ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тоже иду с вами, — твердо сказала Тэсс.

Джексон пристально посмотрел на нее и кивнул в знак согласия.

— Я думаю, только справедливо будет сказать вам… — начал он, лишь они вышли из гостиной. — Насколько мне удалось установить, это рука молодой женщины.

— О, мой Бог! — воскликнула Тэсс.

— Я знаю, о чем вы подумали, — продолжил Джексон. — Но, мне кажется, делать выводы рано, пока у нас с вами нет доказательств. Сейчас мы вынуждены ждать прихода Маддена. А до тех пор мои руки связаны… — Джексон вдруг замолчал и закрыл глаза. — Простите… это был не лучший способ поставить вас в известность… вы знаете, что я имею в виду. А сейчас, наверное, нам лучше было бы вернуться к мистеру и миссис Кован.

Несколько минут все сидели в неуютной тишине, наконец услышали: к дому подъехала машина и властный мужской голос позвал кого-нибудь к калитке.

— Это мистер Мадден, — объяснил Джексон вставая. — Вам всем лучше оставаться здесь.

Джексон встретил Маддена на кухне и сообщил, что он предпринял. Мадден слушал его не перебивая.

— Очень хорошо, — сказал он, когда Джексон замолчал. — По дороге я подхватил хирурга, он ждет на улице. Полагаю, вы заметили, это — женская рука.

— Да, сэр.

— Похоже, мы нашли часть мисс Портер?

— Это очевидный вывод, сэр.

— Я рад, что на этот раз вы согласны со мной, — сказал Мадден. — Из машины я дал по радио распоряжение полицейским осматривать каждый дом. Нил тоже приедет скоро, как только освободится, и поможет составить заявления. Где остальные?

Войдя в гостиную, Мадден кинул неодобрительный взгляд на стол с бутылками. Он был резок, действен, холоден, беспристрастен, но все оказались слишком потрясенными, чтобы воспротивиться его властности, и покорно подчинились его взгляду — тотчас отставили бокалы.

Появление Маддена явилось началом кошмара, которому суждено с этого мгновения все нарастать, и все присутствующие были беспомощно охвачены им.

Джексон сам изучал заявление Мальтрейверса. Нет, Мальтрейверс не заметил ничего подозрительного, когда уходил в собор. Двор был полон машин. К собору шли люди. Да, он, Мальтрейверс, уверен, что руки на двери не было, когда они уходили. Не было никаких телефонных звонков, никаких писем.

— Черт возьми, я уже все это рассказывал вам! — огрызнулся он.

— Помню все, что вы говорили, но нам нужно составить формальные заявления и я боюсь что-нибудь упустить. Я уже спрашивал вас, вспомните, угрожал кто-нибудь мисс Портер?

Мальтрейверс уставился на него.

— Значит, вы уверены, что это рука Дианы?

— Пока у нас нет никаких других предположений, кроме этого, и мы только можем предполагать, — ответил Джексон спокойно.

Мальтрейверс достал сигарету, закурил и медленно выпустил дым.

— Что вы хотите, чтобы я признал? — начал он тихо. — Что кто-то отрезал руку у Дианы и пригвоздил к этой чертовой двери? — Его голос почти перешел на крик. — Не хочу ничего слышать об этом.

Джексон долго молчал, а Мальтрейверс тупо смотрел в пол.

— Так вы знаете кого-нибудь, кто угрожал мисс Портер? — спокойно повторил свой вопрос Джексон.

Не поднимая глаз, Мальтрейверс покачал головой.

— Нет. И я не кричал на вас.

— Знаю. Это не имеет значения. Извините, но я не могу раздумывать, о чем можно говорить, о чем нет. — Джексон поднялся и протянул руку. — Я буду стараться держать вас в курсе дела.

— Спасибо, — сказал. Мальтрейверс и тоже протянул руку Джексону. — Что будет дальше? — спросил он.

— Сейчас сфотографируют руку в том положении, в котором она находится, и ее отправят в морг. — Мальтрейверс вздрогнул, услышав это слово. — Послушайте, — продолжал Джексон поспешно, — я знаю, как вам тяжело, но мужайтесь. Очевидно, отпечатки пальцев очень скоро прояснят ситуацию. Мы кое-что обнаружили в ее квартире, но понадобится время, чтобы обработать эти данные. Есть в этом доме что-нибудь такое, к чему притрагивалась только она?

Матьтрейверс провел Джексона наверх, в комнату Дианы, где Джексон увидел ночник с гладким глянцевым керамическим основанием и с помощью носового платка снял его со стены.

— Теоретически это отлично подойдет, — сказал он. — Вряд ли кто-то другой касался его после приезда Дианы и, полагаю, ваша сестра убиралась до него. Я дам вам знать, что мы обнаружим.

Джексон возвратился в полицейское управление, где ему сказали, что Мадден с хирургом прошли в морг. Он нашел их там обоих. Хирург оказался широкоплечим шотландцем, а от его твидового пиджака шел такой запах, будто он был соткан из табачных листьев. Рука лежала перед ними на металлическом столе.

— Рука явно женская, — говорил хирург. — Для мужчины это было бы странным, если бы в таком виде он содержал свои ногти. — На ногтях был прекрасный маникюр бледно-серебряного цвета. — С большой натяжкой можно было бы предположить, что это мужчина, — продолжал хирург. — Бывают у отдельных мужчин странные привычки, но в любом случае он не может быть беременным.

— Беременным? — резко переспросил Мадден. — С чего вы взяли?

— Посмотрите сюда, — хирург поднял руку и указал на крошечное красное пятно, от которого отходили тонкие линии около двух миллиметров поперек. — «Spider naevus». Это всё появляется после трех месяцев беременности. — Он развернул руку так, что они смогли увидеть край кости на запястье. — По радиусу и локтевой кости я могу определить, что ей было между двадцатью и двадцатью пятью годами, но рентгеновские лучи могли бы пролить больше света на это. На ногтях нет ямок, значит, она не страдала псориазом и, что еще важно, она не принадлежала к монгольской расе. Складки на ладони свидетельствуют об этом безошибочно.

— Как была отрезана рука? — спросил Мадден.

— Во всяком случае не умелым хирургом. Кости перерезаны чисто, можно предположить, что — большим ножом мясника или чем-то подобным. Определенно, ее не отпилили.

— Она была жива, когда это делалось?

Хирурга передернуло.

— Трудно сказать. Вытекло много крови, это может означать и то, что она была жива, и то, что отрезали ей руку сразу после смерти, пока кровь еще продолжала течь. Но процесс свертывания крови прекращается под воздействием бактерий, и кровь может снова потечь. Я не могу больше ничего сказать до тех пор, пока не проведу кое-каких исследований.

— Спасибо, доктор, — сказал Мадден. — Но прежде мне хотелось бы снять отпечатки пальцев. Вы посмотрите их, сержант?

— Да, сэр. Я принес это из дома. — Джексон поставил на стол ночник и объяснил, зачем он сделал это.

Мадден пробормотал одобрительно:

— Это сэкономит время. О результатах сообщите мне немедленно.

Джексон подождал, пока Хигсон, чей словарный запас сократился до полного молчания потому, что его подняли с постели, сверит отпечатки пальцев на лампе с теми, что были сняты с руки. Несколько минут он пристально вглядывался в результаты анализа, наконец посмотрел на Джексона.

— Да, — сказал он кратко. — Что-нибудь еще?

Джексон покачал головой, а Хигсон, не сказав ни слова, сложил свои вещи и ушел.

По пути назад, в полицейское управление, Джексон отвез руку в морг. Когда он шел по коридору к кабинету Маддена, то увидел распахнутую дверь, на которой недавно появилась табличка — «Отдел несчастных случаев». Внутри вовсю кипела работа. Звонили телефоны, были распахнуты шкафы с документами. Вильям Мадден снова был в своей стихии.

С явным удовольствием он услышал сообщение о том, что рука, прибитая к двери, принадлежала Диане Портер. Это еще не убийство, но очень серьезное преступление.

— Вторая линия расследования должна быть, конечно, связана с установлением личности отца ребенка, — сказал он. — Может им оказаться мистер Мальтрейверс? — Его многозначительное молчание и прищуренные глаза приглашали Джексона следить за ходом его рассуждений.

— У мистера Мальтрейверса есть подруга, сэр. Мисс Дэви. Я думаю, его отношения с мисс Портер основывались на чисто профессиональных интересах. Их связывала обычная дружба, — Джексон отклонил первое предположение Маддена.

17
{"b":"361","o":1}