ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра
Вавилон-Берлин
У расстрельной стены
Случай из практики. Том 2
Рождественские истории. Девочка из лунного света
Самый желанный мужчина
Драконоборец. Том 2
Пакс
Две недели до любви

– Почему?

– С какой стати?

– Хочу выяснить кое-что.

– Это дрянная, подлая и бессердечная особа.

– Тор не мой отец.

– Кто это сказал?

– Сам Тор. Шарлотта платила ему, чтобы он не проговорился, почему плеснул в меня кислотой. А он сделал это, когда узнал, что я не его сын.

– Что за чертовщина.

– Возможно, мэм. Но Шарлотта может все прояснить.

Снова пауза. Я слышал, как она положила трубку. Работающий телевизор. Вентилятор. Когда она вернулась, я услышал, как в стакане звенят куски льда.

– По этому номеру она отвечала еще пять лет назад. Я звонила ей попросить немного денег. Она не дала ни гроша. С тех пор я ей не звонила. Она сообщила мне адрес и телефон в небольшом городке Фоллбрук, неподалеку от Сан-Диего.

– Где вы живете, мэм?

– Бомбей-Бич. Это самое гадкое место на Земле. Здесь до того отвратительно, что жить можно только телевизором. Мертвая рыба. Птицы падают с неба от ботулизма. Мерзкое Соляное море. Все лето жара около сорока градусов по Цельсию. Скорпионы и змеи. Настоящее преддверие ада, но ничего лучшего я не могу себе позволить.

– Я могу прислать вам немного денег.

– Сколько?

– Скажем, десять тысяч, подойдет?

– Лучше пятнадцать. И не медли с отправкой, внучек Джо. Я здесь считаю каждый пенни.

Она продиктовала мне свой почтовый адрес. Я слышал, как звякнул лед в стакане.

– Я не советую тебе говорить или встречаться с ней. Она напрочь сгнила изнутри. И губит все, к чему ни прикоснется.

– Я передам ей привет.

– Не стоит.

– Спасибо, что помогли.

– Ты называешь это помощью, а я дуростью.

– В любом случае благодарю.

– Как у тебя с лицом?

– Шрамы еще остались.

– Жестокий удар судьбы. Прими мой совет. Не звони ей. Что бы у тебя к ней ни было, станет только хуже. Вот что еще, она сменила свое имя на Джули. А фамилия у нее теперь Фолбо.

* * *

Я выписал чек на пятнадцать тысяч долларов. И теперь мне понадобились те десять тысяч, которые я нашел в депозитном ящике Уилла, потому что подаренные мной рубины обошлись дорого. Потом я просмотрел свою коллекцию поздравительных открыток из фонда инвалидов – ветеранов Америки. Раз в год я перечислял деньги в их фонд, а в качестве благодарности мне присылали эти открытки. Я выбрал одну, с котенком и клубком ниток, но не мог придумать, что бы такое написать.

Я поехал в универсам и взглянул на стенд с поздравительными открытками. Я не знал, какие чувства испытывает бабушка к внуку, особенно к такому, с которым беседовала лишь пару раз за всю жизнь. По телефону она не производила впечатления очень приятной женщины, но невозможно судить о человеке всего по двум разговорам. Мой взгляд задержался на одной открытке, где был изображен вязаный свитер, а надпись гласила: "Для бабули". На развороте было напечатано: "Думать о тебе доставляет мне радость".

Вернувшись домой, я написал на своей открытке: "С уважением и любовью", вложил внутрь чек и написал адрес на конверте. Я пошел дальше и даже написал обратный адрес, прикидывая в уме, ответит ли она мне.

Я налил себе большой стакан водки со льдом и вышел на задний двор дома. В темноте было слышно, как белки бегают по линиям электропередач. Если они упадут, их схватят кошки. Апельсиновые деревья роняли последние цветы, но в воздухе еще витал густой сладковатый аромат, напоминавший мне о тех далеких временах на холмах Тастина, где я жил в доме своей мечты вместе с Уиллом и Мэри-Энн. В тот день, когда я впервые там появился, цитрусовые деревья были усыпаны цветами.

Через пару минут мне позвонил Рик Берч.

– Перлита согласилась на наше предложение, – сообщил он. – Дент обещал ей отозвать свое требование смертного приговора для Феликса. По правде говоря, он не очень-то был уверен, что суд присяжных утвердит его предложение, поэтому и бросил ей эту кость, рассчитывая, что она ее схватит. Так вот, Перлита показала под присягой, что пассажиром в машине Бо Уоррена той ночью был старший инспектор второго участка округа Ориндж Дан Миллбро.

"Что-то типа Донна, или Ренэ, или похожее".

Выходит, Дан.

Я позвонил домой Рею Флэтли, извинившись за поздний звонок.

– Нет проблем, Джо. Я как раз осваивал новые пьесы Уоррена Зевона для фортепьяно. Он кажется мне не слишком добрым малым, но некоторые его произведения довольно занимательны. А от его баллад у меня мурашки бегают по коже, настолько они прекрасны.

– Я хочу попросить вас помочь мне сделать запись.

– Не знал, что ты поешь.

– Не музыку, сэр, – объяснил я. – Просто несколько слов.

– Чьих слов?

– Моих. Я сыграю свою роль, а вы – за Джона Гэйлена.

Долгая пауза в трубке.

– И кому предназначается эта полицейская проделка?

– Лучше вам этого не знать.

– А когда эта запись будет уничтожена?

– Завтра к десяти вечера ее уже не будет. Если хотите, я принесу вам расплавленный комок пленки.

Опять томительная тишина, и наконец низкий раскатистый голос Флэтли:

– Хорошо, Джо Трона, я сделаю, что ты просишь. Когда тебе нужен голос Джона Гэйлена?

– Прямо сейчас.

Он сообщил мне свой адрес и повесил трубку.

* * *

К десяти я уже снова был дома. В записной книжке Уилла я отыскал номер домашнего телефона Дана Миллбро.

К телефону подошел сам Миллбро. Я сказал, что нам надо поговорить, но он даже не поинтересовался, о чем именно.

– Позвони моему секретарю и договорись о встрече.

– Дело не терпит отлагательств.

– Дела полиции, Джо?

Я почувствовал страх в его голосе, и с моей стороны было бы неразумным этим не воспользоваться.

– Да.

– Только не здесь.

– Как насчет "Лесного клуба", скажем, через час?

– Я не член клуба, так же как и ты.

– Это моя забота, сэр. А вы будете моим гостем.

Повесив трубку, я позвонил Рексу Сауэрсу. Он обещал подготовить для нас кабину.

* * *

Смущенный Дан Миллбро вышагивал по клубному холлу в направлении нашей кабины, засунув руки в карманы брюк и опустив глаза. Но костюм на нем был весьма элегантный. Сев напротив, он посмотрел на меня. У него было мальчишеское лицо, серьезный взгляд и светлые волосы, спадающие на лоб. По виду студент-спортсмен. Это был его первый срок в должности старшего инспектора, а ему всего тридцать один год. Женат, четверо детей. На похоронах Уилла он поведал мне, что для него потерять Уилла – все равно что потерять отца. Уилл научил его всему, что сам усвоил, пребывая среди семерых наиболее могущественных чиновников округа.

Мы пожали друг другу руки. Он снова взглянул на меня, а затем на официанта.

– Не против, если я закурю? – спросил он.

Я сказал, что не возражаю. Миллбро заказал подошедшему официанту двойное мартини со "Столичной". Потом взял зажигалку, раскурил сигару и глубоко затянулся.

– О'кей, так что у тебя? – поинтересовался он.

– Вы и Бо Уоррен встречались с Джоном Гэйленом на автостоянке около ночного клуба "Бамбук-33" вечером накануне убийства Уилла. Мне хотелось бы знать, о чем вы с ним говорили.

Привстав, Миллбро задвинул занавеску, отделявшую нас от зала, и снова сел на стул.

– Мы обсуждали, как вернуть Саванну Блейзек.

– Что Гэйлену было известно о Саванне?

– Он имел дело с Алексом. У них был совместный бизнес.

– Что сказал Гэйлен, только поточнее?

Миллбро выпустил дым в потолок и наконец пересекся со мной взглядом.

– Точно не припомню. Послушай, чего ты от меня добиваешься?

– Правды.

– Так вот, правда состоит в том, что я точно не помню что он сказал.

– В таком случае передай содержание услышанного.

Отодвинув занавеску, официант поставил перед Миллбро стакан с коктейлем и ушел. Миллбро жадно отпил из стакана.

– Он рассказал нам, что с ней все в порядке. И что все должно сработать как задумано.

73
{"b":"359","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Холакратия. Революционный подход в менеджменте
Тринадцать свадеб
Тамплиер. На Святой Руси
Любовница маркиза
Дурная кровь
Беглец/Бродяга