ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Демон повторил слово в слово, ободряюще похлопал его крылом по плечу, оттолкнулся от бревен и полетел на закат.

Дождик прекратился, и трава, казалось, полезла из земли прямо на глазах. Вернувшиеся птицы, склевывая с деревьев жуков и гусениц, взахлеб рассказывали друг дружке, в каких краях зимовали да что повидали. Жихарь пожалел, что на Разнозельной Делянке, встретившейся им с Яр-Туром в походе, среди множества полезных и чудесных трав не попалась ягода Сорочье Яйцо – ведь человек, съев такую, научался понимать все как есть на свете языки, хотя бы и птичьи.

– Впрочем, что мне теперь толку языки знать, – сказал он вслух, наблюдая, как скрывается в небесах Демон – пусть и при службе, а все-таки вольный. – Теперь мне отсюда не выбраться до седых волос, как княжна сказала...

В самом деле, прямого и честного выхода он не видел. Можно, конечно, и сбежать, да ведь от себя не убежишь. Денег на выкуп нету. Можно, конечно, вечерами выбегать на большую дорогу – портняжить деревянной иглой, да о том скоро все узнают. И без того купцы стали обходить Многоборье стороной.

Можно поискать клад, только клады лежат заговоренные на три головы, на десять голов, на тридцать голов – вот сколько людей придется самолично погубить искателю, прежде чем сокровище дастся ему в руки.

Есть клады и не кровожаждущие – чтобы взять подобный, достаточно спеть без перерыву двенадцать песен, но не простых, а таких, чтобы ни в одной не было сказано ни про друга, ни про недруга, ни про милого, ни про немилого, только песен этих еще никто не придумал сложить. Разве что у каменных варкалапов перенять...

Жихарь встал, растер сам себе ладонями ноющую спину и пошагал на прежнее место – оставалось обновить еще добрую половину частокола.

За время Жихаревой кабалы народ в Столенграде здорово обленился – ведали, что даже за мелкую медную денежку жадный Невзор пошлет богатыря на любые труды. Одна такая денежка угодила не к кабатчику, а к Жихарю в пустую мошну – добрая старушка тайком сунула, хоть богатырь и не просил. С этого грошика надлежало начаться будущему богатству...

Возле бревен сидел прямо на вешней траве нищий. В прежние года, до княжения Жупела, побирушек в Многоборье не водилось: всем всего хватало, и своим, и пришлым. При Жупеле народ начал бедовать, многие пошли с сумой. Злодею это не понравилось, потому что иноземные гости, послы и купцы, могли усомниться в том, что Многоборское княжество сильно и богато, поэтому всех нищебродов враз собрали в старый сарай якобы для совета, как дальше жить, да в том же сарае и спалили, подперев двери бревном.

Нищий поднял голову в черном клобуке. Лицо у него было темное, морщинистое и такое древнее, словно прочие люди на свете оставались вечно каждый в своей поре, а он один старился за всех. Побирушка молча протянул руку с длинными цепкими и узловатыми пальцами.

– Эх, дедушка, – вздохнул Жихарь. – Что бы тебе осенью-то прийти? Уж тогда бы я тебя не обидел...

– Дай денежку, – тоненько сказал нищий. – А я тебе в промен дам добрый совет...

– Для меня и так тут целое княжество советов, – сказал богатырь. – И все, заметь, добрые: удавиться и тем себе руки опростать никто не подсказал. Ну да что с тобой поделаешь – на, более нету, чем богат...

И достал, не пожалел медного кружочка.

– Вот и спасибо, вот и молодец, по-княжески одарил, – молвил нищеброд, пряча милостыньку подальше. – А совет мой таков: возьми у самого богатого человека в городе денег под залог...

– Вот так совет! – горько усмехнулся богатырь. – Да я, если хочешь знать, и сам-то весь, целиком, заложен и перезаложен...

– Весь, да не весь, – возразил побирушка. – Есть у тебя для заклада такое, чего никто на земле заложить еще не додумался.

– Это что же такое будет?

– А слава твоя – добрая и худая! Вот ее и заложи. Она дорого стоит.

Жихарь поднял голову к небу и стал раскидывать мыслями. В самом деле, ни о чем подобном он покуда не слышал: люди в крайности, бывало, закладывали не только себя, своих жен и детей, но и самое душу, а вот славу... Что ж, слава, как и деньги, дело наживное, а на свободе он себе скоро новую доспеет...

– Вряд ли нынешняя моя слава на большие деньги вытянет, – сказал он нищеброду, хотя говорить-то уже было некому: не сидел больше побирушка под бревнами, сгинул, словно испугался, что пожалеет Жихарь о своей щедрости да отберет денежку назад.

Стоило бы, конечно, потолковать с Окулом Вязовым Лбом – тот, несмотря на прозвище, весьма был рассудителен в трезвом виде. Но кузнец с утра отправился на болото выкапывать железные слитки, ржавевшие там с прошлой весны. Железо после болотного лежания при ковке становилось на диво гибким и прочным, поскольку всякая дрянь из него выходила вместе со ржавчиной.

Пришлось богатырю жить своим умом, и ум этот подсказал, что медлить не стоит, что скоро уже наступит Меженный день, самый длинный в году и самый подходящий для начала боевых действий; а после этого дня затеваться с долгим походом уже нечего.

Браться за топор кабальный работник уже не стал, зашагал обратно в кабак.

На постоялом дворе растянуты были веревки. На веревках проветривались и сушились дорогие, вышитые золотой канителью и жемчугом одежды Сочиняй-багатура – степной витязь тоже подзадержался при зеленом вине, да и поиздержался. Только лошадей, верховую и заводную, да лук со стрелами, да саблю, да звонкий кельмандар о двух струнах Жихарь не позволил ему прогулять, памятуя о собственной тяжелой науке: посадил хмельного багатура верхом, укрепил для верности ремнем да стеганул как надо конька хворостиной. Стегать чужого коня среди воинов считается великим оскорблением, но багатур ничего не заметил, да ведь и не тот случай был, чтобы блюсти вежество.

Под веревками лежал на багатуровой же расшитой кошме румяный Бабура, ругался и воевал с блохами, в изобилии ту кошму населявшими, и приглядывал, чтобы прохожий человек не сковырнул жемчужину с шелкового кафтана либо не вытянул золотую канитель из богатых шаровар.

– Чего воротился, тунеядец, ненажора? – поприветствовал Бабура бесправного батрака и поймал очередную блоху. – Дело стоит, а ты гуляешь... Придется на тебя еще один начет сделать!

– Зови Невзора – дело есть, – хмуро сказал Жихарь.

– Недосуг княжнину управителю толковать с теребенью кабацкой, – поднял палец Бабура. – Мы государство крепим, внешними сношениями озабоченность выражаем... На свете живешь, а ничего не понимаешь!

– Я тебе от всей души помогу блох извести, – пообещал богатырь и поднял с земли черенок от лопаты. – Зови пустоглазого, блин поминальный, – дело денежное!

Бабура сообразил, что изводить вредных насекомых сейчас начнут прямо на нем, и поспешно вскочил на ноги. Жихарь поднял черенок.

– Бегу, бегу, – сказал Бабура. – С тобой, бирюком и отлюдником, уж и пошутить нельзя! Да пригляди за степняцкими портами – отвечать будешь!

– Отвечу, отвечу, – пообещал Жихарь. – Ты давай живой ногой, а то деньги пропадут.

Бабура был таков и вскоре вернулся с Невзором. Новоявленный управитель явился в долгополой шубе на выходных соболях и в высокой бобровой шапке, несмотря на жару. Рукава у шубы свисали чуть не до земли.

– Понятно, – сказал Невзор, хотя Жихарь еще и слова не вымолвил. – Продал пару десятков бревен на сторону, а теперь будешь орать, что не хватает...

– Выкупиться желаю из кабалы, – сказал богатырь и положил свое оружие на траву в знак дружелюбных намерений.

От такой наглости пустоглазый оторопел.

– Кого выкупиться? – закричал он. – Тебе такой разговор затевать надо самое малое лет через двадцать!

Тут за плечом у Невзора возник давешний нищеброд и зашептал что-то управителю на ухо, и Невзор, дивное дело, не отшвырнул побирушку, а внимательно выслушал.

«Эк мне дедушка ворожит за единый медный грош!» – удивился про себя богатырь.

– Ну, пойдем ко мне, потолкуем, – сказал пустоглазый совсем другим голосом.

11
{"b":"35515","o":1}