ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Доверив управление Коту, каморный спустился следом за Ральфом и Фримером.

В каморе поверх расстеленной прямо на полу постели валялся Александр и читал книгу.

– Доброго утра, Алекс! – приветствовал его Ральф.

– Взаимно, Ральф! Доброе утро, дядя, доброе утро, каморный.

– Ты уже успел поднабраться варварских словечек? – проворчал Фример, без особой, впрочем, досады.

– Полноте, дядя, – отмахнулся книгой Александр. – Вчера у нас был прекрасный шанс убедиться, что в плане мореплавания у местных, как ты выражаешься, варваров можно многому поучиться. Во всяком случае, вызывать ветер во время штиля просвещенные альбионские моряки не умеют.

– Ну-ну… Ладно, дай карту. У нашего драгоценного штурмана и, как выяснилось, заклинателя ветров, родилась какая-то важная идея. Если он не врет, конечно.

– Зачем ему врать? – удивился Александр.

Принц не стал требовать, чтобы посторонние вышли, – просто достал карту из дорожного сундучка. Возможно, таким образом он демонстрировал доверие, возможно, хотел просто подразнить дядю.

Кстати, второе у него вполне удалось: капитан Фример нахмурился пуще прежнего и про себя решил позже сделать выговор строптивому племяннику за то, что продемонстрировал варварам местонахождение карты.

– Вы позволите? – Ральф протянул руку.

– Пожалуйста…

– Гляди, Чапа, – сказал Ральф, принимая карту. – У меня вчера все не шли из головы вот эти домишки на горе… Видишь? На этом склоне их нет. А на этом – полно, хотя, судя по карте, крутизна у склонов одинаковая. Значит, дело не в крутизне. А в чем?

– Погоди, погоди. – Чапа был хорошим каморным, он мгновенно ухватился за мысль штарха и развил ее: – Господствующие ветра?

– Именно! Восемь против одного, что вот этот склон ориентирован либо поненте, либо мистрале. Стало быть, вот здесь у нас трамонтане, а вот тут остро. А это место скорее всего расположено где-то посредине между Истанбулом и Синопом, более ему располагаться негде. Далее, гляди… Вот такой приметный мыс, ни на что не похожий. Да еще с островом-скалой… Обращенный головой мистрале, а хвостом леванте…

– Амасра, – тихо сказал Чапа. – Чтоб мне провалиться, это Амасра!

– Ты сказал, – усмехнулся Ральф.

Чапа сунулся к чехлу с большой картой Эвксины и спустя полминуты расстелил ее на столе.

– Так-так… Приводиться надо… – сделал вывод он. – Что скажете, господин Фример?

– Вы уверены в своих выводах, господа? – спросил альбионец, все еще хмурясь.

С одной стороны, ему хотелось, чтобы варвары оказались правы. Это существенно экономило время для основной миссии. С другой стороны… как-то слишком лихо все у них выходило, у варваров. Пару раз взглянули на карту – и, пожалуйста, опознали место. Эвксина, конечно, совсем небольшое море, но все-таки, все-таки! Это не одна тысяча миль береговой линии!

– Полной уверенности быть, конечно же, не может, – осторожно ответил Ральф. – Но вероятность высока. И потом, я припоминаю вот этот мостик… это ведь однозначно мостик, на перешейке полуострова. Мне кажется, это действительно Амасра.

Фример наверняка не избавился от сомнений полностью. Но, надо отдать ему должное, был капитан человеком решительным и смелым.

– Командуйте перемену курса! – велел он Чапе.

Чапа кивнул и выскочил из каморы. Вскоре донесся его зычный голос:

– Кот! Лево тимон! Держи меж сирокко и остро! Идем примерно на устье Бартына!

– Понял, камо! Эй, бездельники! К стрелам, гордовинам и сингалетам! Приводимся!

Матросы оставили недочиненный парус и кинулись выполнять приказ тимони.

– Просигнальте кто-нибудь «Дельфину»!

– Добро, камо! Скиф, сигналь!

Скиф – пожилой рябой матрос – вынул из чехла у основания тимона флажки и принялся сигналить второй сантоне. Не прошло и минуты, как «Дельфин», в свою очередь, выправил курс.

Ральф тоже вышел наверх (вручив предварительно карту Фримеру). В принципе новый курс держать было несложно, полветра примерно, самое то для сантоны. Тревожить кассата и вновь взывать к стихиями воздуха было необязательно.

Вскоре показался и Фример со своей подзорной трубой. В очередной раз исследовав горизонт и в очередной раз ничего не узрев, он довольно крякнул и заботливо протер линзы чистым платком.

– Сколько нам идти? – справился он у Ральфа.

– Полагаю, сутки-двое, вряд ли дольше. А если ветер усилится – и того менее. Как-то мы дошли от Херсонеса до Синопа за двадцать восемь часов. Но дуло тогда… сильно.

– Угу… Заберусь-ка я, пожалуй, на марс… С палубы ничего не видать.

– Хм… А вы уверены, капитан, что подобные упражнения вам по плечу? – осторожно поинтересовался Ральф.

– Что за вздор вы несете, штурман? – Фример выпрямился, подобрал живот и расправил плечи. – Я старый моряк и не намерен в ближайшее время списываться на берег! К тому же свою трубу я не доверю никому, даже Александру! И уж тем более какому-то матросу-варвару из-за сущего пустяка – необходимости забраться на марс!

Ральф приложил руку к сердцу и слегка поклонился:

– Как вам будет угодно! Эй, матрос!

– Да, Зимородок? – Ближайший из Чапиной команды «варвар» охотно предстал перед штархом.

– Господин Фример желает взобраться на паринькет. Будь рядом и…

– Вот еще! – возмутился Фример. – Я вам что, дитя малое?

– Господин Фример, – примирительно сказал Ральф. – Как вы уже изволили заметить, вооружение, снасти сантон и их проводка кое в чем отличаются от привычных вам. Матрос просто поможет разобраться в случае, если у вас возникнут вопросы. Кроме того… вы можете браниться, конечно. Но мы с каморным отвечаем за ваше благополучие и безопасность. Возможно, вы виртуоз работы на шег… на мачте. Но мне-то это неизвестно, верно? Поэтому пусть с вами рядом будет тот, в ком я уверен. Договорились?

– Ах ты… прохвост! – Фример вроде бы возмутился, но как-то уже добродушно, без былого запала. – Бережешь меня, значит? Ладно, черт с тобой! Эй, матрос! Поди уж сюда, куда тебя денешь…

С помощью матроса или без оной, но вскоре Фример оказался на паринькете и тут же припал к окуляру подзорной трубы.

– Тысяча чертей! – донесся его негодующий крик несколькими секундами спустя. – Штурман, поднимайтесь ко мне! Да поживее!

Было в его голосе что-то такое, отчего Ральф на паринькет буквально взлетел.

– Глядите!

Ральфу не нужна была труба, дабы понять в чем дело. Но перечить Фримеру не стал, принял трубу и поглядел в нее.

За ними шли три корабля – сантона и две квариссы.

– Видите? Они вышли вслед за нами из Керкинитиды! Я наблюдал их весь вчерашний вечер. Надеялся, что за ночь мы разойдемся, однако они не отстают!

«Так-так! – подумал Ральф, вглядываясь. – Что бы это значило?»

– Вы узнаете эти корабли, штурман?

– Один точно узнаю, господин Фример, – сообщил Ральф как можно более спокойно. – Ближняя к нам кварисса – это «Романа» наместника Джалиты Назима Сократеса. А теперь давайте-ка потихоньку спустимся и обсудим сложившуюся ситуацию…

И вновь собрался в каморе скорый совет. Исмаэль Джуда тоже пришел по зову Фримера; Александр к тому времени уже успел встать и совершить утренний туалет. Постель его убрал кто-то из матросов и тотчас шастьнул прочь. Матросы вообще старались перед начальством не маячить и выглядеть понезаметнее.

– Александр, Исмаэль… Вы еще не знаете. За нами идут три корабля. Один такой же, как наш, два чуть поболее. Как раз те, которые мне не удалось нанять намедни.

– Вы пытались нанять «Роману»? – удивился Чапа. – Бесполезно, это корабль наместника Джалиты, он не нанимается никем и никогда.

– Я уже понял, – пробасил капитан Фример. – Но рожа этого самого наместника мне не понравилась еще вчера! Все норовил выпытать, зачем мы пришли из Альбиона да куда идем дальше. Ладно, шутки в сторону: будем предполагать самое худшее. Нас на двух кораблях, не считая вас, Александр, четверо офицеров и двадцать два солдата. Если предположить, что на тех трех кораблях неприятеля пропорционально…

15
{"b":"35595","o":1}