ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он взял Энн за руку и потянул ее за собой.

Девушка не сопротивлялась. Никогда раньше она не позволяла малознакомым молодым людям так свободно вести себя с ней, однако с Брайаном все было по-другому. Он подвел ее к шикарному темно-серому «кадиллаку». Энн не очень хорошо разбиралась в моделях машин, но знала, что этот автомобиль должен стоить кучу денег.

– Какая красота, – прошептала она, когда Брайан распахнул перед ней дверцу.

– Друзья надо мной смеялись, когда я купил эту развалюху, – улыбнулся Брайан. – Зато после ремонта им пришлось взять все свои насмешки обратно. Тебе правда нравится?

– Это чудо, – заверила его Энн.

Брайан сел в машину, завел ее, вставил кассету в магнитофон.

– Ничего не имеешь против Синатры?

– Обожаю Синатру.

На самом деле Энн предпочитала более современную музыку, но сейчас она была готова полюбить все, что угодно, лишь бы угодить Брайану.

– Вот и отлично.

Проникновенный баритон заполнил все пространство салона. Машина плавно тронулась с места, и Энн показалось, что ее уносит в какой-то другой мир, отличный от всего привычного и надоевшего. Никогда с ней не происходило ничего подобного. Ни один мужчина не нравился ей так, как этот неразговорчивый темноволосый парень, ни разу в жизни не ощущала она такую странную податливость, готовность делать то, что этот человек скажет ей.

Наверное, это и есть любовь, размышляла она про себя, наблюдая за проносящимися мимо машинами и огнями вывесок. Любовь с первого взгляда…

3

– Привет, Энн, как ты вчера поработала? – спросил Джим небрежно на следующее утро. Что-то в его тоне подсказало девушке, что этот вопрос был задан неспроста.

– Нормально, – сдержанно ответила она, проходя к своему месту.

Но Джим не желал оставить ее в покое.

– Много сделала? – Он шел за ней с дымящейся кружкой кофе.

– Достаточно. – Энн отодвинула стул и села.

Ее не покидало ощущение, что Джим что-то недоговаривает, и она терпеливо ждала, когда он доберется до сути.

– А я вот вчера в кино ходил…

Вот оно. Значит, ей не послышался его голос в фойе кинотеатра. Неужели он ее видел?

– Что смотрел? – Она подняла на него глаза и невинно улыбнулась.

– «Удар кобры».

– Интересно?

Больше всего на свете Энн хотела сейчас, чтобы Джим вернулся к себе и оставил ее в покое. Но он, похоже, таких намерений не имел.

– Так себе, – скривился Джим. – Могло быть подинамичнее. А ты какие фильмы предпочитаешь?

– Я вообще не люблю ходить в кино. – Энн бойко застучала по клавиатуре.

– А что же ты тогда вчера делала в Элизиуме? – осведомился Джим.

Энн с силой нажала на клавиши. Наконец-то он высказался.

– А что тебя не устраивает? – Она одарила Джима свирепым взглядом. – Я, кажется, свободный человек и имею право делать все, что хочу!

– И с кем захочешь, я уже это понял, – мрачно добавил он. – Могла бы и не сочинять вчера про работу, а просто сказать, что не желаешь никуда со мной идти…

Энн чувствовала свою вину. Но признаться в этом? Никогда!

– Я действительно думала поработать вчера.

Но мне неожиданно позвонили и…

– Можешь не скрываться, – ехидно перебил ее Джим. – Я видел тебя с тем парнем с катка.

Брайан, кажется…

– Точно. Брайан. Молодец, Джим, отличная память, – проговорила Энн сурово. – А теперь, если ты не возражаешь, я бы хотела заняться делом.

Энн злилась на себя, на Джима, на весь мир.

– А я хотел бы выяснить только один вопрос. – Джим наклонился над ней и прошептал ей на ухо:

– В силе ли наша сегодняшняя договоренность?

– Если ты настаиваешь, – пожала плечами Энн, как бы говоря, что у нее нет ни малейшего желания.

– Все ясно, – хмыкнул Джим. – Ладно, предложение отменяется. Но хотел бы я знать, Энни, что такого есть в нем, чего нет у меня?

Никогда не целуйся на первом свидании – это был непреложный закон в жизни Энн Дойчерс. Если мужчина считает тебя легкой добычей, ты никогда не вызовешь у него настоящего интереса. Поцелуи и все прочее никуда от тебя не уйдут. Но с Брайаном все с самого начало шло не так.

Они подъехали к ее дому в первом часу. Дождь лил по-прежнему, и Энн ужасно не хотелось выходить из теплой уютной машины и бежать к подъезду.

– Посидишь со мной? – попросил Брайан. – Хотя бы пять минут.

Она молча кивнула. Если бы он только догадывался, насколько она жаждет остаться здесь с ним…

Они сидели в тишине, держась за руки и прислушиваясь к шуму дождя на улице. Поцелует он меня или нет? – гадала про себя Энн, не зная, следует ли ей как-то подтолкнуть его или лучше не торопить события. А вдруг я его больше не увижу? – подумала она холодея.

– Может быть, встретимся как-нибудь еще? – проговорил Брайан с видимой небрежностью.

Энн испытала невероятное облегчение. Как минимум еще один раз у нее есть.

– Я не против, – тихо сказала она.

И снова давящая тишина, которую совершенно невозможно нарушить.

– Энн, можно я тебя поцелую? – раздался робкий голос Брайана.

Энн закусила губу, чтобы не рассмеяться.

Мальчишка! Сколько ему лет? Неужели он не понимает, что о таких вещах не говорят?

– Ты всегда спрашиваешь девушку об этом?

Она покосилась на Брайана. Тот смотрел вперед, его губы были плотно сжаты.

– Н-нет, – выдавил он из себя.

Боже, что я делаю!? – немедленно спохватилась Энн. Еще не хватало, чтобы он подумал, что я издеваюсь над ним! Она протянула руку и погладила его по щеке. Такая гладкая, бархатистая кожа, совсем как у девушки, только немного колется у виска…

Через секунду она уже была в его объятиях.

Его руки оказались на удивление сильными, а губы – страстными и неопытными. Энн была счастлива. В последний раз она испытывала такое по-детски восторженное чувство, когда Стив Тейлор, самый красивый мальчик в их школе, пригласил ее на выпускной бал. Только тогда она заболела скарлатиной и не смогла пойти, а сейчас все происходило на самом деле, с ней, а не с соседкой по парте или героиней из книги.

– Мне пора. Уже поздно, – раздался чей-то слабенький, но упрямый голосок, и Энн не сразу осознала, что это говорит она.

Брайан моментально отодвинулся от нее.

– Прости, я слишком задержал тебя…

Она поправила волосы, ожидая, что он добавит еще что-нибудь, но он молчал, и Энн открыла дверь машины.

– Давай встретимся в выходные? – наконец выговорил Брайан.

– Хорошо.

– Я тебе позвоню, ладно?

– Лучше на работу. Домой я прихожу очень поздно.

Он кивнул. Энн выскочила из машины и побежала к подъезду. Она вымокла за две секунды, но что был ей дождь, когда сердце пело у нее в груди? Спрятавшись под козырьком подъезда, она помахала рукой в темноту. В ответ донесся гудок клаксона. Энн улыбнулась и юркнула в дом.

Только на работе она поняла, что совершила ошибку, не взяв номер его телефона. Тогда она могла бы сама позвонить ему, а не томиться в ожидании его звонка. Теперь при каждом звонке, который раздавался в их комнате, она подпрыгивала и с нетерпением ждала, что позовут именно ее. Такое иногда случалось, но разочарование поджидало ее снова и снова – звонили клиенты, подруги, родственники, начальство, но никогда Брайан. Энн ужасно злилась из-за того, что все эти люди вдруг вздумали пообщаться с ней не вчера, не завтра, а именно сегодня, когда она ждет столь важный звонок.

А самое неприятное было то, что Джим Гаррисон не сводил с нее глаз весь рабочий день.

Казалось, у него совсем нет дел – когда бы Энн ни вставала с места, она все время натыкалась на его сосредоточенный, изучающий взгляд. Она ждала звонка, он тоже ожидал чего-то, и это двойное ожидание действовало ей на нервы.

Во второй половине дня Энн немного успокоилась. Сейчас только четверг, до выходных еще далеко, поэтому Брайан может и не позвонить сегодня. Он дает ей время подумать, разобраться со всеми неотложными делами, чтобы ничто не помешало им провести уикенд вместе. Энн расслабилась, перестала вздрагивать, когда звонил телефон, и забыла о присутствии Джима Гаррисона. Под конец дня на нее свалилась куча дел, и Энн хотела побыстрее справиться с ними, чтобы потом спокойно поработать над сценарием.

5
{"b":"358","o":1}