ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как Кидди это сделал? – прошептал Кидди.

– Миха считает, что Кидди сделал это во сне, – отозвался орг.

– Я не вижу снов, Миха, – скрипнул зубами Кидди. – Я никогда не видел снов, кроме тех, что устраивали для меня Билл или Сиф. Кроме того короткого сна на пароме и того сна, что я увидел сегодня утром, но ни в одном из этих снов я ни прикоснулся к тебе и пальцем.

– Нет информации, – ответил после паузы орг. – Ничего не знаю о снах Кидди.

– Кто-нибудь еще спрашивал тебя об убийстве Михи? – глухо спросил Кидди.

– Рокки Чен.

– И он задавал тебе те же вопросы?

– Нет, он только оставил запись для тебя, Кидди.

– Какую же?

Внутри орга что-то щелкнуло, раздался шум, и голос Рокки Чена бесстрастно произнес: «Кидди. Если ты слушаешь это, значит, ты вновь с Моникой. Постарайся не столкнуться со мной. Ты убил моего друга. Я могу не сдержаться».

– Хозяин?

Это был по-прежнему голос Михи, но на Кидди вновь смотрело лицо Джефа.

– Скоро город. Вы готовы уточнить маршрут?

– Центр TI200. Сможешь посадить купе на третьем уровне?

– Джеф имеет допуск на любую парковку, – как показалось, с гордостью ответил орг.

– Валяй! – махнул рукой Кидди.

– Что значит команда «валяй»? – повернул голову Джеф.

– Ничего, – махнул рукой Кидди и запросил справочную: – Магда Эль?

«29 лет. Корпорация «Тактика». Кандидат наук. В настоящий момент по договору с учреждением «Обратная сторона» работает барменом в административном здании. Прочая информация закрыта. У вас есть контакты с Магдой Эль. Свяжитесь с ней напрямую».

– Кандидат наук? – Кидди наморщил лоб. – Образование?

– Прочая информация закрыта.

35

В тот день блок-файл выдал служебную мелодию ранним утром. Кидди поправил манжет воротника, затянул поясной ремень и только после этого оторвался от созерцания восхода солнца над лунной равниной. Никогда не пропускал фантастическое зрелище, собранное из ярких бликов и иссиня-черных теней. Магда, одной рукой придерживая полотенце на мокрых волосах, наклонила турку и наполнила крохотную чашечку кофе.

– Мороженое?

– Нет.

Кидди покачал головой, с улыбкой наблюдая, как его женщина опускает в собственную чашку щедрую порцию калорий. Да уж, чего-чего, а за фигуру ей беспокоиться не следовало. Не было ни одного мужчины на базе, который не пощелкал бы одобрительно языком при виде стройной красавицы за стойкой, но только один Кидди знал, что под чистой кожей скрывается завидное здоровье и крепкие мускулы.

– У тебя железные нервы, – улыбнулась она.

– Вовсе нет, – Кидди взглянул на помигивающий огоньком вызова блок-файл. – Просто я знаю, что это за сообщение.

– На что спорим? – загорелась Магда.

– На прогулку на лунолете? – Кидди прищурился.

– И я за пультом! – Она прикусила от азарта губу.

– Если я угадаю, тогда я за пультом, – кивнул Кидди. – Сообщение о том, что моя выслуга состоялась.

– Подожди. – Магда растерянно перечитала сообщение. – Сегодня уже восемь лет?

– Восемь лет, – глотнул кофе Кидди. – Ровно восемь лет, как я вышел из лайнера. Спустился по трапу и ступил на поверхность Луны. На самом деле значительно меньше, потому что вычтены неиспользованные отпуска. Я улетал с Земли поздней осенью, теперь конец лета. Но все равно – восемь лет. Если судить по служебным таблицам, я заработал приличное содержание и маленький домик в зеленой зоне. Неплохой вариант для того, чтобы подумать о том, что делать дальше?

– Разве ты еще не задумывался?

Магда вновь прикусила губу, только азарта в ней не осталось ни на грош.

– Здесь все по-другому, – Кидди пытался подобрать слова. – Задумываться следует там, где собираешься жить. Для того чтобы не передумывать задуманное.

– И как же ты собираешься дальше жить?

Она спросила об этом почти спокойно. Все-таки выдержкой Магду бог не обидел. Ни разу она не позволила себе хотя бы намекнуть на их совместное будущее. Ясно давала понять только одно: с Кидди она счастлива, а когда его нет рядом, она терпеливо ждет, когда он вернется.

– Не волнуйся, – Кидди поднялся, подумал мгновение, чтобы не сказать лишнего. – Я задержусь здесь еще на неделю. Министерство значительно сократило программу испытаний, но у меня еще остались некоторые вопросы, да и личное тестирование. Исчезну на пару часов, но ты этого даже не заметишь. Для тебя я вернусь в тот же день. А потом, потом отправлюсь на Землю и определюсь…

Она замерла.

– Определюсь, есть ли возле домика, что мне предложит министерство, какой-нибудь уютный бар.

Магда сдержала улыбку. Она кашлянула осторожно и прошептала:

– У меня хорошее образование. Я врач. Необязательно бар.

– Почему же ты тогда нанялась на базу барменшей?

– Я… – Она смешно пожала плечами и вытянула губы. – Я искала любую работу на Луне. Очень хотела побывать в космосе, пока не найду самого близкого человека. Потому что, когда найду, я уже ни на шаг не отойду от него.

Магда ждала уточняющего вопроса, но Кидди опять ничего не спросил. Он знал, что она скажет, если он спросит, что бы она делала, если бы не нашла близкого человека. Она бы ответила, что отправилась бы на Марс, или Титан, или еще куда и точно так же смотрела бы на звезды, пока не нашла бы кого-то одного. И добавила бы, что уже нашла. Кидди не спросил этого. Ему вдруг не захотелось, чтобы мозаика так предсказуемо сложилась в идеальный узор. Он с улыбкой надавил Магде на кончик носа и отправился в аппаратную корпорации, где теперь даже и Келл редко появлялся. Кидди шел по рукаву главного коридора и впервые ощущал, как его мысли разбегаются в разные стороны, захлестывают что-то в груди и даже перехватывают дыхание. Странно, но, прекрасно зная об этой дате, он и предположить не мог, что ему придется сдерживать желание сорваться с места и побежать, ускорить исполнение последних забот, чтобы бросить эту опостылевшую базу «Обратная сторона», забыть об обреченных, испуганных лицах заключенных, из глаз которых плещется тоска, перемолотая со злобой, забыть о пластиковых коридорах и искусственном, пахнущем вакуумной смолой воздухе, забыть о непрерывно гудящем псевдограве и вечерней ломоте в коленях и спине из-за едва заметных стыков в искусственной гравитации, забыть о Магде… Забыть? Да, Кидди хотел забыть обо всех, с кем он работал или виделся здесь, особенно он хотел забыть о Котчери и об этом мерзком ублюдке, Ридли Бэнксе, которого его родное министерство обрекло на вечную жизнь среди недоходимых гор, но хотел бы он забыть о Магде? Разве есть не только на Луне, но и на всей Земле хоть кто-то, к кому Кидди с таким же желанием спешил ежевечерне хотя бы для того, чтобы уткнуться носом в теплую грудь и прислушаться к ровному дыханию? Разве мог хоть кто-то оказаться на ее месте? Если только Моника, но, какой бы сволочью ни был Кидди, он ведь не бесчувственный камень. Миха всегда будет стоять между ним и его сумасшедшей женой, да и слишком многого хочет от него Моника, столь многого, что обрекать себя на роль источника вечного душевного неудовлетворения близкого человека было бы слишком глупо. Так что же мешает ему, не слишком удачливому и счастливому, но молодому и крепкому обеспеченному мужику, почти уже отставному майору Кидди Гипмору, развернуться, пойти к удивительной женщине Магде Эль, которая готова ради него на все, сказать ей вполне обыденные слова и сделать ее счастливой? Что?

Кидди даже остановился. Пару десятков шагов осталось дойти до дверей аппаратной, но Кидди остановился, положил руку на змеящиеся вдоль стены жгуты оптического волокна, кабелей и труб, поднял лицо к решетке озонатора, жадно вдохнул.

Что ему мешает? Не то ли, что таких женщин, как Магда, не бывает? Золото под ногами не валяется, принцессы не работают в барах, желания, загаданные на вспышки метеоров, не сбываются. Желания вообще не зависят от метеоров. Тем более что они здесь, на Луне, вовсе не видны. Не на показания же сейсмометра желания загадывать. Да и сбудутся ли? Что тебе мешает, Кидди, вернуться и сделать счастливым хотя бы одного человека в жизни? Или Сиф по-прежнему мертвой хваткой вцепилась в твое сердце и не пускает туда больше никого?

36
{"b":"357","o":1}