A
A
1
2
3
...
78
79
80
...
91

– От Моники не осталось ничего, – повторил вслух Кидди и вдруг почувствовал новую боль, которая началась у него в груди и с такой силой ударила по глазам, что из них хлынули слезы. Здесь, в крови и грязи, обожженный и почти оглушенный, он вдруг понял, кем была для него Моника. Она просто-напросто была родным человеком. Сестрой ли, матерью, любовницей, это не имело значения, потому что именно она, Моника, волею судьбы и собственной дурости ставшая Даблин, была тем человеком, над которым Кидди и должен был плакать, не стесняясь ни себя, ни кого бы то ни было. Размазывая слезы по щекам, Кидди сунул импульсник в карман, вновь завернул в фольгу и отправил туда же чиппер, когда до отвращения знакомый голос прозвучал у него над головой:

– Вот я и нашел тебя, негодяй Кидди Гипмор.

Кидди выпрямился. Перед ним стоял Ридли Бэнкс. Его узкие губы были плотно сжаты, глаза прищурены, все лицо обветрено и покрыто какими-то то ли шрамами, то ли следами прожитых лет, но это был именно Ридли Бэнкс, тот самый преступник, которого старший инспектор Кидди Гипмор принимал на базу «Обратная сторона» последним. От красной робы не осталось и следа. Он был одет в потертые джинсы, майку и странное длинное пальто. Бурые пятна на одежде и огромный нож в правой руке, которым Ридли постукивал по колену, не оставляли сомнений, что владельцы этой одежды расставались с ней не по собственной охоте.

– Ты обманул меня, Кидди Гипмор, – отчего-то равнодушно произнес Ридли.

– Ты бежал? – с трудом шевельнул языком во рту Кидди.

– Там была одна книга… – Ридли мечтательно закатил глаза. – Я прочитал, да. Там есть слова: «Ничего не будет невозможного для вас». Вот. Я иллюстрация, Кидди, к этой книге. Я очень хотел до тебя добраться, и я добрался. Я верил, что я доберусь до тебя, Кидди, и я добрался. Правда, не в первый раз, но ничего. В прошлый раз ты улизнул, теперь я тебе этого не позволю. Не вздумай растворяться в воздухе, я успею снести тебе башку! Именно тебе, не хочу срывать зло на чужих бабах, пусть даже это и сладко, не хочу… Я хочу не кого-то, а именно тебя порубить этим ножичком на части. И голову я отрублю последней! Ложись, Кидди! Мне предстоит потрудиться!

Ридли занес над головой нож, одновременно толкнув Кидди в траву, и уже падая, тот увидел, как разлетается на части, крошится, рвется, горит грудная клетка Ридли.

68

– Кто это был? – спросил Снаут, обернувшись с места пилота.

– Преступник. – Перевязанный и покрытый несколькими слоями биоплекса Кидди полулежал за его спиной.

– Да, там, в этой детехнологизированной зоне собираются одни преступники. – Снаут недовольно покачал головой. – А если ты не преступник, тогда жертва. Больше всего меня смешит само определение «детехнологизированная»! Зона беззакония – вот что это такое! Полиция вылетает только на убийства и другие серьезные преступления, так ведь даже службы оповещения нет! Телефоны по барам да церквям, и – все! Я чудом успел! Да, неприятно… Работа, конечно, обязывает, но по человеку стрелять пришлось в первый раз.

– Будете докладывать? – спросил Кидди.

– Отчет обязателен. – Снаут щелкнул автопилотом. – Плюс файл с подствольника. Он все фиксирует. Попытка убийства налицо, а разбираться, если убийца мертв и событие произошло в этом отстойнике, никто не будет. Как его имя?

– Я… не знакомился с ним, – почему-то солгал Кидди.

– Понятно. – Снаут сочувственно вздохнул. – А ямка откуда там? Кто баловался плазменным объемником? Вот ведь, черт их всех задери! От технологий ушли, а оружие используют такое, что…

– Эти люди погибли. – Кидди потрогал пальцами засохшую пену биоплекса на щеках. – Я стоял метрах в десяти.

– Это тебя вспышкой обожгло, – кивнул Снаут. – Весь жар внутри сферы. Камень плавится, говорят. Кто там был…

– Это… неважно, – ответил Кидди.

– И это правильно, – довольно кивнул Снаут. – Все проблемы от лишней информации.

– Как вы меня нашли? – спросил Кидди.

– Отследил купе, вышел в зону, оставил свой аппарат на границе и отправился говорить с людьми. Добавили вы мне хлопот, майор. С другой стороны, и хорошо, что вас никто не видел. Пришлось запрашивать всю текущую информацию по этому району. Чиппер-то ваш не фиксировался уже. Рутинная процедура, анализ этой самой текучки, обычно не помогает, тем более след ваш я давно потерял, теперь так уже вообще сутки прошли. Ну мне и выдали информацию, что только что вспышка произошла в десятке километров от границы. Ну пока вернулся на этот их чертов пограничный пункт, пока добился того, что пропустили мое купе, едва не опоздал. Этот приятель явно собирался порезать вас на кусочки.

– Голову обещал отрубить в последнюю очередь, – прошептал Кидди. – Так что у вас еще было время.

– Паренек оказался с чудинкой, – стер с лица улыбку Снаут. – Сейчас куда вас? В городе будем через полчаса. Я могу вызвать через свой чиппер такси до вашей виллы, потом сочтемся.

– К отцу, – попросил Кидди.

– Вы уж будьте осторожней, – взъерошил волосы на затылке Снаут. – Хотя бы до утра. А там я вас под охрану вновь возьму. Если найду, конечно, у меня ваш чиппер в навигаторе как звездочка сиял. Возьмите маячок.

Снаут бросил Кидди на сиденье покрытый прозрачной пленкой браслет телесного цвета. Кидди стиснул его в пальцах. Он ничем не отличался от того, который убил Рокки и Монику.

69

Отец спал. Сначала Кидди невольно замер, разглядев в отсвете мерцающего монитора скорчившуюся в кресле фигуру, но потом услышал дыхание. Кидди перевел взгляд на экран, на котором повторялся один и тот же сюжет – юная, похожая на ту себя, которая висела в душевой, мама с улыбкой ставила на траву розовощекого трехлетнего Кидди, и тот, покачиваясь с ноги на ногу, топал к распростершему объятия отцу. Запись обрывалась, когда до отца оставалось шага три, не больше, и мама снова ставила на траву Кидди, и тот снова начинал неоконченный путь. Нет, в той реальности, которая давно уже минула, он, конечно, добежал до отца, даже и в памяти что-то похожее сохранилось, то ли твердые пальцы под мышками, то ли небо, приближающееся при каждом подбрасывании, но здесь, в этой квартире, он так и не добежал.

Кидди вновь обернулся к отцу. На столике возле кресла холодом мерцала вода в высоком бокале и искрились отблесками экрана пластики с пилюлями. Кидди провел по упаковкам ладонью. Антидепрессанты, успокоительное, снотворное, тонизирующее. Вряд ли отец принимал последнее. Кидди отломил от прозрачной ленты один крошечный контейнер, бросил его в рот, запил водой. Отец неловко повернулся и засопел. Кидди закрыл глаза, чувствуя, как в голове наступает ясность, затем взял пульт и набросал на мониторе поверх топающего карапуза: «Папа. Закажи себе новый чиппер. Пока». Отец вновь зашевелился, Кидди взял с дивана подушку и, странно ощущая чужую кожу на своей ладони, подоткнул ее отцу под щеку и осторожно стянул с сухого запястья браслет. Может, и впрямь лучшей судьбой в таком состоянии для каждого были бы несколько лет в компрессии? Уж во всяком случае, этот выбор ничем не хуже пилюль и имплантов.

Еще полчаса у Кидди ушло на то, чтобы принять душ и осторожно стянуть с лица и кистей рук шелуху биоплекса. Новая кожа была нежно розовой, как у младенца, и Кидди еще сильнее показался сам себе похожим на мать. Странное ощущение, что она где-то поблизости, пронзило плечи дрожью, но Кидди только прибавил холодной воды и, стиснув зубы, несколько раз повторил: потом, потом, потом… или никогда.

Когда, переодевшись в чистое, Кидди выбрался на улицу, уже стояла ночь. Рекламы в этом районе почти не было, поэтому все освещение составляли тусклые светильники на галерее, огни пролетающих купе и отсветы окон противоположного жилого монстра. Спугнув влюбленную парочку, он вышел на парковочную площадку, занял свободное купе, бросив скан с чиппера отца, тут же стянул его с руки и вытащил чиппер Рокки. Брюстер на линию отозвался почти сразу.

79
{"b":"357","o":1}