ЛитМир - Электронная Библиотека

Лошади бежали бойко, словно понимая, что он спешит, и сани быстро неслись вперед. В веселом перезвоне колокольчиков Крису слышалось ее имя.

Рано или поздно он догонит Джулию – в этом Крис не сомневался. А вот что она скажет в ответ на его признание? Прислушиваясь к скрипу полозьев по снегу, он молил небо о еще одном рождественском чуде – специально для него.

Крис оказался прав: снег пошел. Сквозь пелену слез Джулия видела, как большие снежные хлопья бьются о стекла машины. Надо было ехать, и как можно скорее, и Джулия тыльной стороной руки вытерла слезы.

Прежде чем она успела запустить мотор, до ее слуха донеслись звуки колокольчиков. Не поверив своим ушам, она опустила стекло машины и прислушалась. Сомнений не осталось – то был звон колокольчиков, и он раздавался все ближе и ближе.

Побуждаемая любопытством, Джулия вышла из машины и оглянулась вокруг. Тут из-за перевала показалась сперва упряжка лошадей, а вслед за нею и сани. У Джулии перехватило от волнения дыхание. Снегопад между тем превратился в настоящую метель, и Джулия усомнилась: уж не привиделось ли ей это в вихрях снега?

Но сани быстро приближались, она увидела Криса, который звал ее, и сердце Джулии застучало с такой силой, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Что ему нужно? Зачем он ее догоняет?

Подъехав к машине, Крис остановил упряжку и спрыгнул с саней.

– В чем дело? Мотор отказал? – спросил он.

Джулия покачала головой.

– А что вы здесь делаете? – в свою очередь спросила она, боясь поверить выражению его синих глаз.

– Я занят спасательными работами.

– Спасательными работами? Но машина в полном порядке. Меня спасать не нужно.

– Вас не нужно, а меня – необходимо, – еле слышно произнес он, кладя руки ей на плечи.

– Я… я не понимаю, – запинаясь, пролепетала Джулия. Душу ее объяло смятение. Она отметила, что оседающий на его волосах и бороде снег вновь превращает его в того Санта-Клауса, которого она увидела впервые…

Крис засунул руки в карманы джинсов.

– Я подхватил эту ужасную болезнь.

– Болезнь?! Какую болезнь?! – замерев, спросила Джулия.

– Болезнь любви. – Синие глаза Криса, казалось, проникли в самую глубь ее души, наполнив ее невероятным ликованием. – Я знаю, Джулия, что вам пришлось пережить, может, вы эмоционально еще не готовы к тому, что я намерен вам сообщить, но и молчать я не в силах, я должен сказать вам, что творится в моем сердце.

– Так скажите же. – Джулия затаила дыхание, не смея поверить в то, что, как она предполагала, он имеет в виду.

– Я люблю вас, Джулия. И хочу, чтобы вы жили в моем доме, моей жизнью. – Крис провел рукой по заснеженной голове. – Я понимаю, что вы, возможно, еще не в состоянии снова полюбить. Но я уверен, Ливви…

–..хотела бы, чтобы я возродилась для новой любви. О Крис, лучшее доказательство моей любви к Ливви – продолжать смеяться, жить, любить…

И я хочу все это делать здесь, на «Северном полюсе», с тобой!..

Больше она ничего не смогла вымолвить – поцелуй Криса запечатал ее уста, творя с ней одному ему подвластное чудо.

Когда он оторвался от ее рта, она радостно засмеялась.

– Если я не ошибаюсь, мистер Клаус действовал не в одиночку. За его спиной стояла миссис Клаус, которая приводила в порядок бухгалтерскую отчетность и следила за тем, чтобы не отключили электричество за неуплату по счетам…

– К дьяволу счета! – Глаза Криса стали синее обычного. – Ты нужна мне, чтобы делить с тобой мечты и надежды. Чтобы проводить с тобой ночи.

Чтобы слышать твой смех и утирать твои слезы.

Чтобы вместе вспоминать о прошлом и строить планы на будущее. Ты согласна стать моей женой?

– Да… о да!.. – только и смогла пробормотать Джулия, так как Крис снова замкнул ее рот поцелуем. И Джулия подумала, что истинное рождественское волшебство – это чудо взаимной любви.

– Ну, теперь пора, – произнес низкий мелодичный голос.

Она согласно кивнула. Да, теперь действительно пора. Она знает: с ее мамой все будет в порядке.

Когда-нибудь они опять соединятся, но пока что Ливви достаточно знать, что ее мать будет счастлива.

Она поднялась и вложила свою маленькую ручку в протянутую ей навстречу теплую и бесконечно любящую руку.

Ливви начала двигаться, но на миг замерла на месте, оглянулась и в последний раз посмотрела на землю.

– Прощай, мама! – прошептала она и послала воздушный поцелуй и только после этого направилась в сторону манящего яркого света. Изредка она поднимала ручку и осторожно поправляла нимб на своей головке.

27
{"b":"355","o":1}