ЛитМир - Электронная Библиотека

– И как тебе удалось? – недоверчиво осведомился Никита. – Я еще понимаю – подслушать…

– Там автомат кнопочный… а у меня зрение – дай бог всякому. Орлиное! Вот я и углядел, на какие кнопки этот тип нажимал. Я потом проверил, все точно.

– Что ты проверил? Как?

– Гошка, говори все по порядку, а ты, Никита, не сбивай его! – потребовала Ксюша.

– Ладно, – кивнул Гошка, – слушайте! Иду я за ним и не пойму никак, почему он собачку в сквер не повел, значит, какое-то дело у него… Смотрю, он прямиком к автомату идет, а там какая-то девчонка разговаривает. А он на часы все глядь да глядь, однако девчонку не гонит. Наконец она сама трубку повесила и ушла. А я, пока он ждал, в сторонке пристроился, но так, чтобы видеть… Ну, он набрал номер, я его запомнил, слышу, он говорит: «Можно попросить Ивана Егоровича? Иван, это я. Все в порядке. Я вчера с ним виделся, все передал. Он слегка удивился, что отправка только на конец сентября назначена, но обещал присмотреться».

– Отправка? – спросила Ксюша. – Какая отправка?

– На тот свет, – хладнокровно пояснил Никита.

– Ой, мамочки!

– Гошка, а дальше что?

– Дальше? Да, в общем-то, ничего. Они еще поговорили про какую-то Ирину, но я ничего не понял. Скорее всего, это их общая знакомая.

– Но к нашему делу она имеет отношение? – быстро спросил Никита.

– Почем я знаю? Но мне показалось, что нет. Ксюха, плесни еще морсику.

Ксюша достала из холодильника кастрюлю с морсом.

– Гош, а ты сказал, что проверил… – начала она.

– Да, да, – подхватил Никита.

– Я пошел за ним, он вернулся в свой двор, чуточку с псинкой погулял там, псинка, кстати, здорово симпатичная, и пошел домой. А я к первому же автомату кинулся и позвонил по тому же номеру. Там тетка какая-то ответила. Я попросил к телефону Ивана Егоровича. Она сказала, что он уже ушел. Вот и все.

– А что, не хило! – заметил Никита. – Похоже, настоящий заказчик именно этот Иван Егорович, а Усатый – просто посредник. Ну и ну, целая цепочка… Кстати, я слыхал, теперь есть такая служба, которая по номеру телефона может дать адрес… Надо разузнать, как туда обратиться.

– Правда? – оживился Гошка. – Вот было бы здорово! Тогда бы мы разузнали все об Иване Егоровиче…

– Да ну, чихня все это! – фыркнула Ксюша. – А Иван Егорович еще позвонит какому-нибудь Петру Петровичу, а тот – Сергею Сергеевичу, а мы всеми будем заниматься? Нам главное – старушку найти и предупредить. У них, может, целый синдикат преступников, нам с ними не справиться.

– И что ты предлагаешь? – полюбопытствовал Никита.

– Пока надо как можно больше разузнать о хозяине Ларри. Он тут, под боком. За ним следить не так сложно. Мы ведь даже знаем, куда он ходит звонить… А разбрасываться мы не можем. Нас ведь всего трое, да и Никита не здесь живет…

– А я не согласен! – закричал Гошка. – Если мы будем разбрасываться, то вообще ничего не узнаем! А Усатый вряд ли все время будет этим делом заниматься. Поэтому для нас главный объект – Иван Егорович! Все говорит о том, что это именно он заказал старушку! И вывести на нее нас может именно он. Или уж киллер, которого мы не знаем, где искать. По-моему, мы должны действовать так, и только так! Всех мы не спасем все равно, а одну старушку – можем.

– Должны! – поддержала его Ксюша.

– Значит, наша первоочередная задача – по номеру телефона раздобыть адрес! – как ни в чем не бывало заметил Никита. – Это я возьму на себя, согласны?

– Валяй!

Они еще поговорили, а потом Никита собрался домой. Мальчики простились с Ксюшей и вышли во двор.

– Только ты поскорее, ладно? – сказал Гошка двоюродному брату. – Нельзя время терять.

– Сам понимаю, – буркнул Никита, – все, я пошел! Пока. Будем держать связь!

А Гошка не спешил домой. Ему безумно хотелось еще разок взглянуть на ту девчонку, Сашу… Он минут двадцать проторчал во дворе, но напрасно. Саша не появилась. «Ну и фиг с ней», – решил Гошка. Он уже потянул за ручку двери, как вдруг услышал за спиной незнакомый голос:

– Ой, подожди, не закрывай!

Он оглянулся. К подъезду спешила девчонка с большой и, видимо, тяжелой сумкой. Та самая, которую в прошлый раз ждала Саша. Теперь он знал – это ее младшая сестра! Он придержал тяжелую дверь.

– Спасибо! – улыбнулась она. – Фу, жарко!

– Помочь? – радостно предложил Гошка.

И, не дождавшись ответа, взял у девчонки из рук сумку, донес до лифта.

– Ты тут живешь? – спросила девчонка.

– Ага.

– И я тоже! Меня Машей звать. А тебя?

– Гошей.

– Гошей? Это Георгий, да?

Но тут подошел лифт, и Гошка внес сумку в кабину.

– Тебе на какой этаж?

– На десятый. А тебе?

– На пятый, но я тебя довезу, дотащу сумку до квартиры.

– Здорово! – просияла Маша. – А ты в какой школе учишься? В красной, за углом?

– Да. А ты?

– Теперь тоже буду там учиться. Мы только недавно сюда переехали!

Гошка донес сумку до квартиры, помедлил мгновение, но, увидев, что Маша достала из кармана сумки ключи, отступил к лифту.

– Ладно, пока!

– Спасибо, Гоша! Может, зайдешь?

– Да нет, мне домой надо, – смутился вдруг он. – Еще увидимся!

– А ты, кажется, клевый парень! – заметила Маша и отперла дверь.

Гошка залился краской и вошел в лифт. «Все отлично!» – решил он. С младшей сестрой он уже, можно сказать, подружился, а всего только помог ей сумку донести. Но зато она наверняка расскажет Саше про клевого парня Гошку, который живет с ними в одном подъезде.

А Маша тем временем выкладывала из сумки продукты в холодильник и громко пела: «Ах, Гоша, Гоша, Гошенька, какой же хорошенький, какой же заботливый, какой ты молодец!»

За этим занятием ее и застала старшая сестра.

– Манька, что ты орешь? Какой Гошенька? Что-то я такой песни не знаю!

– Правильно, не знаешь! Я ее только что сочинила! Скажешь, плохая рифма «Гошенька – хорошенький»?

– Бывает лучше! А кто такой этот Гошенька?

– Ой, Сашка, я с таким парнем познакомилась, отпад! Живет в нашем подъезде на пятом этаже и учится в красной школе! Его зовут Гоша!

– А, я знаю… Соседка, тетя Лена, говорила, она с его мамой дружит. Чем он так тебе понравился?

– Всем! И еще он сумку мне помог донести, до самой двери! И нисколечко не задается!

– Сумку помог донести? Надо же, молодец! Сейчас будем обед готовить!

– Саш, давай не будем… Жарко, неохота у плиты торчать. Попьем чайку с бутербродиком.

– Да я уже для окрошки все приготовила, осталось только сметаны положить и квасу налить.

– Тогда кайф! Саш, а папа…

– Что папа? – сразу вскинулась Саша.

– Не звонил?

– Не звонил! Манька, его, наверное, нет в Москве.

– Сашка, не ври… Ты мне вот что скажи: неужели можно любить-любить детей, а потом в один прекрасный день разлюбить?

– А кто тебе сказал, что он нас разлюбил? Ничего подобного! – без особой уверенности в голосе проговорила Саша. – У них с мамой… испортились отношения… А мы тут ни при чем.

– Знаю, – вздохнула Маня. – Но я по нему скучаю…

– Я тоже. Все, иди мой руки!

– Иду, иду!

Когда Маня вернулась на кухню, Саша решила перевести разговор на менее волнующую тему:

– Надеюсь, ты этому Гоше не сообщила, что мы сейчас одни, без мамы?

– Еще чего! Что я, дура совсем? Ой, как вкусно, Санька! Слушай, Гошка просто классно рифмуется с окрошкой! У нас сегодня, Гошка, прекрасная окрошка! Класс!

– Да, рифма отличная! А ты что, влюбилась в этого Гошку?

– Нет, я еще не влюбилась, но могу…

– А сколько ему лет?

– Думаю, сколько тебе…

– Понятно… Тебе еще окрошки дать?

– Я не могу без Гошки, налейте мне окрошки!

– Манька, ты сдурела! – засмеялась Саша. – Чтобы я больше про этого Гошку не слышала.

– Я ж не виновата, что рифма такая чистая!

– Если я еще раз эту рифму услышу, не будет тебе больше ни окрошки, ни картошки. Только борщ и макароны! Поняла?

– Ой, правда, картошка тоже рифмуется!

6
{"b":"35652","o":1}