1
2
3
...
75
76
77
...
84

Я расслабился, снял шляпу и откинулся на сиденье, продолжая смотреть на окна дома Джун, линии электропередач и далекие искорки звезд.

Закрыв глаза, я представил Джун. Вспомнился и тот день, когда я впервые переступил порог своего нового дома на тастинских холмах, и солнечные лучи, играющие в алых лепестках роз в саду.

В голове возник образ Шэга и последний переход его стада из прерий в прохладные предгорья Йеллоустоуна, где они наконец спаслись от преследующих их охотников. Сквозь дрему я представлял их припорошенные снегом гривы и маленькие живые глаза, полные души и света.

В 2.30 зазвонил мой сотовый телефон.

– Это Бо, твой старый приятель. События развиваются стремительно, Джо.

– Какие события?

– Я поговорил с Миллбро. А потом с ребятами, которых ты тоже знаешь, и мы приняли кое-какое решение. Оно связано с кучей денег.

– Меня это не интересует.

– Не спеши, парень. Просто прикинь, сколько может стоить эта пленка.

Отключив "мобильник", я пять минут поразмышлял и снова прикрыл глаза.

Я проснулся лишь через несколько часов, разбуженный первыми солнечными лучами, отраженными в зеркале заднего обзора и бившими мне прямо в глаза.

Глава 26

Рано утром я дал послушать пленку с признаниями Миллбро Берчу, Одеркирку и Филу Денту. Когда запись закончилась, в комнате повисла тишина.

Берч пробормотал:

– Да...

Дент принялся вышагивать по кабинету, глядя себе под ноги, а Одеркирк рассмеялся.

– Первосортное дерьмо, – проговорил он. – Предлагаю их всех арестовать за убийство первой степени при отягчающих обстоятельствах и тайный сговор. Это – смертный приговор.

– Не торопись, – возразил Дент. – Надо все сделать по закону. Джо, расскажи нам, как тебе удалось его расколоть?

И я объяснил. О пленке с "голосом" Гэйлена я упомянул вскользь, о Рее Флэтли вообще промолчал, но признался, что "усилил" некоторые акценты, с помощью которых и добился признания Миллбро. И додавил его, сославшись на то, что "мы недавно допрашивали Гэйлена". А еще добавил, что не говорил Миллбро, будто запись подлинная.

– Значит, усилил, а потом додавил? Ты изъясняешься как заправский адвокат, – заметил Одеркирк и посмотрел на окружного прокурора. – Я говорю это в качестве похвалы, Фил.

– Благодарю, Хармон, – ответил Дент. – Когда речь идет о сговоре, то действительно необходимо работать с каждым в отдельности. Если ты так и сделал, Джо, то молодец. Тогда надо ошкурить их всех по очереди, как апельсиновые дольки. Всех до одного.

– Я подбросил мистеру Миллбро надежду, что его наказание будет мягче, если он станет нам помогать, – добавил я. – Но ничего конкретного не обещал.

– Послушай, – сказал Берч. – Нам предстоят продолжительные беседы с Рупаски, Блейзеком и Бо Уорреном. Даже с Альтером, если понадобится. Блейзек замешан в двух преступлениях, включая избиение Блас. И как только один из них почувствует, что напарник раскололся, он сразу начнет колоться сам. Я наблюдал такое тысячи раз.

– Ключевая фигура – Гэйлен, – заметил Дент. – Он может указать пальцем на любого из них и даже на всех нанявших его. А вот это им совсем ни к чему. Они все воспользуются тактикой, о которой говорил Миллбро: мол, это простое недоразумение, Гэйлен превысил свои полномочия, а Джо ошарашил их своей гипотезой, и мы еще посмотрим, как суд присяжных отнесется к обвинению законно избранных представителей общественных органов власти и одного из богатейших предпринимателей страны в зверском убийстве. В этом смысле нам предстоит повозиться с ними. Начнем с Гэйлена. Думаю, у нас достаточно оснований для его ареста. Раскрутим его. Я оформлю ордер на арест. Джо, мне надо от вас пару страниц текста о том, что вы знаете о делах Гэйлена, и печатную копию признания Миллбро.

– Я принесу вам это в течение часа.

– Мы свернули наблюдение за Гэйленом два дня назад, – проинформировал Берч. – Но мы быстро его разыщем. – И он подошел к телефону.

Дент продолжал шагать по комнате. Одеркирк чистил ногти перочинным ножом.

– Ты проделал неплохую работу, Джо, – похвалил он меня. – Со временем ты можешь стать хорошим полицейским.

– Это точно, – подтвердил Берч.

– Посмотрим, – произнес Дент. – Пока вроде все идет неплохо, но дистанция между признанием, полученным в спорных обстоятельствах, и обвинением в убийстве достаточно велика.

– Вот за этим мы вас и пригласили, – заметил Одеркирк. – У вас огромный опыт в подготовке неопровержимых обвинений.

Берч позвонил начальнику патрульной службы.

– Рик, скажи им, чтобы были поосторожнее с Гэйленом, – посоветовал Одеркирк. – Это дерьмо может здорово развоняться, когда почувствует лопату около своей шеи. В таких ситуациях они опасны, как гремучие змеи.

– Берите его аккуратно, – проговорил Берч в трубку. – Он вооружен и опасен.

– Хармон, поезжай и убедись, на месте ли этот тип. А ты, Джо, готовь рапорт. И учти, что его будет читать судья.

* * *

При написании этого отчета я был внимателен, как никогда. Я изложил свои подозрения относительно Гэйлена, описал длинную цепь событий и фактов от Саванны Блейзек до Дана Миллбро и представил показания Дела Причарда, установившего радиомаяк на машину Уилла. Один из секретарей Дента отпечатал признания Миллбро, из которых я подчеркнул ключевые моменты. "Никто не произнес ни слова, но буквально в считанные секунды идея проучить Уилла обрела совершенно иной смысл".

Фил Дент велел мне перепечатать некоторые фрагменты. Он попросил меня описать, как я узнал голос Джона Гэйлена, когда его допрашивали Рик Берч и Одеркирк, но обязательно отразить тот факт, что визуально я не признал в нем стрелявшего. Фил распорядился исключить из рапорта эпизод, где я самовольно следил за домом Гэйлена, и попросил меня убрать выражение "много выпил" из отчета о встрече с Миллбро.

Прочитав мой рапорт второй раз, он посмотрел на меня и одобрительно кивнул.

– Приготовься к сильному сопротивлению, – предупредил он. – И будь поосторожнее с прессой. Если ты обретешь с ее помощью облик жаждущего мести сына, в суде это вызовет ответный огонь в нашу сторону. И признание Миллбро будет довольно трудно представить в качестве решающего доказательства. А без этого наша работа пойдет псу под хвост.

* * *

День я провел в своем старом доме на тастинских холмах, просматривая вещи из стенного шкафа Уилла. Мэри-Энн, периодически входившая и выходившая из комнаты, выглядела явно расстроенной и не могла пробыть более пяти минут в просторной семейной спальне, пока я снимал с вешалки костюмы и укладывал на кровать. Некоторые из, них я планировал оставить себе. После небольшой подгонки я вполне смогу их носить. Остальные вещи я собирался передать в фонд Армии спасения на Четвертой улице, куда Уилл всегда сдавал старую одежду.

– Пожалуйста, оставь себе некоторые светлые льняные костюмы, Джо. Уиллу всегда шли светлые тона. И вон тот смокинг в пластиковом чехле – он в нем был на свадьбе.

Глаза Мэри-Энн набухли от слез, и она опять порывисто вышла из комнаты, распрямив плечи и гордо подняв голову.

* * *

Сразу после полудня к нам в дом явился преподобный Дэниэл. Этим утром я пропустил его проповедь, потому что был занят тем, чтобы упрятать его приятелей в тюрьму. Выглядел Дэниэл осунувшимся и подавленным. На нем были обычные хлопчатобумажные брюки и трикотажная рубашка с короткими рукавами. Казалось, Дэниэл очень хотел чем-нибудь помочь, но сам выглядел крайне беспомощным. Он суетился у меня за спиной, пока я вытаскивал из глубокого выдвижного ящика ботинки Уилла.

– Я беспокоюсь за тебя, Джо.

– У меня все в порядке.

– Ты любишь путешествовать?

– Когда я был мальчишкой, мне нравилось проводить каникулы всей семьей. Больше всего я любил ездить в белом микроавтобусе к кратеру Метеор и к окаменевшему лесу в Аризоне.

76
{"b":"359","o":1}