ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 9. СИЛА ВЧЕРАШНИХ ПОБЕЖДЕННЫХ

Факт остается фактом. Побежденные в Первой мировой немцы за двадцать лет между глобальными столкновениями смогли совершить революцию в военном деле.

Поражение 1918 года стало стимулятором для немецких военных! Унижение воспламенило разум немцев, заставило мозги работать намного интенсивнее. В конце концов, немцы смогли поразить весь мир чудесами на полях сражений.

Как это выглядело в реальной жизни?

Военный порыв 1916 года: штурмовые батальоны

Корни успехов блицкрига растут из последнего периода Первой мировой войны.

Современный военный историк Александр Исаев убежден: если англичане в империалистическую совершили один прорыв в военном деле (изобрели и применили танки), то немцы смогли сделать второй: изобрели тактику штурмовых групп.

И действительно, немцы в 1917-м приступили к формированию штурмовых батальонов. В них входили от одной до пяти штурмовых рот, одна-две пулеметные роты, отделение огнеметчиков, рота траншейных минометов и батарея легких пехотных орудий. К ним придавались батареи штурмовых пушек. (Кстати, первый свой пистолет-пулемет Шмайссер разработал именно для штурмовиков. Он отдаленно походил на большой ППШ с дисковым магазином).

То был зародыш совершенно новой армии. Между рядовыми и офицерами штурмовых частей не было разобщенности, как в прежней армии. Их кормили лучше, чем армейскую линейную «серятинку», их освобождали от окопной рутины и давали больше отдыха. Зато в наступлении штурмовики шли на острие атаки, взламывая опорные пункты противника, пробиваясь сквозь линии неприятельских окопов. Упорные, быстрые и безжалостные, немецкие штурмовые батальоны позволили немцам нанести тяжелейшие удары по англо-французским частям на Западном фронте в 1918 году, создав угрозу захвата Парижа.

Бойцом-штурмовиком был и знаменитый Эрнст Юнгер (1895-1998 гг.) — классик немецкой литературы, философ, энтомолог и один из создателей национа-социалистической эстетики. «Наши чувства определялись яростью, алкоголем, жаждой крови. По мере того, как мы с трудом, но непреклонно продвигались к вражеским линиям, я кипел от ярости, которая охватывала меня и всех нас непонятным образом. Непреодолимое желание убивать придавало мне силы. Ярость выжимала слезы из моих глаз. Оставался только первобытный инстинкт». (Цитирую по книге Чарьза Мессенжера «Гладиатор Гитлера» — Москва, ЭКСМО, 2004 г., с. 18).

Как видите, штурмовые части 1918 года стали новым словом в военном искусстве ХХ столетия. Сложились новые людские структуры для агрессивных скоротечных операций. Оставалось дополнить их танками, самоходными орудиями и пикирующими бомбардировщиками, дать бойцам пистолеты-пулеметы вместо винтовок, снабдить «ящиками» полевых радиотелефонных станций, да посадить их на мотоциклы, грузовики и бронетранспортеры — чтобы поспевать за танковыми частями да держать высокую скорость операции — чтобы получились гитлеровские части образца Второй мировой.

Новая штурмовая тактика породила и целую породу немцев, затем массой поддержавшую нацистов. Именно штурмовики Первой мировой сохранили воинственный дух, в самые тяжелые для Германии годы (1919-1921-й) пополняя ряды добровольческих корпусов (фрайкоров) — тех, что подавляли красные восстания и обороняли немецкие земли от поляков. Название «штурмые отряды» стало настолько популярным, что его переняли гитлеровцы. Ну, а потом они прямо развили и обогатили практику штурмовых действий на полях битв новой войны.

Примечательный факт: победив немцев в войне 1914-1918 годов, британцы, французы и американцы не заметили штурмовой новации. За что впоследствии сильно поплатились. Не дошли до идеи штурмовых частей и генералы царской России. Не заметили новшества и красные командиры. Им пришлось изобретать подобную тактику уже в Великую Отечественную.

А вот немцы, потерпев поражение, стали действовать гораздо разумнее. Они принялись готовиться не к прошлой, а к будущей войне.

Фон Сект: фактор жажды реванша

«Когда я анализировал ход этой войны уже в мирные дни, меня поразило предвидение генерала фон Секта, которое в то время другие военные не смогли оценить должным образом. Сект представлял будущую войну как сражения между небольшими профессиональными армиями, в которые войдет элита национальных вооруженных сил: пикирующие бомбардировщики, танковые части, воздушно-десантные войска. Пехота же, сформированная массовым призывом, должна играть по сравнению с ними подчиненную роль. Ход этой войны подтвердил, что Сект был абсолютно прав. Никто не смог предугадать, что разумное сочетание современных видов вооружения так быстро приведет к успеху», — написал в своей книге «Ни страха, ни надежды» генерал Фридо фон Зенгер, описывая свои впечатления от молниеносного разгрома французов, голландцев, бельгийцев и английского экспедиционного корпуса в мае-июне 1940 года.

Отцом немецкой революции в военном деле стал генерал Ганс фон Сект, возглавивший оборону Веймарской республики в 1920 году. В самые горькие времена, когда Германия капитулировала в Версале перед коалицией из Англии, Франции и США, а кайзеровская армия распалась. Фон Сект решил: нужно свести к минимуму пагубность капитуляции и создать вооруженные силы будущего. Что позволялось иметь Веймарской Германии? Рейхсвер в сто тысяч бойцов — сущую горстку. Без авиации и танков, тяжелых орудий и химических арсеналов. По сути дела, Германия тех времен оказалась в положении РФ после 1992 года. Генерал Сект с самого начала подхватил направление развития штурмовых частей 1918 года и принялся сооружать мобильную, элитно-профессиональную армию, где каждый боец владеет несколькими специальностями. Вот как написал в своем исследовании американец Герберт Моллой Мэйсон:

«…Шоферы должны уметь обслуживать полевые орудия, повара — стрелять из пулеметов, квартирмейстеры обязаны владеть оружием не хуже стрелков, сержанты могут командовать взводами, а лейтенанты — батальонами. В 1921 г. Сект заметил: «Будущее — за относительно небольшими мобильными высокопрофессиональными армиями, которые будут действовать значительно эффективнее благодаря авиации».

103
{"b":"36107","o":1}