ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи.

Тряхнув головой, Дженнифер резко развернулась, показывая, что хотела бы закончить нашу прогулку. Ритм шагов передавал всю гамму захлестнувших ее чувств – раздражение, ярость, стыд.

Мы миновали дискотеку, из которой несся оглушительный музыкальный рев.

– Это моя давнишняя подруга. Она навела нас на "Ритц", именно там и появилась Саванна. Перлита считала, что Уилл должен быть ей благодарен. Когда вы были у Хаима, я как раз ей звонила, что он здесь.

"...О'кей, о'кей. Да, он сейчас здесь".

– Но она так и не появилась.

– Она сказала: что-то ей помешало.

– Что именно?

– Она не объяснила.

– Зачем ей понадобилось с ним встречаться?

– Луз... Перлита хотела поговорить с ним насчет своего брата. Его зовут Феликс Эскобар.

Наконец до меня дошло. Давний приятель Уилла окружной прокурор Филип Дент был главным обвинителем по делу Феликса Эскобара о двойном убийстве. Эскобар, рядовой мексиканский мафиози, при попытке ограбления магазина застрелил в упор двух человек. Две недели назад Денту передали заключение жюри, которое совещалось по этому делу сорок пять минут. Обвинение требовало смертной казни.

– Значит, Перлита хотела попросить Уилла повлиять на это дело, – прокомментировал я. – И надеялась, что Уилл поговорит с Дентом.

– Она добивалась снисхождения для брата.

– Сам Феликс снисходительностью не отличался.

Остановившись у витрины кафе, она обернулась ко мне.

– Убирайтесь прочь, Джо. Вы неприятный и опасный тип.

– Оставить вас прямо здесь, посреди улицы?

– Пошел вон отсюда.

Уши у меня вспыхнули. По Четвертой улице проехала машина с включенными на полную мощь динамиками, от которых затряслись даже стекла в витрине. В ожидании, когда проедет этот оркестр на колесах, я смотрел на разъяренное личико мисс Авилы.

– Мисс Авила, Перлите было кое-что известно. Она знала, что Уилл находится в офисе ИАКФ, потому что вы сообщили ей об этом по телефону. И позднее она тоже знала, где был Уилл, потому что звонила ему по сотовому телефону. И возможно, поделилась с кем-то этой информацией. Вы ей не говорили о деньгах, о его плане? О том, куда он направлялся?

– Я не могу помнить каждое сказанное слово. Я помогаю своим друзьям.

– Это вы дали Перлите номер телефона Уилла?

– Может быть, не помню. Ну и что, если дала? Любой может узнать интересующий его номер телефона.

– Учитывая, чем все закончилось, вы должны понять, насколько это было опасно.

– Я помогаю друзьям.

– Похоже, воспользовавшись вашей помощью, они и расстреляли Уилла.

Она хлопнула меня ладонью по щеке, но по здоровой половине лица.

– Что вы делали с деньгами, которые вам передавал Уилл? Поскольку я сам регулярно считал и складывал эти пачки, то знаю, как часто и как много вы получали от него – по две тысячи в неделю, последние...

– ...Я и без вас знаю, сколько там было!

Она взмахнула разведенными в разные стороны руками, Чуть ниже плеча я заметил поблекшую татуировку, которая покрывала всю внутреннюю сторону руки.

– Это было не для меня, а для нас. Для них. Бедняков и больных. Эти деньги предназначались для продолжения работы ИАКФ на время прокурорского расследования. Наши банковские вклады арестованы из-за сообщений в прессе, что мы будто бы повлияли на результаты выборов с помощью голосов нелегальных эмигрантов. Это ложь. Вот Уилл нам и помог.

Встав напротив меня, она прошипела мне в лицо:

– Хотите узнать кое-что полезное для себя, Джо? И быть как ваш отец? Тогда ответьте на звонки Хаима. Он пытается помочь семье Мигеля Доминго. Вы нужны Хаиму так же, как ему был нужен Уилл. Вы ведь его сын. Вот и делайте то, чем занимался ваш отец, поговорите с Хаимом.

– Мисс Авила, кто вас разрисовал? Я говорю о татуировке.

– "Рэйтт-стрит".

– Шайка Перлиты.

– Это было уже давно. Оставьте меня. Я никогда не причинила бы вреда Уиллу. И с чего вы решили, что дать номер его телефона другу – то же самое, что убить его? Вам трудно понять, что такое дружба, верность и уважение. Вы не умеете ничего – только выполнять распоряжения человека, взявшего вас на работу, за которую денежное вознаграждение не предполагается. Вот и продолжайте заниматься этим полезным делом и звоните Хаиму.

Я почувствовал, как кровь прилила к лицу, и подумал о Хаиме, Мигеле Доминго и Лурии Блас. Может, действительно мой долг перед Уиллом – продолжить то, во что он сам верил? Да, в моих силах помочь женщине, которую он любил, даже если она меня ненавидит.

Развернувшись и взмахнув на прощание копной своих черных волос и подолом желтого платья, она с силой распахнула стеклянную дверь кафе "Лос-Пончос".

* * *

В 10.17 я припарковался рядом с железнодорожной станцией компании "Амтрек" в Санта-Ане. От платформы в темноту уходили сужающиеся пучки рельсов. Было холодно и облачно. Диктор объявил о прибытии поезда из Коуст-Стар-лайт. Отодвинувшись в глубь зала для встречающих, я встал за пальмой в горшке. На деревянных скамейках зашевелились дремавшие пассажиры. Многодетная семья притиснулась вплотную к входным дверям. Минутой позже я почувствовал вибрацию и мерный грохот колес поезда. Он вынырнул из темноты и остановился у здания вокзала.

Я мельком заметил его через окно, потом он куда-то исчез и снова появился уже в здании вокзала. Точно такой же, как в моих снах: длинные светлые волосы и борода, большой живот; грузная голова низко посажена прямо на плечи, почти без шеи.

Он появился в зале ожидания с большим рюкзаком через плечо. Я вышел из-за пальмы.

Тор остановился, оглядывая меня и моргая прозрачно-голубыми глазами. Он скинул с плеча рюкзак и кивнул мне.

– Джо.

– Тор.

– Ты не вызвал копов, чтобы меня арестовать?

– Я сам коп.

– Вот те на. Не пугай меня. Я больше не хочу в тюрьму, это доконает меня.

У него был высокий и чистый голос. Когда он говорил, губы приоткрывались, но это трудно было назвать улыбкой.

Позади него протопала та самая семья, разделившись на две части. Отец тащил ребенка на плечах, и мальчик возвышался над Тором. Я никогда не сознавал, что он был невелик ростом, хотя и помнил его рост из сводки, полученной из тюрьмы в Коркоране – пять футов и шесть дюймов.

– Я остановлюсь у тебя дома?

– Нет.

– А я знаю, где ты живешь.

– В любом случае не стоит появляться там без приглашения.

Вздохнув, он огорченно посмотрел на меня.

– Ты серьезно?

– Абсолютно.

– Что ж, ладно. Я тебя совсем не виню.

Пассажиры смотрели на нас. Тор оглянулся на них с улыбкой. Девочка в розовом платьице и блестящих туфельках, остановившись на секунду, посмотрела на меня, скривилась и быстро отбежала. Мать взяла ее за руку и что-то тихо сказала на ухо, но мне было не до них.

Я рассматривал Тора. У меня в памяти не осталось его визуального образа. Я готовился к тому, что увижу внеземное олицетворение вечного зла. Но, несмотря на мучившие меня много лет ночные кошмары, передо мной стоял рядовой смертный.

– Про тебя много пишут в газетах и говорят по телевизору, Джо. И даже у нас в Сиэтле. Эту девочку и ее брата уже нашли?

– Нет.

– Безумный мир.

– Тебе виднее.

– Ну да. – Он сделал два шага вперед и поставил рюкзак на пол. – Дай мне руку.

Я протянул руку. Рубцы у меня на лице воспалились, внутри похолодело. С трудом, но я все-таки пожал его ладонь. Меня словно захлестнул мгновенный поток всех отрицательных эмоций, которые только существуют в этом мире.

Я видел, как его голубые глаза изучают меня при свете вокзальных фонарей.

– В общем, не так уж и страшно, Джо. Болит?

– Иногда.

– Ты отлично смотришься в этом костюме и шляпе. Думаю, стоит недешево.

– Купил на распродаже.

Он снова взглянул на меня.

– Вот что я хочу тебе сказать. Я сожалею о том, что сделал, и нуждаюсь в твоем прощении. Я изучил много религий. Таких ребят, как я, напрямик направляют в ад.

41
{"b":"359","o":1}