ЛитМир - Электронная Библиотека

Джун Дауэр чудилась мне везде: сидящей на диване, стоящей на кухне, выглядывавшей в окно, отдыхающей на веранде. Я различал ее черные кудри, изящные линии лица, ее стройные шоколадные ножки. Мне даже мерещился ее тихий голосок.

Интересно, как бы я себя здесь ощутил, поселившись? Примет ли этот дом здорового мужика в шрамах и с пистолетом? Забавно, но, представляя себя здесь, я видел себя совсем другим – меньше ростом, легче весом и мягче характером. Без шрамов. Без пистолета. Я мечтал слиться с Джун и погрузиться в нее, будто в уютный дом.

Глава 24

Остановившись перед камерой номер восемь модуля "Ж", я просунул поднос в щель и взглянул в ясные очи Алекса Блейзека. Было четыре часа дня, и сержант Делано дал согласие, чтобы я отнес Алексу обед в камеру. Сегодня в меню был кусок мяса с картофельным пюре, овощи и молоко.

– А, "кислотный мальчик".

– Меня зовут Джо Трона.

– Да, я знаю, сын Уилла. Мне очень жаль, что так случилось. Но ему не стоило вязаться с этими тяжеловесами.

– Кто натравил на него Гэйлена?

– Вытащи меня отсюда, тогда расскажу.

– Это может сделать лишь окружной прокурор.

– Он наверняка меня выпустит, как только поговорит с Саванной и поймет, что никакого похищения не было. Это все папашины дела.

– А как насчет шантажа?

Улыбнувшись, Алекс прыжком встал с кровати и подошел к решетке. Потом оглядел дымящийся поднос с едой и забрал его.

– Эй, ведь не я избил ту дамочку до полусмерти, а он.

– Кто нанял Гэйлена?

Алекс присел на кровать, поставив поднос на колени.

– Да не пытай ты меня. Спроси лучше отца. Все это его дела.

– Но ты знал, что должно было случиться. Ты встречался с Гэйленом. Вот почему и оставил Саванну одну на Линд-стрит. Принес ее в жертву после того, как сам получил деньги. Именно поэтому и придумал запасной план встретиться с ней на углу Бич и Линкольн-стрит.

– Просто инстинкт. Когда имеешь дело с таким отцом, как Джек, многому научишься. Слушай, а как ты бреешься?

– Вот что мне пришло в голову – наверное, ты получил свои дополнительные полмиллиона именно за то, что помог заманить Уилла в ловушку. Да, ты заключил с ним сделку, но сам действовал за его спиной. И сговорился с кем-то из тех, кто желал его смерти.

Блейзек слегка покраснел и уставился в пол.

– Это свежие овощи?

– Мороженые. С чего это у тебя лицо так порозовело?

Он посмотрел на меня, и его лицо покрылось красными пятнами.

– Не тебе говорить со мной о внешности.

Я взглянул на него, но ничего не сказал.

– Ты принес мне дерьмо, а не еду, – процедил Алекс.

Я продолжал смотреть на него. Он развернулся и снова присел на кровать, положив ногу на ногу и уставившись в глухую стену.

Воспользовавшись ключом, который мне любезно дал сержант Делано, я вошел в камеру. Алекс с любопытством обернулся, и я попросил у него поднос. Он протянул его мне, и я поставил поднос на пол. Потом схватил двумя руками его за шею, развернул лицом к себе и притиснул затылком к стене. Он дернулся и застыл, касаясь пола лишь носками ботинок. Я ощущал, как его жизнь напряженно пульсировала под моими ладонями.

– Кто его навел?

Я немного опустил его, продолжая держать за шею. Алекс судорожно сглотнул и округлил от страха глаза.

– Хочешь еще повисеть? – поинтересовался я.

Он закашлялся, сплюнул и снова закашлял.

– Это была инициатива самого Гэйлена, – прохрипел он. – У меня были торговые дела кое с кем из его друзей несколько месяцев назад. И он знал, как меня разыскать. Он сказал, что ему нужно от меня – место без свидетелей, после того как стемнеет, куда он мог подъехать на машине. И предложил за это три тысячи баксов. Я прикинул, что лишние деньги на пиво не помешают. И не думал ни о какой засаде. Но что-то подсказало мне, что самому лучше туда не соваться. Боже, моя шея!

– Друзья Гэйлена? Кто именно?

– Перлита и Феликс Эскобар.

– И ты согласился выполнить то, что он просил?

– Ну да. Деньги есть деньги, разве не так? Но мне ничего не было известно о том, для чего это все затевается. И я не знал, что он собирается убрать твоего отца и попытается захватить Саванну. Если бы я был там, вероятно, он и на меня бы накатил. Но это сам Гэйлен, а не кто-нибудь. Понятия не имею, какого черта он там задумал. Он просто ввалился ко мне на склад и сказал, что ему нужно.

– Вы договорились передать ее на Линд-стрит, не так ли?

– Да, это они так решили. Мой отец и Уилл.

Продолжая держать руками за горло, я опустил Алекса вниз, опять усадив на кровать.

– Ешь свои овощи.

– Ладно.

– Тебе уже почти двадцать два года. Пора бы соображать, можно ли рисковать жизнью собственной сестры. Оставить девочку одну и без всякой защиты! Ее могли просто застрелить. Неужели непонятно?

– Она уцелела.

– Ты трус. Со всеми своими пистолетами и автоматами – трус.

– Да мне просто деньги были нужны. Мой папаша занимает сорок первое место в списке богачей Америки. Вот я и хотел этим воспользоваться.

– Ты отличный образчик скверны, захлестнувшей всю страну.

Он молча посмотрел на меня, потирая шею.

* * *

Позднее в тот же день мы вместе с Риком Берчем беседовали с Саванной. Врач сказал нам, что, проспав почти весь день, она проснулась подавленной и несобранной.

Мы втроем устроились за небольшим столиком в библиотеке детского дома в Хиллвью. Именно я предложил это место, рассчитывая, что Саванне там будет удобнее. Я рассказал ей историю об Уилле и "Шэге – последнем из бизонов прерий". Мой рассказ ее очень заинтересовал, и она спросила, какую страницу я читал, когда ко мне подсел Уилл. Я вспомнил, что это была тридцатая страница, где описывалась борьба Шэга за лидерство в стаде. Столик, за которым мы устроились, был тот же самый, что и в памятный день. Я это сразу определил, заметив полустертую букву "X", вырезанную на крышке каким-то склонным к творчеству питомцем Хиллвью. Я еще помню, как Уилл водил по ней пальцем, когда мы беседовали. Буква после стольких лет была уже еле заметна, но все-таки видна.

Мы записали наш почти часовой разговор на магнитофон. Саванна говорила быстро и описывала большие по времени и содержанию события всего несколькими отрывистыми фразами. Мы дали ей высказаться и лишь затем приступили к вопросам.

– Когда ты решилась забрать кассету и сбежать к Алексу?

– Когда увидела в газете фотографию той женщины и узнала, что она попала под машину и умерла.

– Она когда-нибудь работала у вас?

– Да, она несколько раз прибиралась в нашем доме. Я запомнила ее, потому что она была очень симпатичная, с теплой улыбкой. Однажды я поинтересовалась, почему у нее такие прекрасные блестящие волосы, и она объяснила мне, что ополаскивает их пивом.

– Кто придумал выудить у твоего отца деньги в обмен на пленку?

– Алекс. Ему всегда нужны деньги.

– Тебе эта идея показалась хорошей?

– Нет. Но я не смела отнести кассету в полицию, потому что боялась отца. И еще Алекс сказал, что если мы получим от него деньги, то отдадим часть семье этой горничной.

– Когда Алекс первый раз упомянул о деньгах, кому он позвонил насчет суммы, а также времени и места передачи?

– Вначале папе. Потом какому-то Бо. Затем Уиллу.

– Припомни поточнее, где и когда ты встречалась с Уиллом Троной?

– В Лагуна-Бич. Не могу сказать точно, но, думаю, за день-два до его гибели.

– А после этого Алекс еще звонил Уиллу по поводу организации передачи?

– Да, он звонил Уиллу. Но он говорил и со многими другими. О деньгах, местах встречи и кто будет там-то и там-то, куда собирался сам.

– Кто эти другие?

– Одного звали Дэниэл. Думаю, это был преподобный Альтер. Другого звали Джон. Один по имени Перл. И еще какая-то женщина... Донна? Или Ренэ? Что-то в этом роде.

Я отметил в блокноте: Донна или Ренэ – новая фигура в игре.

70
{"b":"359","o":1}