ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одна история
НЛП. Большая книга эффективных техник
Девочка с Патриарших
Индейское лето (сборник)
Авантюра леди Олстон
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Время – убийца
Побег без права пересдачи
Яга

Вздохнув, Миллбро уставился на крышку стола.

– Как насчет еще одного коктейля, мистер Миллбро? – спросил я.

– Почему бы и нет?

Я отдал распоряжение официанту насчет новой порции. Мы молча дождались, когда он принесет заказ, после чего я снова задернул штору. Миллбро выжал дольку лимона о край стакана и сделал затяжной глоток.

– Карл был взбешен. Конечно, это была моя ошибка, что я позволил записать один из наших разговоров. Карлу был очень нужен мой голос на голосовании по выкупу платной дороги в казну округа, но я не мог сопротивляться давлению Уилла. Он крепко прижал нас, и мы это понимали. Карл приставил к Уиллу двух своих парней, чтобы те повсюду следовали за ним по вечерам и прищучили на каком-нибудь деле. Но Уиллу все это было известно. У него была слабость по отношению к дамскому полу, и мы рассчитывали подловить его на этом деле, чтобы избавиться от его давления. Карл даже поручил установить радиомаяк на его "БМВ", когда тот стоял на профилактике в гараже транспортного управления. Вот откуда Карл узнал о его контактах с Саванной Блейзек. Мы рассказали об этом Джеку. В понедельник вечером, за два дня до смерти Уилла, мы все собрались здесь, в клубе. Немного поиграли в бильярд, слегка выпили, потрепались о бабах. Но больше всего мы обсуждали Уилла Трону, его грязные игры и как сделать, чтобы он от нас наконец отстал. Джек представил мне Бо Уоррена, и тот сообщил, что даже у преподобного Дэниэла Альтера из-за Уилла возникли большие проблемы. Наша встреча напоминала праздник всеобщей любви, только наоборот – несколько людей по очереди признавались друг другу, как сильно они ненавидят одного и того же человека. Нет, скорее, не ненавидят, а... боятся того, что с ними в любой момент может сделать Уилл. Он посвятил всю жизнь укреплению собственной власти, завоевывая доверие окружающих с помощью их тайных слабостей и грешков, собранной им грязной информации и, разумеется, денег. О, это был настоящий Макиавелли! И в конце концов дела приобрели слишком... серьезный оборот. У Джека оказался один знакомый бандит по имени Джон Гэйлен, которого он нанял припугнуть своего придурка-сына. Одновременно через Уилла Джек пытался передать Алексу весьма жирный выкуп и вернуть дочь. Но когда уже пришло время забирать Саванну, Джек решил как следует припугнуть своего сынка. Предполагалось, что Гэйлен со своими головорезами заберет Саванну, отлупит этого психа и возьмет у Уилла деньги. Так сказать, проучит сосунка, понятно? Разумеется, не бесплатно.

– За какую сумму?

– Блейзек никогда не говорил, сколько он ему заплатил. Так вот, играем мы в бильярд, и вдруг Бо Уоррен предлагает вместо этого как следует проучить Уилла. Так, чтобы тот в следующий раз дважды подумал, перед тем как обливать дерьмом других. А это значило, что самого Алекса бить уже не надо, поскольку избиение Уилла у него на глазах послужит для молодого человека хорошим предостережением.

Миллбро выпил еще, потом достал сигару и закурил, наполнив кабину сизыми клубами дыма.

– Именно об этом мы тогда с Карлом и подумали, обменявшись взглядами, об одном и том же. Оглянувшись на Джека и Уоррена, я понял, что они настроены на ту же волну, что и мы с Карлом. В тот момент Дэниэл Альтер беседовал со своим личным астрологом, в качестве которого выступала исключительно аппетитная дамочка. Вне всяких сомнений, они беседовали о Боге, и ему было не до нас. Никто не произнес ни слова, но буквально в считанные секунды идея проучить Уилла обрела совершенно иной смысл. Именно тогда я решительно сказал "нет" и чтобы на меня не рассчитывали. Карл заявил, что идея намять Уиллу бока его вполне устраивает, а мне, маленькому засранцу – так он меня обозвал, поручается переговорить об этом с Джоном Гэйленом.

Миллбро вышел на несколько минут из кабины, и мне пришлось его подождать.

– Сколько же вы ему предложили? – спросил я, когда он вернулся.

– Девять тысяч долларов.

Не знаю, заметил ли Дан Миллбро, как я удивился, услышав ответ. Мне в общем-то не следовало удивляться. Мне были известны случаи, когда с убийцей заключался контракт на сумму от трех до десяти тысяч долларов. Но сам факт, что смерть Уилла обошлась заказчикам всего лишь в девять тысяч долларов, захлестнул меня потоком мыслей: о ничтожности и мерзости всех этих людишек, их бездонной жадности, трусости и самонадеянности. Мне не удавалось вытряхнуть из головы образ преподобного Дэниэла Альтера, мирно беседующего с астрологом, в то время как его приятели планируют убийство моего отца. Добавьте сюда безразличие вместе с тщеславием – и получите законченный портрет заговорщиков.

– Но ты должен понимать, Трона, что эти девять тысяч платили лишь за то, чтобы проучить Уилла.

– Проучить? Вы так Гэйлену и сказали?

– Ну да. А он спросил, что это значит и чего мы, собственно, хотим от него? Тогда я сказал, чтобы он поставил Уилла на колени и сломал ему пару ребер. Но не бил по лицу и не ломал зубы, потому что это подло.

– Значит, вот так деликатно все планировалось.

Миллбро посмотрел на меня и сразу отвел взгляд. Вздохнул, сделал еще глоток и выпустил под потолок облако дыма.

– Мистер Миллбро, как и когда приказ Джону Гэйлену превратился в заказ на убийство? – спросил я.

– Не знаю. По крайней мере это сделал не я. На моей памяти никто и никогда об убийстве даже не упоминал.

– Гэйлен ничего не говорил об избиении. Он считает, что ему заказали обычное убийство.

– Слово "убийство" в нашем разговоре не звучало.

– Да, мужчины, собравшиеся в "Лесу", это слово не произносили.

Миллбро залпом прикончил свой коктейль. Его глаза округлились, и он провел ладонью по лицу. Гладкие, влажные от пота волосы свисали на лоб. Он отвел взгляд.

– Теперь меня сняли с крючка? – спросил он.

– С вами все кончено.

У Миллбро отвисла челюсть, а мигающие глазки тревожно уставились на меня.

– Кончено?

– На данный момент.

– Ах да. На данный момент.

* * *

Всю эту ночь я колесил на своей машине. Сначала по 241-му шоссе, потом по 91-му, 55-му, 5-му, 133-му и снова по 241-му, потом свернул на 261-е и назад на 5-е, далее вниз на 405-ю дорогу до Джамбори в сторону Тихоокеанского прибрежного шоссе и, наконец, снова по 55-му и 91-му – уже домой. В ходе этой ночной гонки на скорости сто сорок миль в час, с опущенными стеклами, я все время думал о том, что жизнь Уилла была продана за сумму, которую можно легко отыскать в карманах обеспеченного человека. И еще о слове, которое он произнес в тот злополучный вечер, – "каждый". До меня дошло, что именно тогда Уилл и назвал имена своих убийц: каждый из них готов был это сделать. Уиллу это было достоверно известно. И еще я обдумывал рассказ Миллбро о том, как раскручивались события, приведшие к смерти Уилла, как десятки разрозненных фактов вылились в зловещий заговор, направивший ему в грудь автоматные очереди наемного убийцы. Блейзеки и Бо Уоррен, преподобный Дэниэл Альтер и Лурия Блас, Гэйлен и Алекс, Хаим и Мигель Доминго, Перлита и Дженнифер, Рупаски и Миллбро. Даже Джо Трона. Да, тот самый Джо, которому по долгу службы полагалось все это предвидеть, уловить повисшую в вечернем тумане завесу предательства, внимательнее присмотреться к поту на своих ладонях, прислушаться к покалыванию в шрамах и внутреннему голосу, настойчиво предостерегающему от назревающей опасности.

"Каждый".

Прихватив по дороге продукты быстрого приготовления, я остановился рядом с домом Джун Дауэр. Я не собирался заходить внутрь, просто смотрел на ее окна, входную дверь, сам не понимая, зачем я сюда приехал, и объясняя свой поступок "тайной". Эта "тайна" снова вернула мои мысли к Уиллу, который однажды разъяснил мне, что это означает. Мне вдруг ужасно захотелось совершить обряд крещения, но это было практически невозможно, если только не поднять с кровати преподобного Дэниэла Альтера и не потащить его в храм Света. Я представил преподобного Дэниэла, разговаривающего с очаровательной женщиной-астрологом, когда рядом группка чиновников и толстосумов разрабатывает план уничтожения Уилла. Если бы я был художником, то написал бы выразительную картину. И еще я подумал, что крещение у Дэниэла Альтера не принесет мне никакой пользы.

75
{"b":"359","o":1}