ЛитМир - Электронная Библиотека

– …Ну так ты в нем все равно хреново выглядела, честно тебе скажу. Прямо маленькая какая-то, словно карлик. Ни кожи ни рожи, прости господи… И толстая. И руки почему-то кривые… А, ну да, ты ж на баяне играешь. И еще у тебя ноги в том костюме тоже кривые…

– Ну чего врешь-то? – подняла из подушки лицо Люся. – Там же брюки, не видно ни фига.

– А у тебя, Люся, по лицу видно, что ноги кривые. Но только в том костюме! – торопливо добавила Василиса. – Короче, хватит реветь, мне тут работка подвернулась. На свадьбу приглашают в эту субботу. Так что забудь про «Тюленя», садись за баян гаммы повторять.

Подруги в прошлом довольно часто подрабатывали на свадьбах – Василиса слыла замечательной тамадой, а Люся талантливо играла на баяне. В последнее же время в силу некоторых обстоятельств они возомнили себя способными сыщицами и проводить свадьбы просто не успевали. Но теперь, когда Люсина дочь Ольга всерьез настроилась сменить фамилию, Василиса решила, что пора тряхнуть стариной, провести, так сказать, генеральную репетицию. Да и деньги Люсе на костюм надо было заработать, как-никак негоже выставлять мать невесты в чем придется, Люся должна блистать!

– Давай доставай баян, я сейчас фугу повторю! А то уже пальцы совсем отвыкли. Чего раньше молчала? У кого свадьба? Сколько человек? Что за люди? – всполошилась Люся и вдруг осела: – Ой, а как же в субботу? В эту субботу Новый год.

У Василисы округлились глаза, потом она запыхтела, поджала губы и постаралась быть вежливой:

– Скажи, Люся, а какое отношение ты имеешь к этому святому празднику?! Не далее как год назад ты мне поклялась вычеркнуть эту дату из своего календаря. Ты что, не помнишь, как в прошлый год неделю крутилась на кухне и ровно в одиннадцать обняла единственную бутылку шампанского и брыкнулась спать? И испортила мне все заслуженное веселье, да! Ты забыла? А я… – подруга горестно всхлипнула.

Люсе стало неловко. Она и правда ничего не помнила, однако Вася ей рассказала.

– Но я ведь встала в двенадцать… – слабо оправдывалась она.

– Да! Ты встала! – вспомнила бывшую горечь Василиса Олеговна. – Ты прямо-таки вскочила! Потому что я тихонечко сняла проволоку с бутылки! И шампанское шарахнуло прямо у тебя в объятиях! Ой, как вспомню!.. Малыш скачет! Финька за пробкой носится, а ты вся в пене, в луже и заикаешься!

Василиса от этих воспоминаний завалилась в подушки и непотребно загоготала. Люсе никогда не нравилось, что ее персона вызывает такую бурную радость. Однако ж и перечить подруге она побаивалась. Чего уж там – действительно, обмочилась… в смысле, шампанским облилась, а Василиса на что намекает?

– Я не в луже, я вся в шампанском была…

– Ой, уж и не знаю, чего там было больше, – посерьезнела подруга и выкарабкалась из подушек. – Однако ты в моей памяти так и осталась с подмоченной репутацией. Нет, Людмила, в этом году даже и не заикайся – идем на свадьбу. Во-первых, не надо беспокоиться о салатах, во-вторых, приличным людям тебя покажу, а в-третьих… Люся, я уже взяла у них повышенную оплату за праздничные!

– Ага… – послушно кивнула Люся. – Тогда доставай баян, надо фугу повторить.

Вот чего Вася больше всего боялась, так это той самой фуги. И на кой черт ее Люсенька все время повторяет, как будто ее кто-то в консерваторию тащит! Пришлось призвать весь свой артистизм, навесить на чело озабоченность, ухватиться за виски и слабо пробормотать:

– Ах, Люся! Ну конечно, ты повторишь свои фуги, я понимаю, ты без них и нот-то не вспомнишь, но только не сейчас. Мне надо поработать над сценарием. У нас уже деньги на руках, а я все еще не отточила некоторые детали торжества. Вот скажи – если мы отца невесты в праздничный торт затолкаем, это будет слишком банально?

– Нет, ну отца…

– Да-да, я тоже так думаю. Избито. Придется все же тебя с баяном.

После этого Василиса Олеговна уплыла в спальню отшлифовывать детали, а Люся так и осталась стоять посреди комнаты, поглядывая на верх шкафа – до заветного музыкального инструмента она не могла дотянуться даже на табурете.

Дальше дни недели поскакали шаловливыми кузнечиками. Поздравления, покупки подарков, маски из склизкой овсянки, выдергивание бровей и седых волос, разгрузочно-простоквашный день, голова шла кругом от праздничного марафона. Василиса целыми днями просиживала за телефоном и сама руководила подготовкой к свадьбе. Попались настолько неопытные клиенты, что ей приходилось им буквально диктовать каждый шаг.

– …Ну и зачем вы это сделали? – пеняла она матери невесты в телефонную трубку. – Кто вам сказал, что свадебный каравай надо покупать в тот день, когда молодые подали заявление в загс? Ах, вы побоялись, что поднимутся цены на хлеб! Ну я где-то вас понимаю… но каравай все же придется поменять… А я говорю – поменять! Что значит «не выбрасывать же»? Ну, я не знаю, подарите его своим соседям на Новый год, что ли!.. Нет, я категорически настаиваю – или вы меняете каравай, или будете менять молодым зубы!

Не успевала Василиса расслабиться, как телефон звал ее снова.

– …И какое платье вы заказали? Колокольчиком внизу, да? А-а, внизу – Царь-колоколом… Понятно… Да нет, я ничего, но знаете, женихи обычно с такими платьями отчего-то нервничают, постоянно под эти самые колокола норовят заглянуть… Да нет, чего же пошлого, просто им кажется, что от них невеста что-то скрывает или кого-то… Ну в общем, нервничают они, из опыта вам говорю… А, ну да, ну да, если вы ей такой коротенький колокольчик вместо юбки… нет, тогда ни для кого никаких секретов… конечно…

– …Постойте! Вы же хотели проводить свадьбу в ресторане! Почему теперь перенесли праздник в дом к соседям?.. Ага… ага… Ой, ну я не знаю! Нет, я, конечно, понимаю – в ресторане дорого, а тут такая удача – соседи уехали в санаторий и вам оставили ключи поливать цветы, но… Хорошо, нам действительно никакой разницы… И гостей будет в два раза меньше? Позвольте, а как же оплата? Все остается в силе? Ну что ж, тогда давайте – крушите соседское гнездо!

Люся жалела подругу, оттого и налегала на баян с еще большим рвением, Малыш выл еще громче, кот в музыкальном экстазе прыгал по всем цветочным полкам, а несчастные добрые соседи собрались у Аньки на первом этаже и строчили коллективную жалобу самому президенту.

Подруги так измотались, что, казалось, никакая сила не сможет их поднять утром. Так оно и было, но однажды Василисе удалось проснуться в девять утра. Ее разбудил странный мужской голос. Он прокрадывался прямо в сон, и Василиса по глупости даже не хотела просыпаться, но чем дольше она храпела, тем громче говорил мужчина:

– Василиса, единственная моя, я люблю тебя. Я люблю, когда ты ворочаешься во сне, когда ты чмокаешь губами, когда сочно всхрапываешь и браво гикаешь спросонья, но больше всего ты мне нравишься, когда просыпаешься. Открой свои глазки, встреть утро вместе со мной, я устал ждать…

Конечно, Василиса внутренне собралась, открыла глаза и приготовилась встретить утро с этим сладкоголосым господином! Но голос был, а господина нигде не наблюдалось. Васенька сначала даже не рискнула его искать – грациозно изогнувшись, она унеслась в ванную привести в порядок лицо. Однако, когда она так же грациозно вернулась, мужчины не было. А голос все так же лил пряничную патоку:

– …Встреть утро вместе со мной, я устал ждать…

– А уж я-то как устала… – подозрительно прищурилась Василиса и полезла под кровать.

Сначала под свою, а потом под Люсину.

– Ой, Васенька, с добрым утром… – продирая глаза, поздоровалась Люся с тем, что торчало из-под ее кровати. – Ты там тапки, что ли, ищешь?

– Да нет же… мужик куда-то запропастился… – пропыхтела Василиса, пятясь из-под кровати. – Вот говорит и говорит, а сам, паскудник, спрятался. Ну что за мужики пошли, хуже женщин, честное слово! Наговорил слов ласковых, так выйди, прими ответную страсть, чего бояться?!. Люся, вставай, помоги мне диван поднять…

Люся бодро вскочила, но диван поднимать не торопилась.

– Вась, его там нет, я тебе точно говорю, – довольно улыбнулась она. – И вообще… погоди…

3
{"b":"35706","o":1}