ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Чтобы не работать на рынке, – честно ответила я.

– Вы работали на рынке? – с недоверием осмотрела меня с ног до головы Светик.

– Да, но только из-за крайне тяжелых жизненных обстоятельств. Вовсе не по велению сердца.

– Понятно. Да, крайние обстоятельства бывают у всех. Что, муж бросил? – о господи, на мне что, это написано? Кошмар!

– Как вы догадались? Это что, так заметно?

– Просто только эти двуногие козлы без сердца могут подставить приличную женщину так, что она пойдет работать на рынок. – Света явно знала, о чем говорит. Я вдруг прониклась к ней каким-то теплым чувством.

– Скажите, чем так плох Лукин?

– Ой, Оля. Вот как раз и он. Знакомьтесь. Это ваш куратор. Саша, это Ольга, твой новый стажер.

– Очень приятно, – кивнул в мою сторону действительно очень рыхлый, щекастый и круглозадый молодой человек в явно дорогом костюме. Кивнул и тут же выкинул меня из головы. Около десяти минут он оживленно обсуждал с кем-то в мобильной трубке какую-то квартиру. Потом сел за компьютер и застыл, щелкая кнопками. Я подошла к нему.

– Простите, я ваш новый стажер.

– Да-да, очень мило. Это очень кстати.

– Мне сказали, что вы будете меня учить.

– Но не сегодня. У меня очень много дел. А вы можете пока сделать доверенность. Завтра вы отправитесь в ЖЕК.

– Я? – вот это круто. С места в карьер. – А что я там буду делать?

– Как что? Справки брать? – он обернулся и изучил меня как насекомое.

– Какие?

– Господи, вы что, вообще не понимаете ничего.

– Ни-че-го-шень-ки. – Подтвердила я.

– Ладно. Все не так плохо. В ЖЭКе вы возьмете те справки, которые я вам напишу. Главное там – отстоять очередь. Вы справитесь. Сейчас с паспортом идите в пятый кабинет, там сидит нотариус. Пусть он сделает вам доверенность. Вот адрес и данные.

– ???

– Идите! – он начал раздражаться. Я пошла, лишь бы он отстал. Потыркалась по кабинетам и нашла нотариуса. Я лично была уверена, что нотариус – персона очень важная и недоступная. А тут вокруг щуплого дяденьки моих лет крутились маклеры и секретарши, все чего-то у него спрашивали, спорили с ним. А он только потирал лоб и пытался их всех перекричать.

– Вам чего? – наткнулся он на меня взглядом.

– Мне доверенность.

– Давайте.

– Чего?

– В какой смысле?

– Чего давать?

– О боже! Давайте паспорт. Не видите – у меня сделка идет. – Я сунула ему паспорт и листок с чьими-то неведомыми адресами и фамилиями и откланялась. Так вот как выглядит сделка! Больше похоже на дурдом. Пойду подостаю Лукина, может еще чего интересного узнаю.

Ничего интересного я не узнала. На следующий день я потащилась в ЖЭК в Кузьминках. Это было страшно далеко от Медведково, и когда я, отстояв час в бочке апрельского народа в собственном соку, выперлась на платформу, оказалось, что Волжский бульвар, 18 – место весьма удаленное от метро. Дядя милиционер на мой вопрос вяло махнул рукой куда-то в сторону дворов за Волгоградским Проспектом. В общем, он сказал – поехали и махнул рукой. Я и пошла. Все-таки хорошо, что на дворе весна и получасовое топание в не слишком определенном направлении можно спокойно классифицировать как приятную прогулку. Иначе мое настроение было бы сильно подпорчено метанием между обшарпанных пятиэтажек в поисках долбаного ЖЭКа. Но то, что происходит в стенах нашего органа управления жилыми фондами, на что-либо приятное претендовать не могло. На простой вопрос:

– Кто последний? – спросила я и получила разнообразные и многовариантные ответы.

– А вам куда?

– В паспортном за четвертое окно третье. Вам в третье?

– По субсидиям за мной будете!

– Девушка, после обеде очередь будет другая. На всякий случай лучше составить список.

– Мне за справками! – вставила я.

– Мы все за справками, – грустно ответил хор.

– И только не рассказывай, что у тебя дома дети грудные орут. Не пущу без очереди.

– Да я и не собиралась. Я просто не знаю, куда мне… – я уже готова была разрыдаться. Чего они на меня все набросились?

– Дочка, тебе какие справки нужны, – раздался тихий шепот снизу. Я скосила глаза. На лавочке у стены сидел и смотрел на меня внимательными спокойными глазами дедуля.

– Мне…сейчас… – я вывернула нутро сумки и извлекла бумажку Лукина.

– Выписка и финлиц счет. А еще справка об отсутствии задолженностей.

– Эге… Тебе во все окна. Дай адрес посмотреть… Так. Финансовый счет дают в окне около входа. Вон там.

– Не вижу, – сощурилась я.

– Вон же, между бабкой в сером драном пальто и риэлторшей. – Я разглядела амбразуру дзота на стене, в которую всем телом пыталась пролезть девушка в ботфортах. А бабуся в драном пальто ее оттуда молча, но настойчиво выпихивала. Из амбразуры неслось:

– Что вы шепчете. У нас общая очередь! Отойдите.

– Правильно. Ишь наглая!

– А почему вы решили, что это риэлторша? – поинтересовалась я, глядя на коллегу. Интересно, почему ей в магазине не объяснили, что высоченные сапоги на коротеньких полных ногах смотрятся вульгарно и пошло. Если не сказать больше.

– Да в ЖЭКах только они так нагло лезут. И ведь сколько раз смотрю – всегда ведь пролезают. Вот! Гляди, идет прямо в кабинет. А в пакете наверняка бухло с конфетами. Черт бы с ней.

– А выписку из домовой книги, дедуля? Где его брать?

– В паспортном столе. Это окно за углом. Пойдешь по коридору, завернешь и увидишь еще одну толпу. Там спроси, кто в первое окно последний. – Я ошалела. Простая задача получить три справки вылилась в многочасовую выматывающую работу. В паспортном столе тоже было окно-амбразура, изрыгающая крик и плюющаяся отказами.

– У вас нет квитанции за свет. Без нее не принимаем.

– Но нигде не написано!

– Что! Да вы читать не умеете. Сверху доски объявлений!

– Может поможете? – жалобно заскулил отстоявший очередь боец.

– Не имею права. Следующий! По доверенности принимаем только с копией.

– А где ее сделать?

– Это не мое дело. Ищите ксерокс. Следующий.

– У меня все в порядке?

– Да. Странно, но да.

– Дадите справку?

– Щас, разбежались! – (шутка). Просто мне показалось, что справки они дают только когда нет ни единой, даже самой малюсенькой причины отказать. Наслушавшись этих словесных дуэлей, сбегала на почту, сделала несколько копий. Затем сделала копию паспорта и документов на квартиру, которые мне тоже всучил предусмотрительный Лукин. Одному богу известно, как делать такие чудеса, но к обеду я прошла, получила все справки и выкатилась на весеннюю улицу, радуясь свободному воздуху.

– Все-таки не так страшен черт, это точно. – Мне осталось еще проделать какие-то акробатические номера в организации с кодовым названием БТИ. Я поплелась к метро и через час плутаний и шатаний, еле держась на ногах, входила в негостеприимные двери на Первой улице Энтузиастов. Энтузиастом я себя совсем не чувствовала. Тупо подчиняясь окрикам охранников, людей из очереди и тетенек в амбразурах, я что-то писала, совала в окна документы, доверенность, паспорт.

– Вам нужна экспликация?

– Что?

– Экспликация! Вы что, без нее заказ делаете? – господи, за что мне это?

– Эскли…Что это? – она посмотрела на меня через проем окна, словно на буйнопомешанную.

– Женщина, вы написали, что вам одиннадцатую форму. А к ней обычно всегда берут экспликацию.

– Тогда давайте, – обессилев, кивнула я. Лишь бы это не оказалось слоном, весящим тридцать кило.

– Оплачивайте квитанции, отметите их у меня и ждите десять дней. На квитанции указано число получения.

– Спасибо. – Опля. Триста рублей. А где же я их возьму? Что-то Лукин про триста рублей и словом не обмолвился. Придется ехать в офис. Какой кошмар. А сюда надо вернуться до пяти часов. Надо спешить. Побежали! Набираем разгон! Не врезаться в прохожих! Задержать вагон!

– А почему ты не заплатила там, на месте? – удивленно оторвался от мобильного Лукин, узрев взмыленную меня пред своими очами.

12
{"b":"35612","o":1}