ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 8. ТАЙНА «ГИТЛЕРОВСКОЙ МАГИИ»: ВЗГЛЯД В ГЛУБИНУ

Кампания на Западе 1940 года стала наивысшим достижением триллер-стратегии Гитлера. Больше ему никогда не удавались такие сногсшибательные комбинации. Более того, наступает пора «головокружения от успехов», рождается иллюзия, будто бы войну можно выиграть без всякого напряжения сил, не совершенствуя боевую технику и даже снижая ее выпуск.

Но об этом — позже. А пока, читатель, давайте-ка изучим те непреходящие уроки, которые дает для военного искусства сверхновой России история немецких успехов 1938-1940 годов. А также — и лета сорок первого…

А был ли волшебный жезл?

Победы Гитлера в 1936-1941 годах невероятны. Немцы поражают невиданной изобретательностью, гениальностью организации, скоординированностью своих действий, умением плести головокружительные схемы действия из самых разнообразных видов деятельности! Действия Гитлера почти безупречны до самого лета сорокового года. На его фоне европейцы кажутся слепыми и глухими кретинами. То, что случится дальше, вполне объясняется головокружением от успехов, ошибками Гитлера, а не изъянами его психотриллер-стратегии молниеносной войны…

Рациональный разум протестующе кричит: «Такого быть не могло! Германия не обладала подавляющим превосходством во всем! Английские и французские ученые были как минимум не слабее немецких коллег. Германские танки не превосходили французские и британские. «Мессершмитт-109» не смотрелся чем-то фантастическим на фоне «спитфайров» и «девуатинов», а пикирующий «лаптежник» Ю-87 мог стать добычей даже устаревших истребителей середины 30-х! У Третьего рейха не было ни спутниковой разведки, ни компьютеров, ни изощренных моделирующих программ. Как, впрочем, и таинственных психотронных генераторов.

Но как Гитлеру удалось добиться такого?»

За прошедшие десятилетия было много попыток объяснить невероятные явления победоносного гитлеризма. Часть объясняла все закулисными сделками немецкого фюрера с европейскими аристократами и масонами. Но это ничего не объясняет: аристократия Британской империи вряд ли хотела упадка своей державы. Иные бросились в дебри черной магии и дремучей мистики. Мол, Гитлер владел волшебным копьем Лонгина, приносившим ему немыслимую удачу. Дескать, он поклонялся древним богам и смог привлечь на свою сторону потусторонние силы зла. Он, говорят такие сторонники «магического реализма», прибегал к астрологии и услугам прорицателей, приносил в жертву сатанинским силам узников концлагерей…

Кажется, все это — тоже ерунда на постном масле. Не объясняет все это того загадочного «нечто», что было у бесноватого вождя Германии. И покуда мы не разгадаем тайну этого «нечто», нам не понять секрета немецких успехов. Главной причины дьявольской изобретательности и инновационной смелости гитлеровцев. В самом деле, как Гитлеру удалось собрать вокруг себя ярких носителей новых идей в войне, да еще и запрячь их в одну «упряжку»?

Отгадка — в корпоративности

Мне кажется, читатель, мы с вами приблизились к разгадке. И здесь нет мистики. Никакой потусторонней силы. Не копье Лонгина и не волшебный Грааль, не тибетские практики и не таинственные «излучения» древнегерманских букв-рун принесли немцам оглушительные успехи. Не было никакой волшебной палочки. Скорее, Гитлер похож на средневекового рыцаря, каким-то непостижимым образом получившим в руки танк с атомным двигателем. По неопытности он слишком сильно разогнал реактор, носясь по полю боя — и в конце концов сломал машину. Причем о танке я говорю не в плоском смысле этого слова, а в переносном. То, что заполучил в руки Гитлер, действительно опережало современную ему эпоху на десятки лет, но не в железно-оружейном смысле, а в организационно-психологическом. Он нарушил все законы современного ему буржуазно-капиталистического, индустриального общества, сумев построить структуры, более соответствующие эпохе хаотических и разлагающихся 2000-х годов.

Он построил Германию как страну корпораций! Как корпоративное общество! Он противопоставил его индивидуалистическому, классическому индустриал-капитализму.

Об этом первым сказал современный философ Сергей Чернышев. Мол, вторгаясь в так называемое «современное» капиталистическое общество, корпорации суперэффективны. Они начинают двигаться сквозь общество, аки нож сквозь масло. И вот какой-то негодяй получает в руки волшебную палочку и начинает с ее помощью творить все, что ему вздумается. Но зло — не в волшебной палочке, а то, что она попала в злые руки и используется неадекватно…

Итак, чтобы появились феномены Гудериана, Манштейна, Канариса, Геббельса, Геринга и других (а именно их новаторские находки, помноженные на гений Адольфа, в совокупности и составляют «коллективного Гитлера») должна была появиться основа: корпоративное устройство общества.

Теперь мы можем уяснить, пожалуй, самый главный урок и понять гитлеровскую метастратегию. Чтобы вести победные молниеносные войны, необходимо опередить врага в области организации своего общества, в гуманитарных технологиях. Буквально стать «гостем из будущего».

Если это удается, то ты можешь выложить самые немыслимые комбинации из совсем не фантастических техники, сил и средств. Ты выжмешь из оружия максимум возможностей, опередив тем самым противника. Ты обеспечишь единство своих приверженцев в деле, сумев расковать их энергию, смекалку и предприимчивость. А если ты при этом еще и создашь оружие, опережающее арсенал противника на эпоху, то успех получается просто сказочным!

Ну, а теперь попробуем разобраться в «молекулярной решетке» гитлеровского чуда поподробнее.

Прозрение Эмиля Дюркгейма

В конце девятнадцатого века, когда Гитлер еще под стол пешком ходил, корпорации считались безнадежно устаревшим явлением. Но корпорации не как синоним больших капиталистических фирм, а как общественно-профессиональные объединения людей в Средние века.

Дело в том, что век под номером «19» верил в безграничное развитие либерализма и демократии. В дальнейшее освобождение личности. И правда: личность дотоле только и делала, что становилась все свободнее и свободнее. Первобытные люди в традиционно-архаичных обществах не понимают, что это за птица — «свободный индивид». У человека традиционного общества не разделены «Я» и «Мы». Он — всегда частица рода или племени. Люди родо-племенного общества кажутся современному человеку неотличимыми друг от друга, типовыми. Архаичный человек не мог отделить себя от коллектива. Оскорбление, нанесенное роду или племени, становилось оскорблением, нанесенным ему лично. И наоборот. Об этом можно прочесть в книге Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

82
{"b":"36107","o":1}