ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 7. БЕЗУМИЕ ФРАНЦИИ

«В общем и целом, мы воевали в Европе сто двадцать девять дней, полностью разгромили французскую, польскую, югославскую, греческую, норвежскую, датскую, бельгийскую и голландскую армии и три британских экспедиционных корпуса. За все время мы потеряли шестьдесят семь тысяч убитыми и сто пятьдесят тысяч — ранеными. Низшие расы утратили в боях 270 тысяч убитыми и 600 тысяч ранеными. И все это при том, что мы воевали против врага общей численностью в восемь миллионов смертных…»

Александр Прозоров. «Клан», 2004 г.

Блиц-триллер против большой страны: Франция

Однако до сих пор речь шла о том, как Гитлер покорял в общем-то небольшие, «провинциальные» страны. А как его психические атаки работали на больших странах?

Надо сказать, что на этот счет есть один успешный пример — разгром такой большой и развитой страны, как Франция. В тех же мае-июне 1940 года.

Что нужно отметить здесь? Почти полную аналогию с Бельгией: ошеломительная военная победа в начале кампании, окончившаяся катастрофой лучших французских дивизий во Фландрии, привела страну в шок и трепет. Если для бельгийцев страшным ударом по сознанию стало падение Эбен-Эмаэля и линии укреплений вдоль канала Альберта, то для Франции таким шоком стала катастрофа ее войск во Фландрии и в Арденнах. И вы уже знаете, каким блестящим успехом завершился план Гитлера, заманившего французов под Брюссель, а затем подсекшего их под основание танковым прорывом через Арденны к Атлантике.

Еще раз отметим отменную информационную подготовку гитлеровцев к своей молниеносной кампании на западе Европы. Работа немецкой разведки накануне решительного удара позволила Гитлеру обойтись минимумом сил и средств. «…Через линию Мажино был проложен телефонный кабель, по которому наши агенты регулярно передавали свои сообщения на сборный пункт в Саарбрюккен. Сотрудники, работавшие на цементных заводах в Нанси, Сааргемюнде и Меце, передавали точные сведения о французских оборонительных сооружениях и их оснащении. Связники на крупных военных предприятиях Шнейдера-Крезо информировали нас о состоянии французских артиллерийских и бронетанковых частей; даже из 10-го Бюро, центрального учреждения французской разведки, нам доставляли фотокопии секретных приказов и оперативных планов». (Вальтер Шелленберг. Мемуары. — Москва, «Прометей», 1991 г., с. 93). Таким образом, немцы могли с полным правом сказать: «мы вас видим и знаем, а вы нас — нет». Зная состояние умов и материальных сил французов, оказавшихся столь ленивых мыслью и слабых волей, гитлеровцы и нанесли свой ошеломительный удар.

Для начала немцы саданули французов по психике. Читаем записи в журнале боевых действий абвера. Итак, специальная группа «Б» («Пожар») во Франции 9-10 мая устраивает несколько акций диверсий и поджогов. Понятное дело, что спалить целую страну они не могли при всем желании — зато умело посеяли панику перед невидимым врагом, наносящим удары в глубоком французском тылу. Чистой воды психическое нападение. Примечательно, что оружие и взрывчатку для групп на территории Франции сбрасывали самолеты специальных эскадрилий Люфтваффе. В те же дни, парализуя волю французов, абверовцы, переодетые во французскую военную форму, учиняют теракты и взрывы в Абвиле, Реймсе, Париже и Дувре. Вам это ничего не напоминает? Лето 1999-го не всплывает в памяти? Вторжение чеченских боевиков в Дагестан тоже сопровождалось чудовищными терактами в Москве. (Кто их проводил — вопрос отдельный, но первоисточник для подражания — налицо).

«…10 мая 1940 года началось немецкое наступление на Западе; 15 мая 1300 танков Гудериана и Клейста прорвали французский фронт в Арденнах. Немецкое командование приказало Гудериану остановиться и подождать пехоту; оно собиралось наступать, как встарь, со скоростью пехотных колонн. И тут произошло неожиданное: Гудериан отказался подчиняться приказу. Танковая колонна рванулась на запад; немецкие танки мчались по шоссейным дорогам в тылу союзников, почти не встречая сопротивления. Пройдя за 5 дней 350 километров, корпус Гудериана 20 мая вышел к Ла-Маншу. «15 часов, — записал в своем дневнике офицер английского генштаба. — Поступили сообщения, что германские танки вышли к Амьену. Похоже на нелепый кошмар. Британский экспедиционный корпус отрезан. Мы лишились коммуникаций… Немцы идут на любой риск, и все им сходит с рук… они делают все, что не сделали бы грамотные военные и все же добиваются своего. Французский генеральный штаб парализован этой необычной подвижной войной. Нынешние быстро изменяющиеся условия не предусмотрены в учебниках…»

Французские и английские генералы не понимали, что произошло — ведь союзники имели больше танков, чем немцы, и французские танки были лучше немецких. Все объяснялось тем, что французские танки были распределены между пехотными дивизиями, а немецкие были собраны в один кулак — и тем, что оружие блицкрига — это были не просто танки.

После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку — это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом — и тут поступил приказ остановить наступление. «Мы лишились дара речи», — вспоминал Гудериан.

«Стоп-приказ» Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив. Одно из распространенных объяснений этой загадки состоит в том, что Гитлер еще не умел обращатьсясновым оружием ; он был обеспокоен сообщениями о большом количестве вышедших из строя танков и хотел сохранить танковые дивизии для «битвы за Францию». В действительности потери немцев боли невелики — поврежденные танки ремонтировались и снова вступали в строй.

73
{"b":"36107","o":1}