ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре ответил знакомый, хотя и искаженный электроникой голос Вилли.

– Снайпер! Вы где?

– На четыреста тридцать второй, метро «Риска». Скоро будем.

– Удалось?

– Богдан жив, но без сознания, а вместо Берта в камере оказались те два типа, что пристали к тебе позавчера…

Алик чуть не задохнулся от возмущения. Они пристали! Да если бы не они да не «Жигуль» верный, сидел бы сейчас Вилли где-нибудь рядом с Бертом, если, конечно, нонки оставили бы его в живых.

– …к сожалению, мы их сначала вытащили, а потом уж рассматривали. Поверь, я был убежден, что это Берт и Хейниц! И на стук они ответили…

– Где Берт? – сухо перебил Вилли.

– Не знаю. В той камере больше никого не осталось.

– Паршиво, – протянул Вилли. – Живее сюда.

– О'кей.

– Кстати, – спросил Вилли, – что за помеха?

– Черт ее знает, – хмыкнул Снайпер, – она и раньше была, я уже слышал утром.

– Мощная, – вздохнул Вилли сокрушенно. – Где-то рядом. Находят же люди батареи… Ладно, жду. Отбой.

Снайпер выбрался из колодца, позвал остальных. Когда Гризли вытолкнул Богдана и выбрался сам, люк намертво закупорил тайный, ход. Команда Квайла знала Город!

Углубились в тесные уютные дворики, заросшие вишней. Алик все молчал, зло поскрипывая зубами. «Они передали схемы нонки!» Чушь какая! Третий день всего в городе. Хотя, как это докажешь? Неприятно. Оправдываться всегда неприятно. А если не виноват – вдвойне. Однако надежда не покидала

– умные же люди, поймут. И Квайл, и Снайпер, и Богдан, когда очнется. Как он, кстати? Гризли его так бережно несет, словно ребенка. Младенца. Сокровище.

Скоро пришли. Невесть откуда вынырнули двое с карабинами.

– Снайпер?

Гризли криво улыбнулся; Снайпер помахал свободной рукой.

– Привет, бродяги.

Одного из дозорных Алик с Капитаном уже встречали – на Зеленой Базе.

Поднялись на третий, этаж старого, сплошь в лепных украшениях, дома. Гризли осторожно опустил Богдана на низкую кушетку и с наслаждением опустился в кресло. Снайпер прошел к окну и некоторое время внимательно изучал пустынную улицу. Вскоре вошел Вилли в сопровождении крепкого негра и двух белых-автоматчиков.

– Ну? – сказал он с нажимом.

Снайпер отошел от окна.

– Что – ну? Би нашелся там, где ты и говорил. А напротив вместо Берта с Хейницем – эти двое. Я сослепу не разглядел, бежим, говорю. Побежали… И главное – они на стук ответили!

– Очки носить надо, – жестко процедил Вилли.

– Мог бы сам пойти, – огрызнулся Снайпер. – Я и без тебя неплохо жил.

Вилли охладел.

– Ладно… – он обернулся к Андрею. – Берта видели?

Капитан покачал головой:

– Нет… успели только «Завет» прочесть, тут Снайпер и явился…

– И как вам «Завет»?

Андрей пожал плечами:

– Непонятно, но здорово.

Квайл глянул на Алика и отрывисто произнес:

– Ерунда все это, и «Завет», и Отражения. Не обращайте внимания. Нонки – просто секта, только чересчур уж воинственная.

Капитан пошел вслепую, поскольку не поверил.

– Так дай им Отражения, Горожанин, и дело с концом. Глядишь, и отстанут.

– Не отстанут, – убежденно сказал Вилли. – Да и где я возьму Отражения-то? Я ведь и сам толком не знаю, что это такое.

– Но они существуют?

Квайл замялся.

– Не знаю, не встречал. Если «Завет» – дело рук нонки, то вряд ли, а если порождение Города, тогда пожалуй. Но это вовсе не значит, что Отражения имеют какой-либо смысл.

– Почему же нонки думают, что Отражения у тебя?

– Хрен их знает! Скорее всего они почему-то решили, что я знаю где их искать. Я и другие Квайлы…

Вилли не договорил. Снайпер вдруг скользнул к окну, распахнул его и пальнул по-своему, без прицеливания. Внизу, на тротуаре, рухнула фигура в черном комбинезоне.

– Проклятье! – вскинулся Квайл. – Откуда они тут?

«И чем заняты часовые внизу? – подумал Капитан, и вдруг до него дошло, что часовых, скорее всего, больше нет. Сняли. И хорошо, если не насмерть.

Тихо запищал вызов квайловой рации. Странно, объемно, глубоко. Потом Алик сообразил, что звучала еще и рация Снайпера. Вызов стерео, так сказать…

– Эй, Квайл! Привет.

– Шелли? Это ты, старая сука?

Нонки хмыкнула:

– Неужто такая старая?

Отчетливо пищал давешний радиомаяк.

«Что за чушь? Такое впечатление, что он все время находится рядом…»

– подумал Алик.

О том же, видимо, подумал и Вилли.

– Обыскать! – рявкнул он.

Малыша и Капитана мигом обшарил один из стражников. Ничего не обнаружив, повернулся к Квайлу и покачал головой.

Вилли подозрительно глянул на Гризли, невозмутимо сидящего в кресле. Здоровяк отрицательно качнул головой, совсем как перед ним охранник.

И тогда Снайпер метнулся к недвижимому Богдану. Долго искать не пришлось: в боковом кармане комбеза нашлась плоская металлическая коробочка с усиком-антенной и парой батареек «Trident», прихваченных прозрачным скотчем.

– А ч-черт! – в сердцах выругался Вилли.

– Вот именно, – насмешливо произнесла рация, то бишь Шелли. – Конец вам, Квайл. Советую не трепыхаться.

– Дудки! – сказал Квайл и выключил рацию. – Ходу!

В тот же миг дверь слетела с петель, в квартиру шумно ворвались нонки в шлемах и неизменных черных комбинезонах. Огнестрельного оружия у них не было, только пластиковые щиты и полицейские дубинки. Вилли, негра, охрану, Алика и Андрея скрутили тут же. Снайпер успел застрелить одну из нонки, в щель между наплечником и щитом, и лег под ударами дубинок. В рукопашном он был совершенно бесполезен, ибо был Снайпером. Зато Гризли старался за четверых и продержался долго. Дубинки ловил на лету и выворачивал противницам руки; пинал ногами щиты и нонки разлетались по комнате словно теннисные мячи.

Утихомирили его лишь минут через пять, да и то с помощью баллончика слезогонки. Всех сразу же выволокли в подъезд, даже недвижимого Богдана и истекающего слезами и соплями Гризли. На полу остались только осколки стекла и фарфора, да плоская коробочка с усиком и батарейками «Trident».

14
{"b":"35577","o":1}