ЛитМир - Электронная Библиотека

Гостиная вернула себе привычный статус. Биолабораторию граф и Митя демонтировали, главным образом по причине того, что юный биолог всерьез увлекся восточными единоборствами. В оружейной графа, в оборудованном макиварами и прочими диковинными спортивными снарядами импровизированном тренировочном зальчике, Митя часами лупил под руководством Торлецкого по набитым песком джутовым мешкам и орал «Ки-и-я!».

В гостиную же вернулись и круглый полированный стол, и кожаный диван, и графская коллекция редкостей и оружия, и даже шкура зебры вновь украсила стену напротив входной двери.

Появились и новшества. В углу чуть ли не круглосуточно бормотал на сорока восьми каналах плосколицый корейский телевизор, а возле шкафа, на крышке резного старинного секретера, таинственно мерцал жидкокристаллическим монитором компьютер. Из его колонок периодически раздавались леденящие душу завывания – это граф с Митей слушали через Интернет звуки Марса, передаваемые на сервер NASA марсианским роботом-исследователем.

Послав графу эсэмэску с паролем, Илья и Яна дождались, пока плита отъедет в сторону, открывая вход в подземелье, спустились по каменным ступеням в Круглую комнату, прошли визуальный контроль, и вскоре уже здоровались с Торлецким и Митей.

– Позвольте вашу шубку, мадемуазель Яна! – граф, как всегда, галантный, опередил и Илью, и Митю, с явным удовольствием приняв невесомую дубленку Коваленковой.

Илья скинул свою куртку на спинку стула, подмигнул Мите:

– Ну что, Брюс Ли, как успехи?

Митя вместо ответа показал сбитые в кровь костяшки кулаков, потом озорно улыбнулся и продемонстрировал полушпагат. Сесть в полный шпагат у него пока не получалось.

– Ни-ч-го-ни-ч-го, – одобрила Яна, прихорашиваясь перед старинным зеркалом возле двери. – А-ч-го-мо-лча-то?

– «Путь воина проходит в тишине и созерцании», – солидно процитировал Митя изречение из книги, имевшей длинное название «Наставления благородным мужам, вставшим на путь воина». Изданный еще до революции фолиант, за авторством некоего древнего китайского мудреца Цинь Линя, Мите подарил Торлецкий, и теперь все свободное от физических упражнений и школы время мальчик посвящал изучению восточных премудростей.

На столе уже пыхтел начищенный до блеска самовар, благородное изделие давно почившей в бозе артели братьев Пахомовых. Дым от самовара уходил по хитрой системе коленчатых труб в подземные коридоры, сопряженные с тоннелями метро, оставляя лишь тонкий аромат горелых сосновых шишек.

Еще в гостиной пахло бергамотовым чаем, ванилью и корицей. В плетеных корзинках высились горки сушек, печенья, сухариков и пряников. Тускло посверкивали серебряными боками сахарница, молочник и подстаканники.

Илья водрузил на середину торт, азартно потер руки:

– Ну, прям мечта детства! Сейчас нахаваемся от пуза!

– Экий вы, Илья Александрович, любитель простонародных выражений, – с улыбкой укорил его граф, усаживая Яну, – нет, чтобы сказать: «Устроим пиршество на зависть Лукуллу и Гаргантюа»!

– Отстаете вы от жизни, Федор Анатольевич! – усмехнулся Илья, нарезая торт широким янычарским кинжалом, который одновременно служил и лопаточкой. – Нынешняя молодежь и не такое отчебучивает. Да, Митяй?

Митя в ответ только пожал плечами. Яна прыснула:

– П-уть-во-ина? Т-к-и-б-дешь-в-м-лчанку-иг-рать?

Немного стеснявшийся Яны Митя покраснел и пробурчал себе под нос:

– «Насмешка над юношей может принести немало горестей в будущем, ибо неизвестно, кем он может стать и чем отплатить за оскорбление».

– О, какой ты стал подкованный! – уважительно хмыкнул Илья.

– Дмитрий Карлович весьма разумно сочетает изучение силовых приемов боевых искусств с изучением трудов восточных мудрецов и воителей. – Граф, явно гордясь своим учеником, принялся разливать чай.

Пятничные чаепития у Торлецкого происходили по старинному, раз и навсегда заведенному ритуалу. Первый стакан все пили молча, смакуя. Сласти и выпечка оставались нетронутыми до тех пор, пока граф, всегда самолично колдовавший у самовара, не наполнял гостям стаканы во второй раз.

Тут и шли в дело пряники и сушки. Причем на тех, кто съел хотя бы меньше пяти сушек, граф искренне обижался: «Помилуйте, но сушка – это ж самый наш, самый исконный, русский народный продукт! Как ее можно не любить?!»

Разговоры начинались после третьего стакана, когда Федор Анатольевич принимался подтапливать самовар. Говорили о разном – о погоде, о жизни, о событиях в стране и мире и на исторические, а точнее – на военно-исторические темы.

Но сегодня главным героем стал отсутствующий Громыко. Оказалось, что благообразный руководитель частного охранного предприятия «Светлояр», вроде бы давно избавившийся от своих прежних, «ментовских», привычек, вчера в половине двенадцатого ночи позвонил графу...

– ...Будучи совершенно пьяным, господа! – Торлецкий сверкнул изумрудными глазами и сказал, как припечатал: – Лыка, пардон, не вязал наш майор, да-с! Но! Обещал он во что бы то ни стало появиться сегодня и с важным, крайне важным разговором ко всем. В исполнении Николая Кузьмича звучало это так: «Базар стопудовый у меня! Ты, Анатольич, уж собери народ, лады? А то вилы мне вылезают...» И дальше не совсем цензурное. Ну, вы понимаете, господа.

– Ну и где ж он со своим базаром и вилами? – Илья поболтал ложечкой в стакане и скосил глаза на Яну.

Некогда лучшая оперативница уголовного розыска задумчиво наматывала светлую челку на палец. Илья вздохнул. Он ревновал Яну к ее бывшему начальнику, несмотря на все уверения женатого и «воцерковившегося» Громыко. Ревновал – и ничего не мог с собой поделать...

Интердум примус

Война. Поворачивающий Круг эрри Орбис Верус жестко усмехнулся и отложил кипу докладов, отчетов и донесений. Как любят живущие и смертные это слово! Они до сих пор уверены, что война – главный двигатель прогресса, локомотив их истории. Ограниченные в своем желании все понять и постичь, люди не понимают главного – война не цель и даже не средство. Она – лишь процесс, позволяющий скрыть то, что происходит на самом деле.

Иерарх Великого Круга устроился поудобнее в мягком кресле персонального авиалайнера, несущегося над спящей Европой, выдернул из бумажной кипы последнее донесение эрри Делатора, личного посланника и представителя Поворачивающего Круг в стране Изгнанных, и вновь перечел его:

«Почитаемый эрри! Во славу Атиса сообщаю вам, что, благодаря действиям живущих и смертных, контролируемых нами в высших эшелонах власти, экономическая база Слепцов подточена, и они лишены легальной возможности пополнять свои материальные ресурсы.

Под видом передела собственности в буферных государствах Восточной Европы нанесено несколько эффективных ударов по структурам, подчиненным Слепцам, и в данный момент эти структуры выведены из их подчинения.

В ходе тактических операций лояльные Великому Кругу живущие и смертные из числа так называемой элиты страны Изгнанных обнаружили и под видом государственных проверок и антитеррористических операций фактически уничтожили семь тайных баз Слепцов, на которых производилось вооружение, а также высокотехнологичные изделия двойного назначения.

Согласно информации от собственных источников, несостоявшийся Губивец в настоящее время все еще недееспособен, хотя процесс восстановления идет быстрее, чем мы ожидали. Подчиненные ему на добровольных и коммерческих началах живущие и смертные после успокоения Хтоноса потеряли инициативу и перешли от активных действий к обороне, одновременно конспирируя свою организацию.

В связи с этим обращаю ваше внимание, почитаемый эрри, на опасность потери контактов с целым рядом подразделений подпольной сети Слепцов. Позволю себе привести высказывания Первого Пастыря, эрри Сатора Фабера: «Невозможно найти всех скорпионов. Но их можно выманить ярким светом костра».

Важно: в городах Уральского и Сибирского региона Слепцы интенсивно ведут поиск и вербовку молодых мужчин с опытом военной службы, либо, что предпочтительнее – участвовавших в боевых действиях. Осмелюсь высказать предположение, что организация готовится к созданию мобильных боевых групп, предназначенных для ведения активных боевых действий.

10
{"b":"35667","o":1}