ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хочу сказать, – жестко ответила Катя, – что единственное качество, которое отличает нанимателей от других людей, – это полное отсутствие совести. Даже не всепоглощающая жажда денег, а именно отсутствие совести, жажда денег – это как раз для народа, для людей, свято верящих, что по ящику говорят правду. Настоящему Нанимателю, если писать с большой буквы, деньги вообще не нужны.

– То есть наниматели бедные?

– Не путай богатство и наличие денег! – помотала головой Катя. – Это совершенно разные вещи! Если деньги являются не целью, а средством власти, инструментом подавления и принуждения, то это и есть богатство. В этом смысле Наниматели и есть самые богатые в мире люди. Если же деньги сами являются целью, то это просто деньги, и все. Индекс твоей личной глупости.

Ее слова меня ужаснули. Я вдруг как-то сразу понял, что ввязался в аферу с Кириллом именно ради денег. Я не знал, на что тратить подобные суммы. У меня не было другой цели, кроме как вырваться из нищеты. Просто набить наконец карманы деньгами, покупать комфорт, покупать уважение, покупать собственную независимость. А для чего мне нужен комфорт и независимость? Чего я хотел достичь через них? А чего вообще через них можно достигнуть? Есть ли вообще хоть какие-то достойные цели?

– Можно подумать, тебе деньги не нужны… – сказал я как можно мягче, чтобы ее не обидеть.

– Нужны. Но для достижения целей, с ними никак не связанных. И уж точно не для подавления.

– Да? А это все? – я обвел рукой дорогую технику.

– Это не мое. Я снимаю квартиру. Мой здесь только вот этот компьютер. – Она кивнула на старенький потертый ноутбук. – Остальное досталось от подруги, которая вышла замуж за иностранца. Ей, правда, это все тоже теперь не нужно. А у меня совершенно другие цели.

– Какие? Не обижайся, мне действительно хочется знать!

– Моя цель – спасти человечество.

Я чуть с дивана не грохнулся. Нет, ну всякого ожидал, конечно, но не такого.

– Как ты сказала?

– Спасти человечество, – спокойно и твердо повторила она.

И я понял, что она не сошла с ума и не врет. У нее, похоже, действительно был план по спасению мира. А в том, что его надо спасать, у меня у самого не было ни малейших сомнений.

– Погоди-ка, – осторожно подъехал я снова. – Что именно ты имеешь в виду под спасением человечества?

– Тебе правда интересно? – глянула она на меня с неприкрытым подозрением.

– Правда. Я только недавно сам думал об этом.

– Я хочу… Короче, чтобы излишне тебя не парить, скажу, что мне ни фига не нравится, как мир устроен. Мне не нравится, что, имея только деньги и ничего, кроме денег, человек может легко повелевать судьбами остальных. А они слушаются его, как бараны. Знаешь, почему слушаются? Потому что сами хотят денег. Они думают, что, работая на Нанимателя, смогут урвать кусочек его власти вместе с деньгами. Но это фикция. Если будешь пахать на кого-то, никакой власти никогда не получишь. Всю жизнь будешь крохи со стола собирать. И сколько бы денег у тебя ни было, власти они тебе не прибавят.

– Вот как? – я в сомнении приподнял брови.

– Да! Никто не думает о том, что представляют собой деньги. Это ведь никакая не ценность! Чистой воды фикция, просто циферки, нарисованные на бумаге. Без оглушительной рекламной поддержки они ни фига не стоят!

– По-моему, это уже чересчур. Как это деньги ничего не стоят?

– Да очень просто! Вот ты сам писал сценарии для рекламы. Так? И я в этом бизнесе поработала, а сейчас еще хуже – в газете. Что мы рекламировали?

– Ну… Разное. В зависимости от того, кто платил.

– Ни фига! Вся реклама, вся без исключения, рекламирует только одно – деньги.

– Да уж ладно. Что точно не нуждается в рекламе, так это деньги, – возразил я. – Все и так их хотят.

– Ты хочешь?

– Да. Это честно.

– А почему? Кто тебе сказал, что они чего-то стоят?

– Это не надо говорить! Понятно ведь, что без них ничего не купишь!

– Откуда понятно?

Я принялся судорожно искать ответ, но чем больше углублялся в дебри собственной памяти, тем больше терялся.

– Неужели не ясно? – спросила Катя. – По телевизору и в газетах, на витринах магазинов и на картонках на рынке, везде и всюду написана цена. Стоимость товара – спичек, сигарет, машин, самолетов, артистов… Всего. Но главное, что по телевизору в рекламе демонстрируют привлекательность товара, и тут же, между строк, прописано, что получить его можно только за деньги. Не за то, что ты геройски воевал, или не за то, что каждый день корячишься у станка. Нет – только за деньги. Сущность рекламы состоит в стойком императиве, что деньги являются наивысшей ценностью, раз на них можно обменять любой товар. Мол, важно не работать, не делать что-то полезное, а именно иметь деньги – любым способом, хоть в лотерею выиграть. И будет тогда тебе великое счастье. На самом же деле стоимость современных денег равна нулю, поэтому их постоянно требуется рекламировать. Если рекламный натиск ослабнет, очень многие тут же увидят суть – никаких денег нет, есть только установленная государством цена товара.

Она отдышалась и продолжила:

– Это раньше деньги были из золота и имели реальную ценность. Их можно было копить, зарывать в землю, снова откапывать через сотню лет, и они ничуть не обесценивались от этого. Но государству настоящие деньги ох как невыгодны. Ими невозможно манипулировать. Поэтому с определенного времени государства, одно за другим, разработали систему рекламы денег в современном понимании – пустых бумажек без всяких гарантий. Золото потихоньку изъяли, а в качестве основной религии ввели монетаризм. Жажду денег как наивысшей ценности. Реальные деньги, золото, остались только в казне. А людям оставили фикцию, стоимость которой впрямую назначается государством. В результате, не залезая к тебе в карман, государство способно регулировать твою платежеспособность, просто назначая бумажкам в кошельке ту или иную ценность. Просыпаешься утром, как было восемнадцатого августа девяносто восьмого года, а у тебя уже шиш в кармане вместо денег, хотя воры в квартиру не залезали. И где бы деньги ни находились – хоть в банке, хоть под матрацем, – они меняли цену по мановению руки властей предержащих. То есть Нанимателей. То есть тех, у кого есть реальная власть.

– Ну и картинку ты нарисовала!

– Не нравится? Но все еще хуже, чем ты думаешь. Нам врут постоянно. Ложь – это вообще главное оружие Нанимателя. Точнее, основной боеприпас, а главное оружие под этот боеприпас – телевизор. Самая главная ложь, что деньги чего-то стоят. С этим мы уже разобрались. Вторая ложь состоит в том, что у Нанимателей много денег. Это страшная ложь, потому что Наниматели живут хорошо, имеют власть, красивые дома и красивых женщин. Все стремятся стать Нанимателями, всем хочется. А по телевизору говорят, что для превращения в Нанимателя достаточно набрать много денег. Вранье! Для превращения в Нанимателя надо просто не иметь совести. Деньги ничего не дадут, хоть вагон их имей. Потому что деньги ничего не стоят и обесценить их можно одним указом. Заметил, что кризисы не затрагивают Нанимателей? Это потому, что у них нет и никогда не было денег. Одна чистая власть, основанная на том, что они могут припахать кого угодно задаром. Точнее, за иллюзорные деньги, которые ничего не стоят.

– Э, погоди! – мне хотелось как следует разобраться. – Как же они могут припахать кого-то за деньги, если денег у них нет?

– А зачем они им? Это же просто пиар! Деньги фикция, Наниматели могут генерировать их сколько угодно!

– Но не у всех ведь печатный станок!

– Да кому он нужен, станок? Лучший генератор денег – банковская система. Дело в том, что Наниматели владеют реальными ценностями – средствами производства, людьми, золотом, недвижимостью, яхтами, островами и прочими полезностями. Эти полезности отчасти как раз и делают их Нанимателями. Вот, допустим, у тебя есть завод по производству ботинок, а тебе надо кого-нибудь припахать. Ну, например, новый завод построить, который тоже будет реальной ценностью. Значит, тебе надо обманом заставить кого-то работать. Легко! Надо только разрекламировать везде, что деньги – наивысшая ценность, чтобы все их захотели. Не платить же реальными ценностями! Так самому по миру недолго пойти. Дальше все просто. Ты производишь на заводе ботинки. Под завод берешь в банке кредит разрекламированными бумажками, которые тебе самому на фиг не нужны. Это для рабочих, которые делали ботинки. Они-то думают, что деньги как раз то, что им надо! Поэтому рады их получить. Ботинки вывозишь на продажу. Те же самые рабочие, которым ты насовал бесполезных бумажек, за них берут ботинки. Только за каждую пару платят не по две бумажки, как ты им, а по десять. Ты собираешь этот урожай, часть возвращаешь в банк, чтобы бумажками мог воспользоваться еще кто-то, не запуская печатный станок, а оставшееся платишь другим рабочим, которые построят новый завод. Они тоже радостно возьмут за работу деньгами. Теперь у тебя два завода, и каждую следующую махинацию будет пробить все легче и легче. Излишки денег ты можешь тратить по-разному. Например, отдавать женщинам, которые будут тебя за них обслуживать. Они ведь думают, что им нужны деньги, а ты точно знаешь, что тебе надо, – чтобы тебя обслужили. В результате Наниматель всегда получает реальную ценность, а те, кому он платит, – фикцию.

64
{"b":"35678","o":1}