ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты забрал ее?

– Она под защитой опеки.

– Где это?

– Пока сказать не могу. В нужное время вас проинформируют о правилах посещения.

– Я ее отец! Какого хрена ты все это затеял с ней?

– Сейчас она под защитой. А ваши два миллиона обеспечили ее безопасность, сэр. Будь я на вашем месте, меня бы это обрадовало.

– Да уж. Я просто счастлив, – процедил он. Голос у него был сдавленный, будто он подавился стеклом. – Очень рад. А как насчет остального?

– Я ее получил.

– В таком случае немедленно встречаемся у бухты Ныряльщиков. Я заберу свое и отдам тебе то, о чем мы договаривались.

– Нет, сэр. Вначале я должен на это сам взглянуть.

– Это частная собственность, и я не даю разрешения, чтобы ты ее касался.

– Эта кассета фигурирует как вещественное доказательство в полицейском расследовании. В данном случае ваше разрешение не нужно и неуместно.

– У меня лучшие адвокаты в стране.

– Примите поздравления.

– Даю миллион за эту кассету. До того, как ты или кто-нибудь ее увидит. Я ведь рассказывал уже тебе, что там. Неужели ты не можешь понять, в какое неловкое положение это поставит мою жену и меня.

– Насчет неловкого положения мне все понятно.

– Так отдай мне эту пленку. Два миллиона, Джо. Последнее предложение. Это частная собственность.

– Кстати, Саванна чувствует себя прекрасно. Немного устала, но в остальном все хорошо. Обязательно скажите об этом жене.

– Если ты не вернешь мне эту кассету, я сделаю все, чтобы тебя вышвырнули из управления.

– И вот что еще – ваш сын Алекс сегодня арестован.

– Ладно, даю три миллиона за пленку. Все тебе одному.

– Не смешите, сэр. – И я щелкнул выключателем.

* * *

Двадцать минут спустя, почти в час ночи, мы сидели в одной из комнат для заседаний в управлении ФБР: Марчант, Берч, Одеркирк, Рэдд, Коллир и я. Нажав кнопку воспроизведения на видеомагнитофоне, Марчант присел рядом с Риком Берчем.

Вначале был лишь "снег", но вверху экрана горели дата и время съемки: 12 мая, 14.35.

Потом хихикающий голос девушки. Пляж. Хрустальная бухта, расположенная между Ньюпорт-Бич и Лагуной. Прогуливающаяся в одиночестве Лорна Блейзек, в шортах и розовой футболке. Терьер, бегающий взад и вперед у Лорны под ногами, гоняющийся за уходящими волнами и снова отскакивающий на берег при их возвращении.

"Это Саванна-шпионка выследила мамочку. Это Хрустальная бухта. И мамочку могут оштрафовать, потому что Абнер не на поводке. Зафиксируем это нарушение. Пойду-ка поищу копа и накапаю ему на нее. Мама. Мама! Мам... улыбочку!"

Лорна улыбнулась, и ей на глаза упали растрепавшиеся волосы. Камера быстро приблизилась. Лай и собака, спасающаяся от пенистой волны.

"Я прихвачу с собой Абнера на следующую операцию, где-нибудь в Африке или Нью-Йорке. Он для этого вполне сгодится. Абнер! Абнер! Улыбайся в объектив!"

Потом в кадре показалась комната, выглядевшая как фотография в журнале по дизайну интерьеров: за окном плещется океан; большая золотистая ваза на полу; скульптура в виде переплетенных рук, напоминающих кобру с раздутым капюшоном. 18 мая, 11.58 утра.

У окна в майке и атласных трусах стоял Джек Блейзек. Он говорил по телефону, но тяжело дышал, мышцы на руках были напряжены, а с плеч свисало белое полотенце.

"Саванна-шпионка наблюдает, что делает папа после боксерского поединка. Ты хорошо ему врезал, папа?"

Блейзек тупо посмотрел в камеру, потом нажал одну из кнопок телефона. Скривил физиономию и улыбнулся.

"Хоть я и не Мухамед Али, но чувствую себя неплохо!"

"А кто может выиграть следующий важный бой?"

"Я! Это точно буду я!"

"Но шпионы не любят крови, папа".

"Я нокаутирую его в первом раунде – ни капли крови не успеет пролиться".

"Ты настоящий чемпион".

"Я в отличной форме! Просто виртуоз! Я побью даже гориллу в Маниле!"

"Папа, это расизм".

"Да? Эй, я могу сделать четыре миллиона баксов за тридцать секунд, если ты дашь мне наконец позвонить".

Блейзек еще раз улыбнулся, глубоко вздохнул и нажал следующую кнопку на панели.

"Прости, Карл. Саванна опять шпионит за мной. Саванна, Карл передает тебе привет".

"Привет, Карл. Я сегодня ездила на "фольксвагене", который ты дал мне утром. Это мой любимый подарок".

"Карл приглашает тебя к себе. А теперь ударь хорошенько по папиной спине и представь, что это гонг на цепочке".

"Ты только и делаешь, что работаешь и..."

"Давай! Бей! Да, я работаю, черт побери!"

Изображение смешалось и запрыгало. Похоже, Саванна просто выбежала из комнаты. Через мгновение в кадре появился длинный коридор, высокий потолок с застекленной крышей и раздвижные двери, ведущие в уютный виноградник. Я узнал это место, вспомнив свой первый визит в дом Блейзека.

"Все, чем занимается папа, – это работа и бокс. На прошлой неделе он купил нам еще один дом во Флоренции. И этим летом я буду там шпионить!"

– Сколько у них домов? – спросила Рэдд.

– Четыре, – ответил Берч. – Ньюпорт-Бич, Аспен, Ки-Уэст и Флоренция. В прошлом году Блейзек занял сорок первое место в списке самых богатых людей страны.

– Не очень-то теплые у него отношения с дочерью, – заметил Одеркирк.

Коллир поинтересовалась комнатой, в которой была ваза в форме кобры.

– Это дом в Ньюпорт-Бич, – объяснил я. – Я побывал там три недели назад.

Следующий эпизод был снят в той самой гостиной, где я когда-то сидел вместе с Блейзеками и Бо Уорреном. Дата и время: 21 мая, 10.20 утра. Саванна, по-видимому, спряталась за одним из диванов напротив окна. Невысокая темноволосая женщина вытирала пыль с каминной полки и поднимала фотографии. Знакомый терьер Абнер сидел на полу, наблюдая за ней с явным интересом. День был ясным и солнечным, а за окном виднелась часть острова Каталина на фоне голубого неба и ярко-синего Тихого океана. Женщина закончила возиться с каминной доской и повернулась лицом к камере. Саванна, должно быть, нырнула за диван, потому что на экране был виден лишь фрагмент ковра и часть стены. Изображение задрожало, и перешедшая в дальний угол женщина оказалась не в фокусе. Она обрабатывала высокий потолок длинным шестом с ярко-розовой щеткой на конце, тихо напевая себе под нос.

"Должно быть, Марси, – подумал я, – горничная Блейзеков".

Внезапно она обернулась. Саванна захихикала.

"Я почувствовала чей-то взгляд на себе! Я тебя застукала!"

"Саванну-шпионку поймала госпожа горничная! Поймана с поличным!"

Смех, изображение прервалось.

В следующем эпизоде была снята вечерняя сцена. 29 мая, 10.40. Вначале было трудно что-либо понять, но наконец до меня дошло, что камера вплотную прижалась к одному из кактусов, которые росли вдоль западной стены дома. Установленные на земле светильники отбрасывали причудливые тени на стену, а когда объектив развернулся назад, в фокусе появились тонкие изогнутые стебли кактусов.

Саванна говорила шепотом: "Итак, Саванна-шпионка в семейном гнезде международного финансового воротилы Саймона Карни, чье состояние измеряется миллиардами. Обаятельный мужчина, мужчина-загадка с множеством секретов и тайн".

Она провела камерой по кругу, захватив погруженный во мрак виноградник, огромный плавательный бассейн, окруженный толстоствольными пальмами с Канарских островов, и дом для гостей рядом с бассейном. Гостевой дом был уменьшенной копией главного особняка – арки, колонны, большой мраморный портик, уже знакомые тяжеловесные прямоугольные контуры и та же плоская крыша.

"Съемка проходит в чрезвычайных условиях. Саванна выполняет особо опасное задание. Мама на неделю уехала из дома. Няня смотрит телевизор, а сама Саванна два часа назад была уложена в кровать. Но она... бесшумно выскользнула в окно и... тайно наблюдает, чем занимается этот могущественный миллионер Саймон Карни в своем офисе, расположенном между громадным бассейном и собственным виноградником с лучшими во всей Тоскане сортами бордо. Из соображений безопасности он заперт на замок, чтобы не разоблачить меня".

68
{"b":"359","o":1}