ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
13 минут
Особенности кошачьей рыбалки
Маркетинг от потребителя
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Похитители принцесс
Математика покера от профессионала
Секта
Наследие
Неизвестный террорист

– Мам, смотри!

Обернувшись, женщина взглянула на меня и встала. Накинув белую блузку, она зашагала к калитке, застегивая на ходу пуговицы. В десяти ярдах от меня женщина резко остановилась, словно кто-то невидимый преградил ей путь. На вид ей было около сорока лет, хотя я знал, что на самом деле она старше. Стройная фигура, миловидное лицо, густые темные волосы с рыжеватым отливом. Я узнал ее – хотя и довольно смутно – по той единственной фотографии в газете, где она выходила из здания суда и прикуривала сигарету.

Женщина подошла поближе и в шести футах от меня снова остановилась.

– Я Джо Трона, – представился я.

– Я знаю.

Она внимательно рассматривала меня, и я заметил, что у нее довольно жесткий взгляд, как и на том старом снимке. На мгновение ее глаза потеплели, но снова обрели прежнюю строгость.

– Я не собираюсь доставлять вам беспокойство, но хотел бы задать один вопрос.

– Это мои дети. Вот так я теперь живу. Моя жизнь не связана с твоей.

У нее был мягкий и приятный голос.

К нам присоединилась и малышка, ручонкой обхватившая мать за ногу. Она несколько секунд с интересом разглядывала меня, а потом побежала назад к бассейну и прыгнула в воду. Ее брат тоже наблюдал за мной из воды, опершись, локтями на бортик бассейна. Когда сестра шлепнулась рядом с ним, он вскрикнул.

– Они счастливы, – произнесла Джули Фолбо. – Да и я всем довольна. Мой муж – заботливый и преданный мне человек. Я тоже неплохая жена.

– Рад, что у вас все так хорошо.

– Чего ты хочешь?

– Тор рассказал мне, почему он плеснул в меня кислотой. Он также упоминал о деньгах, которые ему платили. Я хочу знать, кто мой отец.

Она пристально посмотрела на меня. Я слышал, как перешептываются детишки в воде. Что-то насчет чудища в шляпе. Мои сводные брат и сестра жадно разглядывали меня с края бассейна. Джули отвела взгляд и подозвала женщину по имени Мария. Эти три слога она произнесла неожиданно громким, низким и хрипловатым голосом.

Мгновенно у меня за спиной появилась полная темнокожая женщина. Она бросила на меня быстрый взгляд и отвела глаза.

– Мария, присмотри за детьми, – сказала Джули.

Мария прошла мимо меня и распахнула калитку. Шагнув вперед, Джули направилась по тропинке к моей машине, и я последовал за ней. Для прогуливающихся вместе людей мы шли на приличном расстоянии друг от друга. Разглядывая Джули, я заметил в ее лице нечто такое, чего не видел на фотографии.

– Наша беседа будет недолгой, – сказала она.

– Этого и не требуется.

– Я никогда не была примерной девушкой. Это самое главное, что ты должен усвоить. Я всегда была неприветливой и раздраженной.

– Раздраженной чем?

– Сама не знаю, – ответила Джули. – Я убежала из дома, когда мне было пятнадцать лет, поняв, что могу заставить отца делать все, что мне надо. В общем, я превратилась в гадкую дрянь, так как хотела всего сразу, и радовалась, когда мне удавалось сообразить, как этого добиться. До семнадцати лет я болталась в компании байкеров. Там было все – спиртное, наркотики, свободная любовь, драки. Однажды полиция задержала меня за вооруженное нападение. От меня досталось одному парню. Крепкий Орешек – так его звали. Он это заслужил. Я врезала ему обрезком железной трубы, но, к сожалению, перестаралась, и парень стал истекать кровью. Тогда я запаниковала, набрала номер 911, они приехали и арестовали меня. Это случилось на скоростном шоссе, неподалеку от Сан-Хуан-Капистрано. Я соврала полицейскому, что мой приятель напился допьяна и упал, ударившись головой о скамейку, когда выходил из гаража; Но коп мне не поверил. Через пару часов он вернулся назад и допросил меня. Но он был добрым парнем и сказал, что, судя по всему, Крепкий Орешек и вправду заслужил наказание – поэтому будем считать, что ничего не случилось. И отпустил меня.

Через несколько месяцев я забеременела, но не от Крепкого Орешка. Мне было восемнадцать лет, и я познакомилась с Тором. Ему было под сорок. Он тоже был байкером, но не головорезом – просто парнем, который любит наркотики и гонять на мотоцикле. Я стала с ним жить, а через месяц сказала, что у меня от него будет ребенок. Он радовался как дурак. Но еще до твоего рождения стал что-то подозревать. Может, мне следовало ему все объяснить. Не знаю. Мы оба почти всегда были пьяны и непрерывно дрались. Проверив все даты по календарю, он заявил, что я его обманула и ребенок не от него. Я сказала: "Ну и что? Кому до этого дело? Ты меняешь ему пеленки, кормишь его на деньги, которые зарабатываешь на своей вшивой бензоколонке, – какая разница, кто его отец?" Тот вечер был просто ужасный. Мы опять напились и принялись колотить друг друга. В общем, совсем очумели. А закончилось все, как я помню, той банкой из-под кофе, в которой он хранил кислоту для аккумулятора. Ты лежал в своей оранжевой кроватке на кухне. Тор открыл банку и плеснул тебе в лицо кислотой. А увидев, что натворил, здорово перепугался. Будто не ожидал, чем все это может кончиться. Он схватил тебя и сунул голову под струю воды, чтобы смыть кислоту. Но это не помогло. Потом попытался промокнуть газетой, но это тоже ничего не дало. Эта штука все разъела.

Мы встретились взглядами. У Джули были такие же карие глаза, как у меня, но ни макияж, ни природная красота не могли растопить лед в ее взгляде.

– И что вы сделали?

– Я разревелась, чтобы не получить следующую порцию кислоты уже самой. Позвонила из автомата одному своему знакомому полицейскому в Эльсиноре. Позже я узнала, что он приехал к нам в дом, но Тор уже забрал тебя и помчался на станцию пожарной охраны. Он оседлал свой мотоцикл, схватив тебя под мышку, как футбольный мяч. Не могу понять, как он управлял мотоциклом одной рукой. Наверное, всю дорогу ехал на первой или второй передаче. Но ехать было недалеко. Вот так все и было. Вся эта история просто отвратительна.

В ее профиле я уловил то, что не мог сформулировать словами: "тайна". Да, Джули Фолбо ею обладала. Впрочем, Шарлотта Уомпл тоже.

Мы ступали по опавшим цветам джакаранды. Сквозь листву просвечивало голубое небо с белыми клочками облаков. Я смотрел, как красные лепестки ложатся на черно-красные волосы Джули. Она осторожно снимала их с головы и щелчком отправляла в полет, как обычно делают с докуренной сигаретой. Я видел, что Джули очень красива. И она стала такой за двадцать один год, прошедший с момента, когда была сделана та фотография. Там она выглядела злой и неустроенной, а сейчас имела вид уверенной и довольной собой женщины. Как будто искусный краснодеревщик подобрал невзрачный обрезок дерева и выточил из него изящную вещь.

И меня осенило. Этот Крепкий Орешек тоже разглядел в ней "тайну". Так же, как и Тор, и коп, прибывший по звонку Шарлотты Уомпл в Службу спасения. Он увидел ее, и это решило все дело.

– Полицейский, прибывший по звонку 911, – повторил я ее слова. – Это был не полицейский, а помощник шерифа!

– Он был старше меня на десять лет, женат и уже имел двоих детей. Он казался мне очень интересным мужчиной. Умел хорошо говорить, отличался невероятной энергией. И мои колючки превратил в нежный пушок. Да, он любил меня. Помощник шерифа округа Ориндж, Уилл Трона, к вашим услугам, маленькая мисс.

Джули остановилась и взглянула на меня. С миловидного нежного лица на меня в упор смотрели жесткие, как клинки, глаза.

– Мне показалось очень удачным, что Уилл усыновил тебя. Я знала, что они с женой уже не могли иметь детей. Уилл продолжал платить Тору, чтобы уберечь семью от раскрытия этой тайны. Я счастлива, что ты вырос в таком благопристойном окружении. Окончил колледж, поступил на работу в управление шерифа. Сожалею, что до сих пор я все это от тебя скрывала.

– В любом случае спасибо вам за правду.

– Это твоя машина там стоит?

– Это автомобиль Уилла.

– А у меня большой "лексус". Это самый быстрый седан своего класса.

– Они всегда так говорят при продаже.

– Пожалуйста, уезжай.

81
{"b":"359","o":1}