ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты скучаешь по нему? – спросил Кайл, внезапно став суровым.

Джоди раздумывала над вопросом, склонив голову набок.

– Не очень, – призналась она.

– Теперь у тебя всегда будет много еды, – замерила ее Шэннон, содрогаясь при одной мысли о прежней жизни Джоди. – Много всего! Пока мы улаживаем формальности, ты поживешь с нами в отеле. Мы пройдемся с тобой вдвоем по магазинам, если, конечно, твой дядя не пожелает отправиться с нами. – Она заговорщицки улыбнулась девочке. – Мужчины не очень любят ходить по магазинам.

– Если будет необходимость, можете на меня рассчитывать, – сухо сказал Кайл и предостерегающе заметил: – Хотя сначала надо решить все проблемы с администрацией приюта, а потом уже строить планы.

Джоди с задумчивым выражением на лице переводила взгляд с одного на другого, словно стараясь решить, чего стоят их обещания. Когда она заговорила, в ее голосе вновь появилась решительность.

– Я никогда не жила в отеле.

– Тебе предстоит узнать столько нового! – Шэннон слишком увлеклась и не замечала предостережений Кайла. – Думаю, ты никогда и не летала?

В серых глазах неожиданно вспыхнул озорной огонек.

– У меня же нет крыльев.

– Да, без крыльев не полетишь! – Кайл улыбался, но во взгляде, который он бросил в сторону Шэннон, читалось беспокойство. – Не лучше ли нам найти миссис Робинсон?

– Хорошо, – сказала Джоди с готовностью. – Я знаю, где она может быть.

Шэннон подождала, пока закроется дверь, а затем страдальчески произнесла:

– Наверное, не следовало подогревать ее ожидания, пока мы не переговорили с миссис Робинсон.

– Да, не следовало, – сурово подтвердил Кайл. – Будем надеяться, что все уладится и администрация пойдет нам навстречу. – Какое-то время он молча наблюдал за ней, отмечая тревогу в зеленых глазах. Влажные золотистые волоски на ее висках светились в лучике солнца. Его лицо немного смягчилось. – Все такая же импульсивная!

– Следовать порыву не так уж и плохо. – Она всплеснула руками. – Гораздо хуже – скрывать наши истинные отношения и изображать идеальную семью.

От его внешнего спокойствия не осталось и следа.

– А разве у нас есть выбор? Как бы хорошо здесь ни казалось, это все-таки приют. Джоди нуждается в лучшем. Она заслуживает большего. Не спорю, будет совсем не так легко, когда ты уйдешь со сцены, но я справлюсь.

Да, недостатка в помощницах не будет, это уж точно, уныло подумала Шэннон. Возможно, он даже снова женится после оформления развода, встретившись с Джоди, она уже ненавидела мысль о том, что ей придется уйти и уступить свое место кому-нибудь другому, но и остаться нельзя!

Миссис Робинсон появилась одна.

– Я слышала, что вы хотите взять Джоди с собой в отель? – заявила она без предисловий.

Ответил Кайл:

– Да, если это разрешается. Мы понимаем, конечно, предстоит выполнить формальности, прежде чем мы сможем увезти Джоди из Австралии, но нам лучше с первого дня жить втроем.

– Забирайте ее, ко всеобщему удовольствию, – заметила женщина слегка насмешливо. – Я сейчас видела синяк Робби.

– Спасибо, миссис Робинсон, – произнесла Шэннон с облегчением. – Мы очень рады. Как вы думаете, сколько времени нам придется провести здесь?

– Думаю, все будет улажено к понедельнику. Кстати, я отправила Джоди умыться и переодеться. Хотя от этого не много изменится. Когда она оказалась в приюте, у нее имелись пара брюк и несколько рубашек. У нас много детской одежды, но Джоди не желает даже смотреть на платья.

Шэннон засмеялась.

– Я сама в детстве вела себя как мальчишка, но с возрастом это прошло. Уверена, Джоди со временем полюбит носить платья.

– Долго придется ждать, – уточнила миссис Робинсон. – У вас уже есть дети?

– Нет, – призналась Шэннон.

– Пока нет, – мягко прибавил Кайл.

– В таком случае – удачи. – Миссис Робинсон повернулась, когда в дверном проеме у нее за спиной появилась Джоди, и покачала головой, заметив рубашку и брюки, которые когда-то имели бело-голубой рисунок, но теперь безвозвратно вылиняли. – Почему ты надела эти старые вещи?

– Потому что все остальное не мое, – последовал стремительный ответ, подкрепленный язвительной усмешкой.

– Хорошо, по крайней мере они чистые. А где твоя сумка?

– В вестибюле. – Джоди бросила быстрый взгляд на Кайла. – Теперь мы можем идти?

– Уже идем, – ответил он.

Когда все четверо вышли на крыльцо, вокруг длинной, низкой машины, которую Кайл взял напрокат, толпились дети. Разрумянившись от собственной значимости, Джоди сообщила всем, что поедет на этой машине в отель, а потом на самолете полетит в Англию, где будет жить в большом доме в несколько десятков комнат и с прудом в саду, в котором водятся утки.

Девочка рассталась с миссис Робинсон без видимого сожаления, и уже из отъезжающей машины вяло помахала на прощание собравшимся детям. Как только дом скрылся из виду, она откинулась на сиденье, поглаживая рукой мягкую кожу.

– Ничего машина, – оценила Джоди. – Она ваша?

– Взята напрокат. – Кайл взглянул на маленькую фигурку в зеркало, усмехаясь. – Ты знаешь толк в машинах?

– Не в такой, – ответила девочка совершенно серьезно. – У папы была развалюшка. А у вас есть машина в Англии?

– Две, – откликнулась Шэннон. – Три, если считать мою.

– Три машины! – В голосе девочки слышалось удовлетворение. – Кажется, мне у вас понравится.

В отеле, ничуть не смутившись, Джоди прошествовала через вестибюль к лифту, словно делала это всю жизнь.

– Я еду жить в Англию, – объявила она всем, кто находился в лифте. – В большом доме, с тремя машинами!

Апартаменты тоже вызвали у нее одобрительные возгласы. Словно ураган, пронеслась Джоди по всем комнатам, ничего не упуская на своем пути.

– Почему твои вещи в одной спальне, а вещи тети в другой? – огорошила она Кайла вопросом, когда вернулась в гостиную. – Вы поссорились? – Пo ее лицу скользнула тень беспокойства. – Из-за меня?

– Никто не ссорился, – поспешила заверить ее Шэннон. – Мы очень устали после перелета и не хотели мешать друг другу, вот и все.

Объяснение звучало правдоподобно, и Джоди безапелляционно заявила:

– В таком случае теперь вам понадобится спальня с большой кроватью. Я перенесу твои вещи, – прибавила она, обращаясь к Кайлу, и убежала, прежде чем они успели произнести хоть слово.

Шэннон последовала за девочкой, но Кайл остановил ее:

– Пускай переносит, или нам придется сказать ей правду.

Губы Шэннон предательски дрогнули, выдавая охватившую ее панику.

– Мы не будем спать в одной постели!

– Как же нам поступить? Только продолжать игру, ведь нельзя травмировать ей душу правдой о наших отношениях, – произнес он, понижая голос. – Или ты хочешь признаться, что лгала ей сегодня?

Шэннон кусала губы.

– Конечно, нет. И я не лгала. Она замечательный ребенок!

– Да, замечательный. Но также эмоционально искалеченный ребенок. Больше всего ей нужно ощущение надежности. И ей будет тяжело узнать прямо сейчас, что мы не такие, какими кажемся.

– Когда-нибудь ей все равно придется узнать, – проговорила Шэннон и увидела в его глазах огонь страсти.

– Ты обещала мне три месяца.

– Ровно столько, сколько потребует удочерение. Я не предполагала, что мне придется притворяться.

– В том, как ты разбудила меня сегодня днем, я не заметил никакого притворства, – мягко возразил ей Кайл. – С моей стороны тоже нет притворства. – Он потянулся к ней и привлек к себе, не обращая внимания на ее вялое сопротивление. – Давай не будем думать о последствиях, а просто отдадимся влечению? Ты ведь хочешь меня, не отрицай...

Глядя в его серые глаза, чувствуя, как колотится сердце у нее в груди, дрожа всем телом, Шэннон ощущала всепоглощающее желание сказать себе: «Будь что будет. Он прав. И почему бы нам действительно не отдаться влечению? Три месяца – долгий период».

Но не бесконечный, возражал другой голос. А что потом? И как быть с Крейгом? Если он дома, то уже прочитал ее письмо. В нем она объясняла возвращение к Кайлу простым желанием устроить судьбу ребенка. Неужели она не может отвечать за свои слова?

11
{"b":"364","o":1}