ЛитМир - Электронная Библиотека

– И вы успокоились?

– В общем, да.

– В общем? А в частности?

– Тетя Витя, ну что вы от меня хотите? – не выдержала допроса Даша.

– Я хочу только одного. Чтобы ты не подвергала себя опасности. В наше время и так всякие ужасы на каждом шагу подстерегают…

– Тетя Витечка, обещаю вам, никакой опасности!

– Ладно, не обещай, я слишком хорошо знаю и тебя, и твою компанию.

Глава III

Тупик

В половине шестого Петька с Хованским вышли из метро «Парк культуры». – А вдруг она уже ушла? – забеспокоился Петька. – Надо было пораньше приехать.

– Да нет, вряд ли. Ну а если ушла, придем завтра, пораньше. В конце концов, спешки-то нет.

– А ты телефон этой конторы знаешь?

– Зачем он тебе?

– Так знаешь или не знаешь?

– Знаю. Захватил с собой на всякий случай.

И он вытащил из кармана голубую глянцевую карточку, на одной стороне которой значилось название фирмы, адрес, телефон и телефакс, а на другой на фоне голубой же карты мира было написано красивым шрифтом:

«Приглашаем вас отдохнуть

с нашей фирмой в странах:

Турция Испания ОЭА

Египет Франция Таиланд

Тунис Англия Мальдивы

Кипр Чехия Португалия и др.»

– Шикарно! – покачал головою Петька, делая шаг к телефону-автомату. Он быстро набрал номер. – Можно попросить Карину? – добавив голосу басовитости, произнес он. – Спасибо. – И повесил трубку.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Хованский.

– Сказали, чтобы позвонил через десять минут.

– Отлично, значит, она там. Но не факт, что выйдет ровно в шесть.

– Это понятно, у них сейчас сезон.

– А ты почем знаешь?

– Элементарная логика, Хованщина! В жаркие страны люди любят ездить в конце сентября, в октябре, чтобы не пережариться. Вот турфирмы и вкалывают. А самое мертвое время у них февраль.

– Ну ты даешь, Квитко! Почему?

– Потому что Новый год и студенческие каникулы позади, школьные весенние впереди, а в феврале не больно-то разъездишься, даже в жарких странах не слишком солнечно… И вообще.

– Ты сам до всего этого дошел?

– Да нет, – рассмеялся Петька, – просто у мамы подруга одна в турфирме работает, вот она и жаловалась, что февраль у них самое глухое время…

– А, понял.

Они переулками дошли до большого административного здания.

– Вот тут они помещаются, – объявил Хованский. – На четвертом этаже.

– Но это же министерство!

– Ну и что? Они там помещение арендуют, и охрана у них есть бесплатная, и вообще…

– Значит, в шесть отсюда куча народу повалит, – сообразил Петька, – как бы нам ее не упустить.

– Не упустим. Она такая… Ее не упустишь.

– Красивая, что ли?

– Красивая. Высокая. Яркая.

– Я бы удивился, если бы она была другая. С таким именем. Как-то невозможно представить себе Карину маленькой, невзрачной…

– Ну, Квитко, ты поэт, что ли?

– Поэт? – рассмеялся Петька. – Сроду двух строчек не срифмовал.

– Неважно. Ты в душе поэт! – хмыкнул Кирилл.

– Это правда, – согласился вдруг Петька.

Кирилл только удивленно на него взглянул. Странный он, этот Квитко. Никогда не знаешь, чего от него ждать. Они молча стояли возле палатки с мороженым. Примерно без пяти шесть из дверей здания повалил народ. Мальчики пристально вглядывались в выходящих. Петьке почему-то ужасно хотелось самому опознать Карину.

– Она? – тихо спросил он, указывая на высокую, очень элегантную брюнетку в дымчатых очках.

– Нет, – покачал головой Кирилл.

Прошло минут десять. Толпы уже не было. Люди выходили по одному, по двое и уже нечасто.

– А мы ее не упустили? – волновался Петька.

– Нет, – раздраженно отмахнулся Кирилл.

Прошло еще минут десять.

– Вон она!

В дверях появилась высокая стройная женщина с пышными темно-каштановыми волосами, в изящном сером костюме и с темно-зеленым плащом, перекинутым через руку.

– Красивая, – сказал Петька, – только я ее по-другому себе представлял.

Секрет пропавшего альпиниста - spuskalp.png

Карина спустилась по ступенькам, взглянула на часы и не спеша направилась к метро. Мальчики, держась на некотором расстоянии, пошли за ней. И вдруг Петька прошептал:

– Кирка, по-моему, за ней следят!

– Что?

– Вон, видишь того парня в зеленой ветровке? По-моему, он тоже идет за ней, вот только откуда он взялся, я его не приметил. А ты?

– Нет, – растерянно проговорил Хованский. – А почему ты думаешь, что…

– Мне показалось, может, я и не прав…

Но Петька, похоже, был прав. Неприметного вида парень в зеленой ветровке явно шел за Кариной. Но она его не замечала. Или делала вид, что не замечает? Вот она остановилась у фруктового киоска. Перед ней стояла еще одна женщина. И парень тоже встал неподалеку, притворяясь, что внимательно изучает газеты на лотке.

– Ты все понял? – прошептал Петька.

– Кажется, да.

– Это становится интересным.

Между тем Карина купила на лотке виноград, черный и розовый. И пошла к метро. Парень двинулся за ней. Петька с Кириллом тоже. Карина спустилась в метро, и трое ее преследователей старались не отставать. Она вошла в вагон поезда, следующего в сторону «Юго-Западной». Парень спокойно вошел в соседний вагон, хотя между ними не было стеклянной перегородки, и видеть, что происходит в соседнем вагоне, он не мог. Петька вошел в вагон за Кариной, а Кирилл за парнем. По крайней мере один из них что-то сможет выяснить, а Петька уж точно узнает, куда едет Карина. Она вышла на станции «Проспект Вернадского» и быстро пошла к стоящему недалеко от метро высокому дому. И тут же Петька заметил Кирилла, который шел вслед за парнем в зеленой ветровке. Значит, понял Петька, парень точно знал, докуда доедет Карина, а она, по-видимому, все-таки не подозревала о его присутствии. Но вот она вошла в подъезд и захлопнула входную дверь перед самым носом у парня. Дверь была заперта на кодовый замок. Однако парень вовсе не стремился проникнуть в подъезд. Он просто уселся на лавочку и закурил.

– Интересно, она к себе домой приехала, а? – прошептал Петька.

– Кто ж знает! Этот тип сидит и ждет, значит, подозревает, что она выйдет.

Прошло минут пять, и Карина действительно вышла, ведя на поводке смешную крохотную собачку.

– Йоркширский терьер! – определил Петька.

Парень на лавочке не шелохнулся. Карина, не спуская собачку с поводка, пошла вдоль двора.

– Слушай, Петь, а что, если он не следит за ней, а просто…

– Что просто?

– Просто он ее… поклонник, влюблен, и все такое…

– Непохоже, Хованщина, ох, не похоже.

– Почему?

– По кочану!

– Квитко, кончай…

– Да нет, Кирюха, влюбленные себя так не ведут. Он следит за ней, причем уже давно, боюсь, очень давно.

– С чего ты взял?

– А он привык! Он уже все знает про нее, ему надоело, он ни на что не надеется… Но его кто-то или что-то заставляет это делать, понимаешь? Ты подумай, он сел в соседний вагон, точно зная, где она выйдет, даже бровью не повел, когда она вышла с собакой…

– Ты хочешь сказать, что он следит за ней все то время, как Суздальцев считается погибшим? – догадался Кирилл.

– Это не исключено.

– Значит, кто-то тоже подозревает, что он жив-здоров и хочет его отловить?

– Зришь в корень, Хованщина.

– Петь, но, может, это связано с чем-то совсем другим? Мало ли какие темные дела могут быть у турфирмы, к примеру?

– Все бывает, – пожал плечами Петька, – но… Меня настораживает поведение этого парня. Он следит спустя рукава, ему надоело!

– Похоже на то.

Между тем Карина, дважды обойдя двор, вернулась в подъезд, даже не взглянув на парня. Он все так же курил на лавочке и тоже бровью не повел.

– Интересно, сколько он еще тут проторчит, – тихонько сказал Хованский, – а то не кисло было бы проследить за ним.

– Только при условии, что его скоро сменят, а то неизвестно, сколько он тут промается. Нам нельзя в самом начале расследования обострять отношения с родаками.

5
{"b":"35643","o":1}