалась с механиком. Но по мере того, как она слушала перечисление поломок в машине, лицо ее вытягивалось, радость сменялась разочарованием.

– Неделю! – жалобно простонала она, услышав, сколько времени потребует ремонт. – Неужели никак нельзя раньше?

Чарли объяснил, что трудно достать новый радиатор взамен разбитого.

– Да, да, понимаю, – нетерпеливо прервала она его. – Благодарю вас. А нет ли поблизости другого гаража? – обратилась она уже к присутствующим.

Все трое отрицательно покачали головой.

– Чарли в этих краях единственный, – сказал Док.

– Какие-нибудь трудности? – поинтересовался Крис.

– Чарли сказал, что необходимо послать в Денвер за новым радиатором, да и на очереди у него еще несколько машин до моей, – избегая смотреть Крису в глаза, ответила Джулия. – Пока он приведет ее в порядок, пройдет не меньше недели.

– Замечательно! – воскликнула Мейбл. – Значит, вы увидите наш спектакль и все остальные рождественские торжества.

– Мне, наверное, лучше снять комнату в ближайшем мотеле, – сказала Джулия.

– Чепуха, – решительно заявила Мейбл, поднимаясь из-за стола. – Поселиться в мотеле и сидеть там одной-одинешеньке в пустой комнате – хуже ничего не придумаешь. К тому же эта парочка, она ткнула пальцем в сторону Дока и Криса, – вечно на меня ополчается, а в вашем присутствии силы выравниваются.

Джулия лишь кивнула, закусив губу, чтобы не рассмеяться: у нее-то сложилось впечатление, что при любом соотношении сил Мейбл никогда не останется в проигрыше.

Джулия налила себе кофе, расположилась за столом рядом с Доком и Крисом и исподтишка взглянула на последнего. Лившийся в окно солнечный свет играл в его густых черных волосах и подчеркивал черты волевого открытого лица.

Вдруг Крис перехватил ее внимательный взгляд, Джулия покраснела и моментально отвернулась. А ведь ей здесь жить еще целую неделю, как бы не лишиться окончательно разума, пронеслось у нее в голове.

– Сразу после завтрака я займусь сборкой железной дороги – той, что вокруг елки, вы, верно, видели, – сказал Крис. – Не хотите ли помочь мне? Он выжидательно посмотрел на Джулию.

Джулия прекрасно понимала, что ей, конечно, следует отказаться. Чего ей никак нельзя делать так это проводить время с ним. С другой стороны, ее пугала перспектива весь день проторчать взаперти в своей комнате. Да и потом, то, что произошло между ними накануне вечером, произошло лишь потому, что он, видя ее слезы и понимая, что она несчастлива, от доброты душевной захотел ее утешить.

Она же, погруженная в свое безысходное горе, бездумно отдалась его поцелуям. Криса даже нельзя порицать за его поведение: она сама, охваченная отчаянием, обвилась вокруг него, как лента вокруг коробки. А дальше – больше, все соответствует законам цепной реакции. Вечерний эпизод правильнее всего рассматривать как некое биологическое явление или моментальную химическую реакцию, не более того.

– Джулия!

Она снова покраснела – он ждет ответа, а она, видите ли, никак не соберется с мыслями.

– Да, да, охотно помогу, – вымолвила она наконец, твердо решив про себя, что будет держать себя в руках. Ведь так или иначе она обречена еще целых семь дней провести здесь, рядом с ним. Не может же она все время сидеть у себя в комнате.

Да, она обречена, но сумеет с честью выйти из этой ситуации.

– Крис, звонил мистер Байли из зоологического магазина, – сообщила Мейбл, вновь наливая всем кофе. – Просил напомнить тебе о его счете.

– Ох уж эти счета, начисто вылетели из головы! – стукнул ладонью об стол Крис. – У меня на столе их целая куча. Вечером выберу время и разберусь.

– Хм… Золотые слова! – щелкнула языком Мейбл. В один прекрасный день нас прикроют из-за того, что ты не платишь по счетам. Готова поклясться, что я не знаю второго такого человека, который ненавидел бы всякую писанину больше тебя.

– Пойдемте, Джулия, – улыбнулся Крис, вскочив на ноги и поспешно допивая свой кофе. – И поскорее. Иначе мне придется выслушать нотацию по поводу отсутствия у меня деловой сноровки.

Джулия последовала за ним в большой зал, теряясь в догадках. Как понимать этот обмен репликами? Означал ли он, что «Северный полюс» обременен долгами? Что Крис испытывает финансовые затруднения? Ей самой это место неприятно, но было бы жаль, если бы его пришлось прикрыть. Она, конечно, никогда не сможет радоваться Рождеству, но ей бы не хотелось, чтобы этого праздника лишились окружающие. Впрочем, решила она, ее это не касается, и вопросы остались невысказанными.

Детали железной дороги лежали у основания елки, но в разобранном виде; Крис усадил Джулию рядом и объяснил, что надо делать.

– Это нетрудно, – заметил он, показывая, как вставить одну часть в другую и защелкнуть.

Несколько минут они работали молча под звуки приглушенных голосов Дока и Мейбл, доносившихся из кухни, и щелканье железнодорожных сцеплений. Джулия, не прекращая работы, поймала себя на том, что не может не любоваться руками Криса. Красивые, с длинными пальцами, они казались сильными, но в то же время и способными на нежность.

Джулия помнила тепло их прикосновений. В этот миг она чуть ли не ощутила, как они ласково гладят ее спину, и низ ее живота обдало жаром.

– Давно у вас эта дорога? – поинтересовалась она лишь для того, чтобы завязать разговор, который отвлек бы ее от опасных мыслей.

– Родители подарили мне ее в день моего двенадцатилетия, – улыбнулся Крис. – С тех пор я кое-какие части заменил, а кое-что добавил. Но вот паровоз тот самый, что бежал вокруг моей елки двадцать лет назад.

Он поставил на место последний участок рельса, и кольцо дороги замкнулось. Затем Крис поднялся и, пододвинув два больших ящика, один поставил около себя, а второй – у ног Джулии.

– Мне – железнодорожный состав. Вам – поселок, – сообщил он.

– Поселок?! – Джулия нагнулась к ящику и вытащила из него миниатюрный домик в викторианском стиле с лампами за окнами и снегом на крыше, очень похожим на настоящий. – О, какая прелесть! воскликнула она, с восхищением разглядывая крохотные детали и искусную резьбу, украшающую все деревянные части. Не переставая восторгаться красотой игрушек, Джулия вытащила из ящика булочную, за стеклянной витриной которой виднелись торты и пироги. – Резьба замечательная!

– Спасибо, – откликнулся Крис.

Что-то в его тоне заставило Джулию с любопытством посмотреть на Криса.

– Это ваша работа?

Крис кивнул с сияющими мальчишеской гордостью глазами.

– Даже Санта-Клаус не может обойтись без любимого занятия.

– А чем вы занимаетесь, когда Рождество кончается? В остальное время года? – спросила Джулия, наблюдая за тем, как Крис распаковывает поезд. Вряд ли летом здесь бывает много туристов…

– Трудно в это поверить, но тем не менее факт:

Рождество не утрачивает своей популярности в любой сезон. – Он сдунул пыль с миниатюрного углевоза и улыбнулся Джулии.

– Тогда почему железная дорога не функционирует круглый год? – полюбопытствовала Джулия.

С мягкой задумчивой улыбкой Крис медленно провел пальцем по крыше углевоза.

– Видите ли, есть вещи, которыми не хочется делиться со всеми туристами. К ним относится и железная дорога. Это традиционное развлечение моего детства, и мне хочется получать от него удовольствие в обществе моих самых близких друзей. – Он прицепил углевоз к локомотиву и снова улыбнулся ей. – Я рад, что поезд пойдет в вашем присутствии.

– Благодарю вас. – Джулия почувствовала, что горячая волна заливает ее лицо, и, отвернувшись к ящику, стала вынимать оттуда миниатюрные макеты зданий. Несколько минут они работали в полном молчании, но оно не было им в тягость.

С каждым предметом, который Джулия вытаскивала из ящика, ее восхищение талантом Криса росло. Наряду с жилыми домами и магазинами в ящике лежали мосты, уличные фонари, деревья, фигурки людей – одним словом, все, что было необходимо для воссоздания правдивой картины маленького городка на рубеже столетий. Джулия с головой ушла в свое занятие, так оно ей понравилось.

15
{"b":"355","o":1}