ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 10. АНГЛИЙСКИЙ «СБОЙ»

Но вы резонно заметите нам, что дальше Гитлер терпел большие неудачи. Что его психологические триллеры сбоили. И это действительно так. Но почему? Давайте разберемся. Тем более, что это также важно для военного искусства сверхновых русских.

Итак, первым сбоем в череде фантастических успехов немцев в том же 1940 году стала воздушная война против Британии в июле-сентябре 1940 года.

Почему не сдалась Британия?

Да, англичан воздушный натиск немцев летом-осенью 1940 года так и не сломил. Потеряв свыше 20 тысяч человек в ходе отражений натиска Люфтваффе, сыны Альбиона не вышли из войны.

Главная причина этой неудачи Гитлера заключена в том, что всерьез (и это мы описали в «Третьем проекте») фрицы британцев бить не желали. Они выбивали в основном английскую авиацию, только потом переключившись на города. Они не пытались по-настоящему парализовать английскую экономику и утопить флот Британии в гаванях. И вообще в воздушной войне с Альбионом Гитлер предпочитал не напрягаться — выпуск самолетов не наращивал, не развертывал новую аэродромную сеть во Франции, Бельгии и Голландии. Даже элементарные технические усовершенствования не делались — такие, как дополнительные баки на истребители. И не зря воздушную кампанию 1940 года называют «доктриной Дуэ для бедных». Самое интересное — англичане производили тогда самолетов больше, чем Германия. И это — война?

Разгадка кроется в планах Гитлера. Разгромив Францию, он ожидал, что англичане запросят мира. Ведь французы были их главными союзниками на континенте, а СССР, не в пример царской России, не собирался воевать за интересы туманного Альбиона. Более того, Союз заключил с Германией договор о ненападении. Потому Гитлер имел все основания полагать: чтобы спасти свою рассыпающуюся империю, джентльмены с островов пойдут на мир с Берлином. И тогда составится прекрасный союз между Британской империей, обладающей колониями и сильным флотом — и мощной, индустриально развитой Германией, имеющей в распоряжении сильную сухопутную армию. Такой альянс мог стать отличным противовесом и выскочкам-американцам, и этим непредсказуемым русским.

Как бы мы ни относились к Гитлеру, но он действительно предложил вариант сохранения роли Европы в будущем мире, оберегая ее от покорения американцами и Советским Союзом. Получалась совсем иная история: без глобального господства доллара, установившегося благодаря Второй мировой и разорению Старого света, без блока НАТО, Варшавского договора и многого другого.

Вот немецкий фюрер и ждал, что к нему приедут гонцы из Лондона — и начнут замирение. Поэтому и не напрягал экономику Рейха, ибо считал, что война успешно завершена. А потому не надо заставлять немецкий народ терпеть ненужные лишения и ограничения.

То была фатальная, стратегическая ошибка Адольфа Алоизьевича. В июне 1940-го он расслабился.

Он не учел, что к власти в Лондоне пришли круги, желавшие не за интересы Британии сражаться, а за будущее, где глобальная власть принадлежит финансистам-магнатам, Золотому интернационалу. Новый премьер Уинстонн Черчилль, сменивший Чемберлена, выступал ставленником именно этих кругов, пользовавшихся прямой поддержкой финансовых глобалистских кругов США. Эти «глобобританцы» уже в 1940-м решили: Британская империя должна распасться, а центр мира — переместиться за Атлантику. Но до этого Британия должна все ресурсы бросить на борьбу с Германией, подрывая самое себя и не давая немцам стать конкурентами США. И эта «теневая» сторона истории Второй мировой отлично изложена в книгах Сергея Кремлева.

В этом положении Германию могла спасти только последовательная, массированная атака на Англию: с уничтожением ее флота и ВВС, уничтожением с воздуха электроэнергетики и транспортных узлов, подводной блокадой островов, минированием Ла-Манша и десантной операцией. Но именно к такой войне Гитлер не готовился! И когда британцы не стали просить мира в июле 1940-го, ему пришлось лихорадочно импровизировать. Он попробовал вынудить Лондон к сдаче путем воздушного натиска на острова.

Так началась знаменитая авиационная «битва за Англию» лета-осени 1940 года.

Ее перепетии давно описаны вдоль и поперек. Главный упор немцы решили сделать на перемалывание ВВС англичан в непрерывных воздушных боях. Мол, когда у противника иссякнут и самолеты, и летчики, британцы сдадутся, ибо останутся полностью беззащитными перед угрозой бомбежек.

При этом немцы совсем не желали напрягаться — даже для наращивания выпуска боевых самолетов. Все делалось на чистом нахрапе, залихватски-легкомысленно. В то время, как англичане худо-бедно мобилизовали свою промышленность и стали гнать авиатехнику на пределе всех возможностей, гитлеровцы повели себя уж вовсе немыслимым образом. Они могли бросить в операции всего 818 средних бомбардировщиков, 240 двухмоторных истребителя Ме-110 и всего 760 исправных одномоторных «мессеров»-истребителей. Учитывая то, что англичане могли противопоставить всему этому 714 истребителей, ПВО с централизованным управлением и мощную сеть радарных станций, сил у Гитлера явно не хватало.

Логично было бы предположить, что немцы развернут усиленное строительство новых истребителей. Но они в августе 1940 г., в самый разгар воздушных боев над островами, выпустили всего-навсего 160 Ме-109, тогда как английские заводы дали военным 476 «файтеров»! И это при том, что промышленный потенциал англичан примерно вдвое уступал немецкому. При том, что в 1944 году, например, немецкая промышленность выпустила 24 тысячи истребителей: в среднем по две тысячи в месяц.

Немцы распылили силы в операции, не сумев поставить перед бомбардировщиками приоритетные цели. Например, чтобы подорвать выпуск британских истребителей, было достаточно разбомбить завод в Дерби, производивший моторы «Ролл-Ройс Мерлин». А для нарушения производства самых сильных истребителей англичан типа «Спитфайр» необходимо было стереть с лица земли завод «Супермарин» в Саутгемптоне, находившийся в опасной близости от баз немецких бомбардировщиков.

111
{"b":"36107","o":1}