ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 6. ГОЛЛАНДИЯ И БЕЛЬГИЯ: «ХИРОСИМА» ТОТАЛЬНОГО СМЯТЕНИЯ

Цель — Голландия

Итак, еще не утихли бои в Норвегии, как в мае 1940 года пришел черед западных стран — Бельгии, Голландии (она же — Нидерланды), Франции и отчасти Англии. Гитлер решил вывести их из игры одним мощным ударом. И снова в ход пошла чудесная стратегия психологической, молниеносной «терроровойны».

С конца 1939-го абвер вместе с отделом пропаганды сухопутных ОКВ повел невиданную прежде психологическую войну против французской армии. На ее части сбрасывались сотни тысяч листовок. Радиостанции вели деморализующе-развлекательные передачи для французских бойцов. С 16 января 1940 г. агенты абвера приступили к активной пораженческой пропаганде в бельгийской армии. По нелегальным каналам ведомство Канариса перебрасывало в Бельгию методические указания и пропагандистский материал. (выдержки из журнала боевых действий абвера — из труда Юлиуса Мадера «Абвер: щит и меч Третьего рейха» — Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999 г., с206-208).

Голландцы в преддверии грозовых событий вели себя почти беспечно. Большинство из них свято (и непонятно, почему) верило, что начавшаяся война обойдет их стороной, как страну полностью нейтральную. Однако даже в Голландии стали ходить тревожные слухи о вездесущей немецкой агентуре. То какие-то таинственные световые сигналы по ночам вдруг случаются, то одного голландца поймали при попытке отправить в Германию чемодан с комплектами голландского военного обмундирования. Тревожный «норвежский» апрель 1940 года заставил голландцев усилить охрану своих аэродромов, частично даже перепахав их взлетно-посадочные полосы — чтобы, значит, немцы не смогли приземлить свои «юнкерсы» с десантом.

Затем, уже несколько дней спустя после захвата Гитлером Дании и высадки в Норвегии, близ Гааги один прохожий нашел на дороге объемистый официальный пакет с немецкими надписями. Это послание адресовалось в Берлин — Г.Корсу, одному из руководителей зарубежной организации НСДАП. Когда комиссар гаагской полиции с величайшими предосторожностями его вскрыл (боялись, что это — бомба), то внутри обнаружились восемь документов. Часть из них несла на себе подпись Отто Буттинга, атташе немецкого посольства, который «по совместительству» руководил еще и голландской ассоциаций немецких граждан. (Эта организация возникла в 1934 г. после запрета голландскими властями местного отделения нацистской партии). По сути дела, то была сводка шпионских донесений, где описывались голландские укрепления, аэродромы и заграждения на дорогах. (Л. де Йонг, указ. соч., с 130-132).

Буттинга, конечно, тут же выпроводили из Нидерландов, обвинив в незаконном прослушивании телефонных разговоров, промышленном шпионаже и антигосударственной деятельности. Уже 19 апреля голландские власти ввели в стране чрезвычайное положение, арестовав многих пронацистски настроенных людей. Началась подготовка к отражению возможной немецкой агрессии. Теперь немцы не могли рассчитывать на фактор полной внезапности. Голландцы уже знали и о парашютных десантах, и действиях спецназа Гитлера, и о их излюбленных целях. Кое-что они смогли предпринять. Но это голландцам уже не помогло.

Гитлеру, который замыслил сокрушить одним решительным ударом Францию и вывести из войны Британию, было жизненно важно покорить Голландию. Еще 23 мая 1939 года, на совещании с высшими военными чинами, фюрер заявил о том, что ему придется силой захватить в Нидерландах некоторые ключевые позиции, так необходимые для действия Люфтваффе. Вернее, Гитлеру нужно было захватить Голландию и Бельгию, избавившись от кошмарной перспективы вторжения англо-французов в Северную Германию и разрушения промышленного Рура. Заодно немцы получили бы возможность вторгнуться в Северную Францию в обход «линии Мажино» и получали базу для действий против британцев.

Но легко сказать — а как сделать? Голландия — это многочисленные реки и каналы, которые покрывают Нидерланды густой сеткой. Ни дать-ни взять — страна-Венеция. Это — Маас с его мостами. Если мосты будут взорваны, то немецкий натиск захлебнется. К тому же, англо-французы ждали удара именно с этой стороны, сосредоточив свои лучшие соединения под командованием генерала Билло у границ Бельгии. Наконец, центральная часть Голландии была сильно укреплена (район «Амстердам-Утрехт-Роттердам-Дордрехт» называли «крепостью Голландия»). За нею располагалась линия водных препятствий, защищавшая район Гааги. Если воевать обычным путем, то кампания затянется на долгие недели, а там и до катастрофы Германии недалеко. Голландская армия была невелика: всего восемь пехотных дивизий, три сводные бригады и одна мехдивизия полюс пограничные части. Но эти силы, умело действуя за многочисленными водными преградами, могли нанести Германии огромные потери.

Немецкие генералы приходили в ужас от такой перспективы. Но Гитлер был гениальным полководцем. Ругая своих военных, он придумал свой план: переодеть отряды добровольцев в форму голландской военной полиции и в железнодорожные мундиры — и их силами овладеть мостами, открывая путь стремительным танковым дивизиям. Затем немецкий вождь выдвинул и второй план: максимально использовать две немецкие воздушно-десантные дивизии, высадив их в самом сердце «крепости Голландия» близ Амстердама и Гааги. Так же, как и в Норвегии, парашютисты и посадочный десант должны были захватить тремя важнейшими аэродромами около Гааги — Фалькенбургом, Иленбургом и Окенбургом. Оттуда немцы хотели стремительным броском ворваться в Гаагу, захватив в плен правительство, королеву и высшее военное командование Голландии.

Однако Гитлер не полагался целиком на этот дерзкий план. Вместе с началом воздушно-десантной операции немецкие сухопутные войска должны были начать стремительный бросок вглубь Голландии (и Бельгии). В общем, «приказ — и ринулись части». А чтобы их движение нигде не запнулось, немцы спланировали несколько операций спецназа по захвату мостов через реки и каналы на пути движения наступающих колонн вермахта. Например, один отряд разведчиков нацелили на захват моста через Иссель в районе Арнема, другие отряды — на овладение мостами через канал Маас-Ваал, через канал Юлианы в Южном Лимбурге, а также мостами через Маас на участке от Моока до Маастрихта. (Надо сказать, что река Маас — это естественная преграда, отделяющая южную часть Голландии от немецких земель). Южнее Арнема есть город Неймеген с очень важными мостами — и гитлеровцы решили взять их, отправив на барже спрятанную стрелковую роту. Четыре немецких бронепоезда должны были поддерживать действия диверсионных групп, врываясь на захваченные объекты. Дальше нужно было, развивая наступление на Гаагу, взять мосты у Мурдейка, Дордрехта и Роттердама.

58
{"b":"36107","o":1}