1
2
3
...
78
79
80
...
84

– Но снова подключила его, когда убили Уилла.

– С вами все в порядке?

– Да. Конечно.

– А где пленка?

– На верхней полке шкафчика.

– Оставайтесь на месте.

Она назвала свой адрес и повесила трубку. Поставив винтовку в угол, я позвонил Рику Берчу, рассказал, куда и зачем я еду, затем накинул куртку, закрыл дверь и вышел на улицу.

* * *

Свернув за угол, я резко ударил по тормозам, чтобы не столкнуться с красно-белым "корветом" Бо Уоррена. Мы оба вышли из машины.

– Смотри, куда несешься, Джо!

Справа из темноты выплыли четыре мужские фигуры в длинных плащах и направили на меня свои автоматы. Они окружили меня, стволы уткнулись мне в грудь и спину. Мужчины вытащили у меня из-под куртки "кольт", а со щиколотки отстегнули "малыша" 32-го калибра. Из-за машины Уоррена вынырнула белая "импала", из которой вышел Джон Гэйлен.

– А, Трона. Давай потолкуем.

Глава 27

Меня повели к белому седану и усадили на заднее сиденье. По бокам устроились двое их парней. Один, справа, поднял с пола веревку, накинул петлю мне на шею и крепко зажал конец в руке. По звуку быстрых шагов в темноте я догадался, что другие парни садятся в соседнюю машину. Щелкнули дверные замки. С переднего сиденья ко мне обернулся Карл Рупаски и пристально оглядел меня. Мимо нас проурчал "корвет" Бо Уоррена, направлявшийся на улицу, и Гэйлен, сидевший за рулем "импалы", повернул за ним.

В салоне витали запахи одеколона, пота и ружейного масла.

– Ты слишком глуп, чтобы играть со мной в такие игры, – проговорил Рупаски. – Я предлагал тебе выгодное сотрудничество, а ты отказался. Вот и доигрался.

– Что с Бриджит?

– Она получила хороший урок, – ответил Рупаски. – Я сочинил сценарий, и мы его разыграли. Я знал, что ты примчишься за этой пленкой. Мы позвонили всего с двухсот метров от твоего дома.

– Где она сейчас?

– В багажнике, со склеенными губами.

Гэйлен выехал на 91-е шоссе и прибавил скорость. Около административной границы округа он свернул на 241-ю платную дорогу. Пока мы ехали в сторону Ветреного хребта, я смотрел на звезды, мерцающие над темными холмами, ощущая на теле приятную тяжесть автоматического "кольта" 45-го калибра, который парни забыли изъять. Никто не ищет три ствола. А этот семизарядник ждет своего часа на правом боку.

Бандит, сидевший справа от меня, опустил свой револьвер на правую ногу, а конец веревки трижды обернул вокруг левого кулака. Его напарник, с левой стороны, ткнул своим пистолетом мне под ребро.

Рупаски снова обернулся. В слабом свете его лицо походило на черно-серую мозаику. Из-под кустистых бровей на меня смотрели маленькие блестящие глазки стервятника.

– С этим признанием Миллбро они не продвинутся ни на метр, – проворчал он. – Тебе удалось подделать голос Гэйлена, и Гэйлен сам подтвердит это. Вот мы и решили объединиться, Джо. Я, Джек, Миллбро и Джон. Если тебя выдернуть из цепочки, то она развалится. Берч может сколько угодно нас допрашивать, но получит только те ответы, которые нас устраивают.

– Он найдет способ справиться с вами, – заметил я.

– Мы будем продолжать гнать туфту, а его уже зароют в могилу.

Я увидел огни на площадке Ветреного хребта. Это был единственный источник света на многие мили вокруг. Всюду густая тьма, простирающаяся до самых звезд.

– Мы приближаемся к служебной дороге, Джон, – предупредил Рупаски шофера. – Смотри, не пропусти знак.

– Я знаю, где сворачивать.

Гэйлен продолжал гнать, не снижая скорости, затем резко затормозил и съехал с шоссе на обочину. Я слышал шуршание гравия и песка под колесами и шум тормозов. В нескольких ярдах от дорожного знака Гэйлен въехал в открытые ворота на территорию, огороженную металлическим сетчатым забором и заросшую сорняками. Потом резко вывернул вправо, выключил фары и медленно подал машину задом параллельно шоссе.

Мы проехали сто ярдов или двести. Гэйлен свернул влево и поехал по грязной дороге, плавно поднимавшейся по склону холма. Я посмотрел вниз на платное шоссе и увидел машины, высвеченные фарами. Дорога выровнялась, начала спускаться, и я не мог рассмотреть ничего, кроме угольно-черных холмов и ровной цепочки огней в том месте, где их прорезала дорога.

– Можешь снова включить фары, – сказал Рупаски. – За цистерной с водой сверни влево.

В свете фар полынь и дикая гречиха казались словно посеребренными, а высохшая трава золотилась. Стебли колыхались на ветру, потом внезапно замирали и снова приходили в движение.

Через секунду показался бак с водой, одна из тех огромных цистерн, снабженных насосом с клеймом транспортного управления, которые используются для заполнения поливальных машин. Гэйлен свернул влево, и дорога стала ухабистая. Перевалили еще через один холм, потом въехали в лощину, и ветер немного стих. Дорога стала напоминать стиральную доску, и "импала" заскакала по кочкам. По днищу застучали камни, и каждые несколько секунд по кузову с шелестом соскальзывала струя песка.

– Тебе здесь понравится, Джо, – довольным голосом произнес Рупаски. – Я побывал здесь сегодня рано утром, после того как позвонил Миллбро. Темень. Тишина. Я прихватил с собой лопату и решил по холодку поработать ею, чтобы угодить своему старому приятелю, которого всегда так любил. В общем, прибыл я сюда и начал орудовать лопатой. Угадай, что я вырыл?

– Полагаю, могилу для меня.

– Точно. Почти восемь футов глубиной, чуть шире твоих плеч. За компанию прихвати и Бриджит. Вдвоем вам будет не так холодно.

Парень слева от меня рассмеялся и еще сильнее вдавил ствол мне в бок.

– Думаю, лучше закопать его живьем, – сказал он.

– Заткнись! – рявкнул Рупаски. – Мы же не звери. Мы – власть. Транспортное управление. Мы и отправим Джо с Бриджит в лучший мир, на этом и порешим. А ты знаешь, что это за местечко, Джо? Я тебе расскажу. Десять акров этого луга предстоит в следующем месяце выровнять и заасфальтировать. Наше управление нуждается еще в одной площадке для обеспечения строительства новых платных дорог. Согласись, не очень экономно гонять технику из Эрвина. В общем, вам с Бриджит придется освоить дно этой площадки. По-моему, довольно забавно – приемный уродец-сынок Уилла Троны и одна из его многочисленных пассий будут похоронены на территории, принадлежащей транспортному управлению. Кажется, нечто похожее было в Чикаго... Джон, останови здесь. Около ямы земля мягкая, боюсь, машина там завязнет. Прогуляемся немного.

Гэйлен остановил машину, выключил фары и заглушил двигатель. Рупаски оглянулся на мужчину, сидящего справа от меня.

– Не отходите от него. Не приводите его, пока я не скажу. Сколько стволов вы у него изъяли?

– Два.

Улыбнувшись, Рупаски вышел из машины и аккуратно прикрыл дверцу. Увидев, что хозяин отвернулся, молодой парень, сидевший слева от меня, надавил пистолетом мне на почки.

– Похоронить бы тебя живьем.

Я услышал, как открыли багажник, и увидел, как вдоль левого борта машины два бандита ведут Бриджит со связанными за спиной руками.

– Ведите его сюда, – приказал Рупаски.

Любитель давить на почки открыл дверцу и вышел из машины, направив пистолет мне в лицо. Я почувствовал, как его напарник затянул веревку на моей шее. Я поднялся, стараясь держать руки плотнее к бокам. Мои самые большие надежды были связаны с предметом, находившимся у меня справа под мышкой, и я не хотел, чтобы кто-нибудь об этом догадался.

Я выпрямился и взглянул на Бриджит. Она тихо стонала, ей было очень больно. Волосы спутались, блузка выбилась наружу из-под юбки. Губы были плотно сжаты, по щекам катились слезы.

– Успокойся, – постарался я ее ободрить.

– Вот именно, успокойся, – вмешался Рупаски. – У Джо, как всегда, все под контролем. Ладно, девочка, пошли. Нам еще предстоит обратный путь, а рано утром мне надо быть на работе.

79
{"b":"359","o":1}