ЛитМир - Электронная Библиотека

– Должен заметить, этой ночью она чуть не затмила собой все остальное.

Эта насмешка побудила ее к мести при помощи единственного оружия, которое было у нее под рукой. Кайл перехватил мчавшийся на него столик. Он совершенно не обратил внимания на звон бьющейся посуды, когда оттолкнул столик в сторону своим сильным бронзовым запястьем. В его глазах сверкали озорные огоньки.

– Готовься к бою!

Шэннон сделала безуспешную попытку увернуться от его руки и принялась колошматить его в грудь кулаками, когда он все-таки притянул ее к себе. Кайл легко оторвал ее от пола, ртом ища ее губы и подавляя все ее попытки вырваться.

Она оказалась совершенно беспомощна в его крепких объятьях и не смогла остановить поток чувств, который нарастал в ней с бешеной скоростью. Его поцелуи всегда уносили ее за пределы реальности, вытесняя из головы абсолютно все. Она чувствовала только его губы и тело.

Шэннон обнаружила, что уже лежит на диване, его рука у нее на груди под красным свитером, а склоненное над ней лицо в свете лампы кажется смуглым и страстным.

– Только не говори, что тебя оставляют равнодушной мои поцелуи и ты не получаешь никакого удовольствия от моих прикосновений. Сейчас, – он погладил кончиком своего большого пальца ее трепещущий сосок, – ты явно возбуждена!

– Да, не отрицаю, – с трудом прошептала Шэннон. – Но я сказала, что на свете есть более важные вещи, чем секс.

– Согласен, – ответил он. – Благополучие Джоди, например. Я переверну Землю, если понадобится, чтобы дать ей достойное воспитание.

– Ты сможешь это сделать в любом случае.

– Нет, не смогу. По крайней мере, не полностью. Джоди нуждается в женщине, к которой можно обратиться с любым вопросом на всех стадиях физического и эмоционального развития. Ей нужно набраться жизненного опыта прежде, чем она станет совсем взрослой. – Его серые глаза настойчиво смотрели в лицо Шэннон, оценивая эффект от сказанных слов. – Подумай, каково жилось бы тебе без матери, без самого близкого человека, которому всегда можно довериться.

Шэннон схватила его за руку, поскольку совершенно не могла думать, пока он ласкал ее грудь.

– Ты просишь меня отказаться от всего, что я собрала по кусочкам за последние восемнадцать месяцев, – упавшим голосом проговорила она. – Включая Крейга.

Его губы превратились в тонкую полоску.

– Для тебя он слишком большая жертва?

– Конечно!

– Скажи мне: ты его любишь? – Кайл покачал головой, видя ее колебания. – Как я и думал, он мало значит для тебя. Если ты выйдешь за него замуж, то не позже, чем через месяц, изменишь свое мнение о нем на совершенно противоположное.

Кайл скользнул свободной рукой по ее густым волосам, остановился на затылке и повернул ее голову, заставляя смотреть ему прямо в глаза.

– Если ты уйдешь, все рухнет. Сможешь ли ты жить в мире с собой, если сделаешь это, прекрасно зная, что могла бы поступить иначе?

– Прекрати! – воскликнула она резко. – Я не позволю тебе давить на меня, Кайл!

– Да ты и сама знаешь, – ответил он. – И знала это с тех самых пор, когда согласилась на мою просьбу. Ты не поступила бы так только ради Джоди.

– По-твоему, я увидела в твоем предложении возможность вернуться к тебе?

– Вполне возможно.

У нее вырвался нервный смешок.

– Единственная вещь, которая не меняется временем, – твое чрезмерное самомнение!

– Но ты ведь не отрицаешь моей догадки, – спокойно произнес он. – А я признаю, что хочу вернуть тебя.

– Могу поверить. Только не пытайся меня убедить в своих чувствах ко мне, будто не можешь без меня жить!

Кайл и не сделал такой попытки, а лишь слабо улыбнулся печальной улыбкой.

– Наши отношения еще можно исправить.

– Однако с первого раза не получилось...

– Мы просто недостаточно усердно пытались, мы оба и каждый из нас, – добавил он, прежде чем Шэннон смогла выразить свой протест.

– Не я все испортила! – заметила она.

– И не... – Кайл спохватился, вовремя прикусив язык. – Давай не будем повторяться. Какое значение это имеет здесь и сейчас?

Если бы они вчера не наткнулись на Полу, Шэннон, вероятно, и уступила бы. Раз уж так случилось, она должна собрать всю силу воли, чтобы спокойно отказать Кайлу.

– Зря я согласилась помочь тебе. Что бы я ни испытывала к Джоди, я все-таки недостаточно великодушна, чтобы пожертвовать ради нее всем в своей жизни. Ты должен в таком случае подыскать кого-то другого, кто сможет быть с ней, пока она маленькая.

Надежда на успех в его серых глазах нисколько не уменьшилась.

– Ты изменишь свое мнение, – сказал он. Шэннон почувствовала, как в ней что-то оборвалось, когда Кайл отдернул от нее руку, чтобы встать. В их борьбе он обладал самым мощным оружием. Как долго она сможет сопротивляться ему, если она так слаба и беспомощна?

Они отправились в местный ресторан неподалеку, где в своем недавнем прошлом вместе обедали. Владелец ресторана приветствовал их как старых друзей, которых давно не видел.

– Я думал, что вы переехали, – заметил он, сам принимая заказ на вино у Кайла. – С тех пор, как вы обедали здесь последний раз, прошло, должно быть, года два.

– Около того, – охотно согласился Кайл, не видя смысла подробно объяснять причины их столь долгого отсутствия. – Как идут дела в наши дни?

Лицо мужчины растянулось в деланой улыбке.

– Неплохо, хотя желтая парочка все портит.

– Какая «желтая парочка»? – спросила завороженная Джоди.

– Линии на обочине дороги, запрещающие парковку, – объяснил владелец ресторана.

– Если они просто нарисованы, почему машины не могут парковаться прямо на них? – последовал логичный вывод, вызвавший кривую улыбку.

– Действительно, почему! – Пара, которая несколько лет назад была бездетной, а теперь внезапно появилась с девятилетней девочкой, не могла не вызвать у него любопытства, но он не стал надоедать им, а лишь ограничился вежливым «Приятного аппетита!» и отошел.

– Так почему они не могут? – продолжала настаивать Джоди.

– Правила запрещают парковку, – сказала Шэннон.

– Дорога очень узкая, и если машины будут парковаться прямо здесь, движение застопорится, – разъяснил ей Кайл.

А ее объяснение скорее похоже на голую констатацию факта, с грустью призналась себе Шэннон. Кайл же считает Джоди достаточно смышленой и умной девочкой, способной понять слова взрослых.

И Джоди, несомненно, считала его умным и добрым. Она уже сделала выводы относительно Кайла. Это было написано в ее глазах, когда она смотрела на него, хотя время от времени в ее взгляде все еще проглядывала настороженность. Только когда все формальности с удочерением будут улажены, она сможет поверить в неизменность своей новой жизни.

Они вернулись домой в девять часов вечера. Джоди запротестовала, когда вскоре после возвращения ей предложили отправиться спать. Но высказывать свой протест дальше она не стала. Шэннон едва ли могла порицать ее за этот бунтарский дух. Ее отец, скорее всего, не заботился, в какое время Джоди отправлялась спать, а лишь искал возможность отделаться от дочери, чтобы она ему не мешала.

– Завтра понедельник, и я подумала, не спросит ли она о школе, – сказала Шэннон Кайлу.

– Видимо, Джоди надеется, что если сама не заведет разговор, то и никто не напомнит ей об учебе, – ответил он шутливым тоном. – Думаю, мы должны подготовить ее к неизбежному. Для начала нам следует встретиться с директором школы в Силвервуде в среду утром.

Развалясь в кресле и удобно вытянув ноги, Кайл совершенно расслабился. Даже не смотрит на меня, раздраженно подумала Шэннон, желая быть такой же невосприимчивой к его чарам, каким равнодушным он казался к ее прелестям.

Кайл снял галстук и для удобства расстегнул ворот рубашки, обнажив сильную, бронзового цвета шею. У Шэннон появилось неотвязное желание в отместку подойти и прикоснуться губами к тому месту на его шее, где начинали расти кудрявые завитки волос, просто чтобы он тоже возбудился.

19
{"b":"364","o":1}