ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Туве Янссон: Работай и люби
Мне снова 15…
Время первых
Тенеграф
Призрак со свастикой
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Семья мадам Тюссо
Бодибилдинг и другие секреты успеха
По ту сторону

Глава 22

Я стоял в ожидании Джека Блейзека у входа в бухту Ныряльщиков на Лагуна-Бич. Была половина первого ночи. Небо ясное, и сквозь листву деревьев мерцал"и белые звезды. В ночном воздухе витали запахи морской воды, эвкалиптов и жасмина.

Блейзек опоздал минут на пять. Он показал мне чемодан, лежавший в багажнике его новенького "ягуара". Банкноты были уложены в пачки, судя по всему, по сто тысяч в каждой. Я переложил чемодан в багажник своего "мустанга".

– Здесь немало денег, Джо.

– Полагаю, два "лимона".

– На половину этой суммы можно купить неплохой дом где-нибудь рядом с пляжем, а на другую часть весело пожить.

– Возможно, Алекс так и сделает.

– Он без толку промотает все это, как и раньше.

– Почему вы так ненавидите друг друга?

Он тряхнул головой и посмотрел на меня.

– Я не испытываю к нему ненависти. Просто он меня разочаровал. При таких больших возможностях и такие паршивые результаты. Что бы мы ни делали для него, все впустую. Убежать с собственной сестрой и требовать за нее выкуп с родителей? Это что, черт возьми, все, чем он умеет добывать деньги?

Я не знал, что ему ответить. Но понимал, что эта милая девчушка Саванна попала в очень непростую ситуацию. Этого было достаточно и значило для меня куда больше, чем отношения Джека с Алексом.

Приблизившись ко мне, Блейзек проговорил:

– Не привози Саванну домой. Приезжай с ней сюда и позвони Лорне, как делал раньше. И спроси ее, что слышно о Саванне. Лорна сразу свяжется со мной, чтобы ни Марчант, никто другой не догадались. А я приеду сюда и заберу ее.

Я согласился.

– А что касается той видеопленки, о которой мы говорили, то, надеюсь, ты вернешь мне ее вместе с дочерью.

– Как и договорились, сэр.

– Это ты считаешь, что мы уже договорились, Трона. Но ты не знаешь Алекса. Не исключено, что он опять попытается смухлевать.

– Я сделаю так, что у него это не выйдет.

Он взглянул на меня, продолжая сомневаться.

– Ты и вправду там будешь один, без ребят из ФБР или из управления шерифа?

– Так точно.

– И никаких приятелей для подмоги?

– Я сам справлюсь с этим делом.

Отступив от меня на шаг, Блейзек снова окинул меня внимательным взглядом.

– А чего ты сам-то добиваешься? Что тебя заставляет во все это лезть?

– Из-за Уилла. И ради вашей дочери.

– Там, в чемодане, сто тысяч баксов для тебя лично, если все пройдет как надо.

– Спасибо, сэр.

– Это тебя, похоже, не сильно обрадовало?

– Нет.

– А тебе вообще-то они нужны?

Мне пришлось поразмыслить над ответом, хотя дочь ему я не собирался возвращать.

– Сотня тысяч долларов не помешает.

Блейзек улыбнулся, будто услышал от меня что-то хорошее или добился согласия по очень важному вопросу. Самое приятное для людей, любящих деньги, думать, что и все остальные любят их не меньше. В другое они верить просто не хотят.

– Без пленки сделки не будет, – заключил он. – И Саванна, и пленка. Запомни это хорошенько.

И я помнил об этом, когда ехал из Лагуна-Бич с двумя миллионами в багажнике. В ожидании звонка на соседнем сиденье лежал "мобильник", чтобы наконец-то закончить дело, которое Уиллу не удалось довести до конца.

* * *

В кабинете по подготовке операций стоял гул от множества голосов – в комнате находились Марчант и двенадцать других агентов ФБР, а также Рик Берч, Одеркирк, сам шериф Дуайт Вэйл и ребята из полицейской группы захвата.

Марчант переложил два миллиона в потрепанный черный рюкзак, в ручках которого были установлены сигнализаторы для электронного слежения. Один из "жучков" он засунул прямо в пачку между банкнотами.

– Такую "вставку" невозможно заметить и даже нащупать, она вшита в подкладку – инфракрасный излучатель, – сказал Марчант. – Он передает тепловой сигнал, который мы можем фиксировать с воздуха – с самолета или вертолета. И куда бы этот рюкзачок ни потащили, мы проследим за ним, как за светлячком в темноте.

Шерифа Вэйла, высокого и грузного мужчину, работники управления звали между собой Быком. Как всегда, он отдавал уверенные распоряжения своим подчиненным, но все знали, что последнее слово в операции остается за ФБР.

Марчант и Вэйл уже подготовили "двух работниц" Службы социальной опеки, которые должны были сопровождать меня. В их роли выступили следователь из окружного отдела убийств Ирэн Коллир и сотрудница полиции города Санта-Аны Черил Рэдд. Коллир, полной и крепкой на вид женщине, было лет сорок; ее коллега Рэдд – на вид лет пятидесяти пяти, с легкой сединой в черных волосах – имела более хрупкое телосложение. А когда она надела очки для чтения и зачесала длинные волосы назад, то приобрела совершенно кроткий вид.

– Называйте меня хоть монашкой, – пошутила она. – Но пистолет всегда при мне.

Марчант одобрительно кивнул.

– Джо, когда Алекс снова позвонит насчет встречи, скажи ему, что ты будешь с двумя женщинами из Службы социальной опеки. И что они нужны для обеспечения безопасности Саванны – в противном случае ее передадут отцу с матерью.

Потом мой сотовый телефон подключили к прямой связи с оперативным штабом и специальным микроавтобусом, чтобы держать ситуацию под контролем даже в том случае, если Алекс Блейзек настолько доверится мне, что разрешит выбрать маршрут на мое усмотрение. Мне даже вручили последнюю модель бронежилета, весьма дорогое изделие фирмы "Спектрафлекс", разработанное на случай многократных выстрелов в упор.

– Совсем недурно для молодого помощника шерифа, – заметил Берч. – До тридцати лет о такой экипировке я даже и не мечтал.

– Ладно, – сказал Марчант. – Самое нервное время – ждать начала и быть наготове.

Он проводил меня на служебную автостоянку, где мы засунули рюкзак в багажник "мустанга".

* * *

Мы все вместе сидели за ленчем в кафетерии в здании муниципалитета – Марчант, Берч с Одеркирком, Черил Рэдд с Ирэн Коллир и я. Специальный агент и четверо детективов, казалось, чувствовали себя друг с другом вполне свободно и удобно. Никто не расспрашивал меня о жизни и моем лице, Уилле и Торе. Мы просто делали общую работу. Точно так же мы сидели и обедали с напарниками в нашей служебной столовой при мужской тюрьме. Одна команда – все вместе, как одна семья. Но сейчас это значило для меня нечто большее. Словно я заглянул в свое будущее. Я подумал об Уилле и о той странной жизни, в которую он меня окунул.

"Отработаешь в управлении лет двадцать, Джо, и подашься в политику или бизнес. Ты и сейчас-то пользуешься большим признанием, чем я в твои годы. Господи, "кислотный мальчик" – так разыграй полученную тобой карту. "Кислотного мальчика" в президенты. Звучит недурно, не правда ли?"

После ленча Берч отвел меня в сторону:

– Сегодня утром я крепко прижал Перлиту. Видеозапись плюс данные баллистической экспертизы. Припугнул ее свидетелем, который якобы узнал ее лицо под маской медсестры. В общем, она пошла на сделку. Она обещала дать показания на Гэйлена как на убийцу Уилла, если мы ее отпустим. Я ответил, что на такие условия мы не можем пойти, и предложил ей начать с малого – например, сказать, кто был в машине с Бо Уорреном, когда тот беседовал с Гэйленом около ночного клуба. Она согласилась, но потребовала в обмен смягчить обвинение. Я уже переговорил по этому поводу с Филом Дентом, который обычно идет на такие варианты. В общем, договоримся.

Было уже пять минут второго, но телефон молчал. Я послонялся по отделу убийств, потом заглянул к ребятам в мужскую тюрьму и посидел около часа в техническом тоннеле модуля "Е", где чуть не заснул, прислонившись головой к пыльной стене.

Потом я немного размялся в тренажерном зале, где отлично работали кондиционеры и царила приятная прохлада. Этот зал частично был мемориалом в память о нашем коллеге Брэде Ричесе, погибшем от автоматной очереди грабителя в окружном универмаге. На одной стене с имитированными следами от пуль был изображен патрульный автомобиль Брэда, а рядом валялось несколько пистолетных гильз. На противоположной стене было изображено четверо помощников шерифа с направленными на вас пистолетными стволами. В линзах их темных очков отражались лица преступников. А над входной дверью висел транспарант: "Сила волка – в стае; сила стаи зависит от силы каждого волка".

64
{"b":"359","o":1}