ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И почему, если я, как ты говоришь, пра-й-й-льная(это я, как мне кажется, заикала) баба, то этот … этот…

– Дебил?

– Да. Меня не хочет….

– Не хочет?

– Не хочет понимать…понимаешь.

– Не понимаю. Будь я он, я бы точно не того…

– Не чего?

– Нечего! Выпить нечего!

– Поищи у Светки. Там стойка секретарская. Они там обычно хранят бухло.

– Есть! – возвестил трубный голос пьяного Лешки. И тут мы приступили к убийственной части вечера под названием «Русский размер» ноль пять. А как все красиво начиналось. В общем, пока звенели стаканы, мы успели еще много раз обсудить все пороки Руслана. Это для меня была главная тема после нашего с ним вчерашнего диалога. Затем мы, если мне не изменяет память, которая, как мне кажется, вполне мне изменяет, мы строили планы полного подчинения рынка себе. Потом я помню плохо, хотя отчетливо казалось, что от звонков разрывался мой мобильный телефон. Мы с Лешиком вместе ползали по полу офиса, пытаясь его найти и заткнуть, но по-моему, нам это не удалось. И вообще, был ли телефон, или нам померещилось. Ведь померещилось же мне лицо Руслана, пытающегося вытащить меня из-под стола в моем собственном кабинете. Дальше все слилось в одну огромную зону турбулентности, которая окончилась в туалете по коридору напротив нашей зоны. Слава богу, к тому времени охрана здание покинула и до играющих с луноходы директоров Ковчега никому не было никакого дела. Наутро мы с Алексом проснулись от мигрени. Оказалось, что водку «Русский стандарт» мы все-таки допили, будь она неладна.

– Как плохо!

– Кошмар!

– Олечка, отвези меня домой!

– Очумел? Как я за руль-то сяду, если я только – только опьянела?

– Ты должна была протрезветь!

– А сам-то сильно трезвый? Сильно?

– Дай мне аспирин!

– Сколько времени?

– Девять! Кошмар. Сейчас придет Светка. Запри дверь и будем спать. – Надо отметить, что у нас в кабинете имелся маленький диванчик, который Алекс благородно уступил мне, а сам, разложив на ковролине бумаги, лежал около стола. Картина и правда была не очень-то начальственная. Однако Света не пришла. Вообще как-то в тот день до обеда из наших сотрудников никто не пришел. Из всей толпы в пять человек наших сотрудников ни одному не удалось сохранить рабочее состояние после празднования Нового Года. А и хрен бы с ними. Но в одиннадцать часов зазвонил телефон.

– Оля, – простонал Алекс, – подними трубку.

– У-у, – отказалась я.

– Оля, – повысил он тон, – возьми эту чертову трубу, тебе с дивана ближе!

– Алло, – просипела тогда в трубку я.

– Факс примите, – я запаниковала. Встать и начать принимать с другого аппарата факс – это было слишком.

– Секунду. Ты, позор алкоголика, иди, прими факс.

– Пошла к черту. Сама иди, а я ходить не умею

– Не ори. Извините, – прошептала я в трубку, услышав там заинтересованное хихиканье.

– Ничего-ничего. С Новым Годом.

– Ага. Стартую, – простонала я и упала рядом с гудящим агрегатом, миллиметр за миллиметром выплевывавшим какое-то письмо. Письмо оказалось от наших самых старых партнеров, тех самых, что изначально принесли нам успех. Они вот уже почти год назад, или что-то вроде восьми-девяти месяцев, не помню, назад обратились к нам с предложением эксклюзивно продать один дом на Юго-Западе. Мы его продали и до сего дня плодотворно сотрудничаем с этой строительной конторой. Вообще, можно сказать, что нашим столь быстрым удачам мы обязаны именно им. Так вот, от них вдруг пришло письмо, ничего само по себе не значащее, если бы не одно «но». Выглядело оно примерно так.

«Уважаемая г-жа Петрова, уведомляем вас, что при проведении безналичных расчетов с нашей организацией с первого января 2003 года следует указывать наши новые реквизиты». Ничего интересного, дальше шел набор цифр. И нечего не произошло бы, если бы кто-то невидимый не ткнул меня под хвост прямо сейчас ввести новые номера их счетов на место старых. Ну, чтобы не забыть потом, все-таки похмелье. А факс стопроцентно потерялся бы. В общем, я включила компьютер, нашла в списке партнеров-строителей их контору и принялась заменять одни их «44101810000000367846» на другие такие же бессмысленные последовательности цифр, пока не наткнулась на строку «В отделении Бауманском ОАО АКБ Национальный Стандарт». Я должна была заменить слово «Бауманском» на слово «Измаиловском». И все. Но меня вдруг страшно заинтересовал тот факт, что расчетный счет моих ангелов принесших мне удачу по невероятному совпадению находился в Руслановом банке и даже в его отделении. И совпадение ли это?

– Алекс, ты никогда не обращал внимания, что строители с Юго-Запада обслуживаются в Руслановом банке.

– Что ты там фигней страдаешь? Откуда я знаю, какой банк у Руслана твоего распрекрасного.

– А как бы узнать, почему они к нам обратились?

– Ты что несешь? Ты что хочешь узнать? – Алекс аж сел на полу и напряг мозги.

– А вдруг это именно Руслан их послал к нам.

– И что?

– А то! Кто это, скажи мне, продает целый дом через никому не ведомую маленькую меняльную контору?

– Но они ведь не прогадали?

– Но они нас не знали, – я бегала по комнате, натыкаясь на углы.

– И что? Они же говорили, что по рекомендации.

– А что, если именно по Руслановой?

– Ну и что? – тупил Лешик.

– А то, что я тут его ненавижу и отталкиваю, считая, что он ненавидит женскую независимость. А он мне капитал втихаря сделал! А я к нему даже не хочу ехать, думая, что он, как Сергей, запрет меня дома и уже через год, максимум через два примется выдавать денег ровно на одни колготки в неделю.

– Эк тебя понесло. Да может это еще и не он порекомендовал.

– Стоп, – остановилась я посреди комнаты. – Надо выяснить это немедленно.

– Звони, – проникся моментом Алекс и даже набрал мне их номер, – Спроси Степана Трофимовича.

– Я помню, – шипела я. – Степан Трофимович.

– Да, слушаю.

– Вас Ольга Николаевна из Ковчега беспокоит.

– Да. Вам отослали наши новые реквизиты?

– Да, спасибо.

– После Нового Года обязательно переводите все суммы только туда.

– Ну, естественно. Степан Трофимович, можно у вас спросить кое-что?

– Смотря что. – Игриво отозвался он.

– Я никогда не интересовалась, кто вам порекомендовал нашу контору. Надеюсь, что вы не жалеете, что обратились к нам.

– Нисколько. С вами очень приятно работать. Особенно с вами, – конечно, если с каждой сделки я ему отвожу по сей день десять процентов.

– Так вот, вы не могли бы сказать, кто вам нас порекомендовал.

– Ну, это не такая уж и тайна. Он, правда, не афишировал ничего, но я не дурак и не первый день на свете живу. Ваш муж, Руслан Владиславович и порекомендовал.

– Муж?

– Не муж? Он мне так сказал. Что у его жены бизнес с недвижимостью. И что он гарантирует идеальное обслуживание. Вообще-то у меня был один риэлтер до вас. Но всегда хорошо поддерживать своих. Я вам дом, вы мне «благодарность», а господин Пригорин – хороший процент обналички.

– Спасибо за откровенность.

– Так он вам не муж?

– Даже и не знаю теперь, – растерялась я. Степан Трофимович захохотал.

– С Новым Годом. Надеюсь, в нем мы с вами так же плодотворно поработаем.

– Я тоже. Тоже очень на это надеюсь, – зачирикала я, и мы расстались, довольные друг другом. Но я не знала, куда деваться от запоздалого раскаяния. Все это время я кричала Руслану о том, что боюсь снова остаться одна. Вот он и сделал ход конем. Помог мне заработать гарантированные и очень большие деньги. И ведь ни словом не обмолвился. А вдруг он меня уже разлюбил? Эта мысль пронзила всю мою душу насквозь. Да на хрена мне все эти деньги, все эти работы, если я потеряю единственного и невозможного больше никогда мужчину моей жизни? Господи, ну почему ты сказал, что скромность – это добродетель. Что же мне теперь делать?

– Звони ему, – вдруг сказал Алекс. – Может, еще не поздно.

– Ты считаешь?

– Звони. Конечно, если бы об меня вытирали ноги так, как это делала ты, я бы уже давно трахал другую. Но это я, – успокоил меня он. Я набрала рабочий номер Руслана.

51
{"b":"35612","o":1}