ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 5. СКАНДИНАВСКИЙ БЛИЦ-ТРИЛЛЕР (1940-Й)

Ах, Норвегия, Норвегия…

Без Норвегии немцы воевать дальше не могли. Контроль над Норвегией — это поставки жизненно важной для немцев железной и руды (11 миллионов тонн в год!). Норвегия — это выгодные базы для подводных лодок и надводных рейдеров, которые получают прямой выход в северную Атлантику. В Норвегии можно разместить авиационные базы, грозя ударами главным гаваням британцев и их городам.

Нацисты прекрасно отдавали себе отчет в значении Норвегии для своих успехов. Держали руку на пульсе событий в этой скандинавской стране. С конца 1939 года абвер развернул в крупнейших норвежских портах (Осло, Бергене, Ставангере) сеть своих агентов-радистов. Сидели они в гаванях соседних Дании и Швеции — в Кристиансунне, Гётеборге и Скагене. Они регулярно следили за движением морских конвоев в Англию, давая работу морской авиации Геринга.

Если бы англичане и французы не топтались на месте, они, заняв Норвегию, ставили Гитлера на колени. Война кончилась бы уже в начале 1940 года.

Это понимал и Гитлер. А потому и отдал приказ о подготовке молниеносного захвата Норвегии. Но как? С классической точки зрения это представлялось чистым безумием. Чем перебрасывать немецкий десант в Норвегию? Морем — иначе никак. Есть, конечно, воздушнодесантные части — но они будут уничтожены, если к ним на помощь не подоспеют «тяжелые» сухопутные части. Значит, волочь пехотные и горнострелковые части придется морем, на котором полностью господствуют англичане и французы. Итак, к весне 1940 года у немцев — всего два корабля линейного класса, а англо-французов — шесть! У Гитлера — ни одного авианосца, у его противников — целых три. Тяжелых крейсеров поровну: 3 и 3. Зато в легких крейсерах союзники обладают подавляющим превосходством: 19 кораблей против трех немецких. На 14 немецких эскадренных миноносцев — 29 англо-французских.

Если посмотреть на карту, то можно увидеть: Англия, Норвегия и Франция — это совсем рядом. От главной базы британского флота до берегов Норвегии по прямой — 450 километров. Чтобы занять порт Нарвик, через который идет железная руда (крайний северо-восток Норвегии), немцам придется тащиться морем вдоль длинного побережья Скандинавии, в любом случае проходя траверз Британских островов. Англичане даже в одиночку могут десять раз перехватить караваны немецких кораблей и судов с войсками, отправив их на дно. Ударами и флота, и авиации! А если еще и французы подсуетятся — то вообще полный капут выходит. А тут еще Дания не захвачена, Гитлером — и есть угроза прорыва союзнических сил в Балтику. Более того: если немцы и успеют высадиться в Норвегии, то же самое смогут сделать и англо-французы. Тогда в этой северной стране со сложным горным рельефом начнется затяжная война. Союзники легко перережут коммуникации немцев по морю — и тогда Гитлера ждет полный крах. Норвегия — это не Польша, туда Гудериана с сотнями танков не перебросишь.

Но 1 марта 1940 года фюрер отдает решительный приказ о подготовке к захвату Норвегии и Дании. Он опять-таки уверен: если это удастся — то Запад признает его победу и пойдет с ним на соглашение.

«В немецких штабах хорошо представляли себе всю степень риска. Адмирал Редер 9 марта 1940 года говорил: «Я просто обязан раскрыть характер этой морской операции. Предприятие это противоречит всем теориям морских битв, согласно которым главным условием успеха является господство на море, чего у нас нет»…» (Януш Одземковский. «Нарвик» — Москва, АСТ, 2003 г., с. 15).

Но Гитлер пошел с других козырей. Нет господства на море? Применим воздушные десанты, транспортные самолеты, спецназ, психологические удары и «пятую колонну» в Норвегии. Отправим войска морем — но одновременно задействуем всю мощь молодых Люфтваффе. На пятьсот самолетов союзников сосредоточим 1300 немецких! Завоюем господство в воздухе! Когда нужно, перебросим подкрепления и снаряжение по небу. А главное — будем рассчитывать, что нерешительный и лишенный пылкой фантазии противник просто опешит от безумных действий Германии.

Норвежцы? Гитлер почти не принимал их в расчет. Норвегия к 1940 году вообще стояла особняком среди всех европейских стран. Дух воинственных викингов давным-давно выветрился из граждан этой страны, которая давно забыла, когда в последний раз воевала. Норвежцы к 1940 году оказались намертво заражены пацифизмом. И это делает норвежский пример особенно ценным для нас, современных русских.

По своему психологическому складу норвежцы 1930-х годов ближе всего стоят к современным западникам. Конечно, они тогда еще не протыкали ушей всякими «пирсингами», не запускали в страну массу азиатов, не млели от негров, не строили массой клубов для садомазохистов и гомосексуалистов, и вообще по нынешним меркам выглядят чуть ли не фундаменталистами. Однако воевать эта нация и защищать свою страну эта публика уже тогда не желала. В общем, изучаешь перипетии норвежской кампании — и прямо-таки видишь в тогдашних скандинавах нынешних эстонцев, голландцев, англичан или французов. Вот почему эта операция нам особенно интересна.

К 1940 году норвежцы сохраняли нейтралитет, продолжая бойко торговать с Гитлером и снабжая его железом. Чихать хотели они на страдания других народов, покоряемых нацистами. Пребывая в полной уверенности в том, что от всякого вторжения их защитит британский флот, они, тем не менее, продолжали снабжать врага Британии — Гитлера. У власти стояли, как и в нынешнем Евросоюзе, «розовые» — социал-демократы, убежденные миролюбцы и поборники «прав человека». Армия Норвегии была слабенькой и опереточной (6 дивизий): чтобы не перетруждать людей, их призывали на службу всего на 48 дней. Летом в этой армии было 8 тысяч душ, зимой — 3 тысячи. Социал-демократы гордились слабостью норвежской армии, мол, это — лучшая гарантия от того, что страна никого не спровоцирует на агрессию.

В общем, полная картина не людей, а тупых овощей. Как ни медлительны были Лондон и Париж, но все же и они в начале 1939 года поняли, что нужно отрезать Гитлера от норвежской руды. Самым разумным решением было бы загодя высадить англо-французские части в Осло и норвежских портах — но скованные законностью и всякими условностями, демократы из Франции и Англии на это решиться не смогли. Придумали другое: заблокировать гавани Норвегии минами. Но тут встали на дыбы норвежцы. Они, понимаешь ли, рассчитывали на помощь англичан — но при этом хотели по-прежнему грести деньги на поставках железа врагу англичан. И как только в начале апреля 1940 года британцы стали ставить минные заграждения, норвежский парламент незамедлительно высказал протест против такого вмешательства во внутренние дела страны. Более того, некоторое «овощи» даже заговорили о том, чтобы попросить защиты от англичан … у Гитлера.

46
{"b":"36107","o":1}