ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, Кайл ее не тронет, раз в комнате Джоди! Ребенок стал ее ангелом-хранителем: девочка оберегала Шэннон от нее самой не меньше, чем от Кайла.

Разогретая запеканка была хороша, а с бутылкой вина, открытой Кайлом, она показалась даже очень вкусной. Джоди позволили выпить маленький стаканчик вина, которое ей понравилось. До этого она пробовала только пиво, сообщила им Джоди с ужасающей откровенностью. Вино оказалось намного вкуснее.

Несмотря на намерение не ложиться рано, она начала клевать носом уже в восемь часов. Спать Джоди отправилась с большой охотой, с надменностью отказавшись от полушутливой попытки Шэннон подойти и взять ее на руки.

После того как ребенка отправили в постель, Кайл и Шэннон перешли в гостиную. Он разжег дрова, лежавшие в камине, и с удовольствием сидел перед ним со стаканчиком виски в руке.

В самом начале их брака они иногда занимались любовью при свете горящего камина. Шэннон сейчас могла мысленно представить себе эту сцену: на полу – толстый ковер кремового цвета с подушками, красно-коричневые отблески огня на сплетенных телах, лицо Кайла над ней, томные глаза, неистовые движения его чресл.

Но брак не может держаться только на одном сексе. Шэннон оказалась для него слишком молода, не по годам, а по образу мыслей. Завоевать, покорить мужчину и выйти за него замуж ей удалось, но она не умела жить в браке. Она не знала, как вести себя с мужем.

– Когда ты планируешь поговорить с Джоди о школе? – спросила она в отчаянии, чтобы как-то прервать молчание.

Кайл слегка пожал плечами.

– Дадим ей несколько дней, чтобы она привыкла к жизни здесь, прежде чем действовать. Не будем рисковать, ведь новая обстановка нервирует, особенно если в ее классе все будут младше ее.

– Ты думаешь, она отстала от сверстников?

– Очень возможно, я бы сказал. У Джоди есть жизненный опыт, она больше времени провела на улице, нежели в школе. В Силвервуде это обнаружат.

Шэннон на мгновение заколебалась, прежде чем высказать свои сомнения.

– Ты думаешь, она приспособится к элитной школе в Силвервуде?

Серые глаза хладнокровно ее разглядывали.

– А ты считаешь, она будет лучше чувствовать себя в обычном окружении?

– Не во всех государственных школах дают плохое образование, – настаивала на своем Шэннон. – Например, местная школа считается очень хорошей.

– Может быть, но она все же поедет в Силвервуд. – Кайл покачал головой, когда Шэннон попыталась возразить. – И давай больше не будем обсуждать это.

В ней вспыхнуло возмущение, которое зажгло в ее глазах янтарные искры.

– Не смей так со мной обращаться! Ты все еще нуждаешься в моей помощи, не забыл?

– И ты мне в ней не откажешь, поскольку не в твоем характере отказываться от своих слов. – Он сделал паузу, рассматривая водопад ее золотых волос и соблазнительно освещенное огнем камина лицо, неуловимо меняющее свое выражение. – Надо полагать, все те же самые приготовления ко сну, что и раньше?

– Не совсем. Тебе придется воспользоваться диваном в смежной комнате.

– Не дождешься! Я предпочитаю свою собственную кровать.

– Отлично, тогда я буду спать в гардеробной.

– Хорошо.

Снова повисло молчание, которое ни на йоту не взволновало Кайла. Шэннон испытывала сильное желание запустить в него чем-нибудь тяжелым, чтобы хоть на несколько секунд нарушить его невозмутимость.

– Что включает в себя процесс удочерения? – наконец спросила она, тут же осторожно добавив: – Я полагаю, ты уже запустил правовой механизм?

Это клише вызвало слабую усмешку.

– Да, я завязал знакомства с подходящими людьми. Главные препятствия, возможно, уже скоро будут преодолены. Следующим пунктом должно быть посещение социального работника. Он осмотрит дом, ознакомится с нашей семьей и вынесет решение: подходим ли мы на роль родителей, отвечающих их требованиям. Вот здесь уже ты выступаешь на сцену.

– А если они узнают, что мы живем отдельно?

– Не узнают, ведь мы никому об этом не говорили. По документам мы с тобой женаты около грех лет. Постараемся выглядеть убедительно перед социальным работником.

– Идеально счастливая пара! – Она щелкнула пальцами. – Уже столько лет!

Его губы сжались в тонкую полоску, и лицо посерьезнело.

– Похоже, ты хочешь досадить мне.

– Это нечестно! – запротестовала она, уже сожалея о сказанной ею дерзости. – Я едва ли решусь рисковать судьбою Джоди только для того, чтобы добраться до тебя.

– Оставь иронию, – сказал он. – Попытайся хотя бы на этот раз вести себя, как подобает взрослому человеку!

Несколько язвительных замечаний едва не сорвалось с ее языка, но она сдержалась, чувствуя, что все они не достигнут цели. В общем, она проиграла. Еще не пришло время для расплаты.

– Я сыграю свою роль, – резким тоном заверила она его. – Но если мы потерпим неудачу, моей вины в том не будет.

Его серые глаза блуждали по ее лицу. И стальной взгляд не становился мягче.

– Лучше, если не потерпим.

Шэннон пропустила его замечание. Она отдавала на удочерение три месяца своей жизни. Разве этого недостаточно?

Когда Кайл откинулся на спинку стула, Шэннон пристально посмотрела на него. Как бы она ни сомневалась в нем, он пробуждал в ней все то же страстное желание. Ее тело сильно тосковало по прикосновению его рук, его губ, оно жаждало его мужской силы. Она не смогла бы сказать ему «нет», если бы он настоял. Но если она позволит этому случиться хотя бы раз, она погибла!

Вскоре Шэннон поднялась наверх под предлогом, будто ей нужно разобрать постельные принадлежности. На самом деле она бежала, поскольку больше не могла находиться в одной комнате с ним. Когда Кайл поднялся наверх, Шэннон лежала на диване в гардеробной, но не спала.

В ванную комнату можно было попасть только через гардеробную, но раньше это обстоятельство не пришло ей в голову. Шэннон не стала отворачиваться или закрывать глаза, когда он снимал одежду, а просто старалась не смотреть на него.

Кайл после душа обнаженным вышел из ванной. Шэннон не смотрела в его сторону. Уже возбужденная до предела, она вся была как натянутая струна, когда он приблизился к дивану. Шэннон плотно зажмурила глаза, тщетно пытаясь притвориться спящей.

– Довольно сдерживаться, – мягко произнес Кайл. – Я чувствую твое возбуждение отсюда!

– Исчезни! – процедила она сквозь зубы, услышав в ответ его громкий смех.

– На самом деле ты ждешь меня.

Она уперлась в него коленом, когда Кайл отдернул простыню, чтобы лечь рядом с ней. Он притянул ее к себе и с силой прижимал к своему телу до тех пор, пока она не прекратила борьбу и не замерла недвижная в его руках. Их дыхание смешалось, когда Кайл прикоснулся губами к ее губам. В этой неравной битве она сдалась ему душой и телом.

Руки, которыми Шэннон намеревалась оттолкнуть Кайла от себя, приблизились к его шее, и пальцы коснулись густых темных волос, получая удовольствие от прикосновения.

Время застыло. Шэннон вернулась в прошлое. Ее чувства ожили, когда ее язычок почувствовал вкус его губ. Их сердца забились в унисон, приглашая последовать в мучительно-сладкое путешествие. Его тело напряглось, и Шэннон почувствовала силу и прерывистое дыхание Кайла.

Во время их борьбы ее ночная сорочка плотно обернулась вокруг тела и теперь представляла собой препятствие. Шэннон желала, чтобы оно немедленно исчезло, но Кайл не делал попытки снять с нее сорочку. Казалось, он сдерживает себя.

– Все или ничего, – прошептал он, почти касаясь своими губами ее губ.

Хочет полной капитуляции, пришло ей в голову, когда желание выросло с новой силой. Не что иное, как пилюля для его мужского самолюбия!

– Тогда – ничего! – твердо проговорила она, сражаясь с влечением к нему. – Я пока еще не в безнадежной ситуации!

Он долго оставался неподвижен, его горячие руки лежали на ее спине, а она безошибочно чувствовала его возбуждение. Шэннон опешила, когда он отпустил ее и соскользнул с дивана. Значит, продолжать любовную игру он не собирается, хотя и сильно возбужден. Ее самолюбию нанесли оскорбление тем, что даже в такой ситуации он не счел ее неотразимой.

16
{"b":"364","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Все наши ложные «сегодня»
Непобежденный
Академия Арфен. Отверженные
Свободная касса!
Фея с островов
Мой нелучший друг
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить