ЛитМир - Электронная Библиотека

– О Крис! – только и смогла выдавить из себя Джулия.

– Ливви – это тот ангел, который всегда пребывает над вашим плечом, но мне показалось, что неплохо бы вам иметь еще одного у себя в кармане.

Джулия смотрела на всех троих, и слезы лились по ее лицу.

– У меня… у меня просто нет слов. Не знаю, что и делать.

– А я знаю, – нашелся Крис. – Мейбл и Дока вы поцеловали, сейчас – мой черед.

Смущенно хихикая, Джулия нагнулась к Крису с намерением чмокнуть его в щеку. Но в последний момент он повернул голову так, что их губы встретились. Поцелуй длился недолго, но достаточно для того, чтобы она ощутила вкус корицы на его губах и еще что-то, не поддающееся объяснению, от чего у нее сладко защемило сердце.

Она снова смущенно засмеялась и отодвинулась подальше от Криса.

– У меня для вас еще один подарок, – промолвил Крис, протягивая Джулии ключи от машины. Чарли вчера пригнал автомобиль. Он в гараже, ждет вас.

– О-о-о… О, это замечательно!.. – пролепетала Джулия непослушными губами, преодолевая внутреннее сопротивление. – Тогда я, верно, еще сегодня смогу выехать. – Она ожидала, что Крис скажет что-нибудь, попросту остаться например, но он лишь кивнул, глядя в сторону.

– Подождите хотя бы до завтрака, – предложила Мейбл. – У меня в духовке огромная индейка, а к ней – масса разных приправ.

– Пожалуй, не стоит, – ответила Джулия, поднимаясь с дивана и вспомнив поговорку: «Долгие проводы – горькие слезы». – Если я выеду сейчас, то еще засветло попаду в Денвер. – Она обвела всех взглядом, задержавшись ненадолго на Крисе, который внимательно изучал елку. – Извините меня, я пойду укладываться.

Домой. Пора домой, твердила себе Джулия минуту спустя, запихивая в чемодан платья. Но квартира в Денвере как-то не вязалась с представлением о доме, куда тянет возвратиться после непродолжительного отсутствия.

В Денвере у меня своя жизнь, убеждала себя Джулия, захлопывая и запирая на ключ чемодан. Та самая жизнь, которая в последний год была такой пустой и бессмысленной…

В моих силах изменить ее. Завести новых друзей, самоутвердиться, завоевать репутацию деловой, энергичной женщины… Уехать домой необходимо. «Северный полюс» – не дом ей. Но, как Джулия ни уговаривала себя, при мысли о том, что она вот-вот покинет «Северный полюс», сердце ее сжималось.

Тут ей пришли на память слова Криса, что ей дана большая внутренняя сила. Значит, она сумеет справиться и с этим. Боль расставания с Крисом, в которого она влюблена, останется только в воспоминаниях.

С чемоданом в руках Джулия начала медленно спускаться по лестнице. Раз она не желанна и никому не нужна, то ей здесь нечего делать. Крис, безусловно, добрый и замечательный человек, но он не ее мужчина.

– Ну, давайте прощаться, – с деланой веселостью сказала она, стоя в дверях зала. – Спасибо вам за все. Никогда я не смогу отблагодарить вас должным образом.

– Приезжайте в гости, как только сумеете. Это и будет лучшая благодарность. Мы вам всегда рады, произнесла Мейбл.

Джулия кивнула, хотя знала, что никогда не вернется сюда. Приехать в гости было бы слишком мучительно.

– Я вас провожу, – сказал Крис, беря чемодан из ее рук.

Они вышли через заднюю дверь и направились к гаражу. Небо было сумрачным, и такой же сумрак окутывал душу Джулии. Как грустно все же, что она избавилась от одной сердечной муки лишь для того, чтобы тут же погрузиться в другую. Это несправедливо, подумала она, но, взглянув на спокойное лицо Криса, решила, что жизнь никогда не поступает с человеком по справедливости. Ему остается лишь безропотно принимать удары судьбы и продолжать жить дальше.

– Похоже, снег пойдет, – заметил Крис, отпирая гараж. – Надеюсь, вы успеете доехать до Денвера прежде, чем начнется метель.

– Я уверена, все будет хорошо, – бодро заявила Джулия, не спуская глаз с Криса, который поставил чемодан в багажник, запер его и ключи отдал Джулии.

Они долго смотрели друг другу в глаза: он – с самым невозмутимым выражением лица, да и она тщательно скрывая бушевавшие в ее душе страсти.

Он коснулся ее лица, легко-легко, как если бы снежинка упала на щеку.

– Будьте счастливы, Джулия. Всего вам хорошего.

Джулия с трудом проглотила комок, вставший у нее поперек горла.

– Я постараюсь. Спасибо за все. Не знаю, как и благодарить вас за…

– Не надо, Джулия. – Он убрал руку с ее лица. Для меня лучшая благодарность в том, чтобы вы были счастливы.

Она кивнула, не в силах произнести ни слова, а он распахнул перед ней дверцу автомобиля. Но Джулия не торопилась садиться, а долго и пристально, словно в последний раз, смотрела на него.

– Ну что ж, – прошептала она наконец, – думаю, пора прощаться.

– До свидания, Джулия, – не сказал, а выдохнул Крис.

Она помедлила еще минуту, давая ему возможность задержать ее, поцеловать, попросить остаться. Но, поняв по его молчанию, что ничего подобного не дождется, Джулия проскользнула на водительское место и закрыла за собой дверцу.

С железным самообладанием она запустила мотор, выехала из гаража, а затем, миновав ворота «Северного полюса», – на шоссе.

Только когда в зеркале заднего вида она увидела Криса, продолжавшего стоять среди сугробов позади дома, убранного рождественскими венками и гирляндами, на ее глазах блеснули слезы. А дождавшись, пока «Северный полюс» окончательно не скрылся из виду, Джулия вырулила на обочину дороги и уж тут дала волю слезам.

Крис долго провожал глазами автомобиль – вот он и исчез за поворотом дороги. Стараясь не замечать ноющую боль в низу живота, не имеющую ничего общего ни с голодом, ни с заболеванием, он продолжал тупо смотреть вдаль.

Она уехала, и ему остается лишь радоваться.

Сейчас она на пути в тот мир, к которому принадлежит. Она появилась в его владениях, когда находилась в тисках горя, но здесь она высвободилась из них, и в будущем оно не помешает ее счастью.

Да, ему следует радоваться… Но почему же он не испытывает ни малейшей радости? Почему чувствует себя так, словно совершил величайшую ошибку в своей жизни?

Тяжело вздохнув, Крис направился к дому. В кухне он застал Мейбл, которая, стоя у плиты, переворачивала индейку. На звук открываемой двери она обернулась.

– Значит, ты дал ей уехать?

– А что еще я мог сделать? – беспомощно пожал он плечами.

– Задержать. Сказать, что ты ее любишь.

– Будь у нее желание остаться, она бы осталась.

Провидение направило ее сюда для того, чтобы мы ей помогли. Мы помогли, а теперь ей надо было уехать.

– Значит, ты уверен, что твоим предназначением было дать ей уехать, ни словом не обмолвившись о том, что ты ее любишь? – Мейбл не скрывала своего презрения. – О Боже, не иначе как ты находишься в прямой связи с силами небесными.

– Вы же знаете, что это не так. Мне ведомо не более, чем всем прочим смертным, – обиженно скривился Крис.

– Это верно, – согласилась Мейбл. – Именно поэтому тебе не дано знать, зачем Провидение направило сюда Джулию. Ты всегда все, что имеешь, отдаешь другим. А может, любовь Джулии была замышлена Провидением как дар тебе?

Крис задумчиво смотрел на Мейбл, вспоминая сладость поцелуев Джулии, солнечную красоту ее улыбки, музыкальное звучание ее смеха. Он и вправду должен был лишь помочь ей исцелиться, а затем отпустить, уступая все, что составляло ее сущность, другому мужчине? Не ввел ли он ее в заблуждение, умолчав о том, что творится в его сердце? И не только ее, но и себя?

Крис внезапно вскочил, побежал к двери.

– Я догоню ее! – воскликнул он.

– Но поторопись, – крикнула вслед Мейбл.

Потребовалось всего несколько минут, чтобы запрячь лошадей. Конечно, целесообразнее было бы воспользоваться автомобилем, но Крису почему-то казалось более уместным догонять Джулию именно на санях. Кроме того, сани имели то преимущество, что на них можно было ехать более кратким путем, по целине.

Впрочем, Крис был готов и к тому, чтобы в случае необходимости гнать за ней лошадей до самого Денвера и привязать их к фонарному столбу напротив многоэтажного дома, в котором она живет. Ему позарез было необходимо сказать ей, что он ее любит. И выяснить, испытывает ли она к нему подобное чувство.

26
{"b":"355","o":1}