ЛитМир - Электронная Библиотека

Последнее его высказывание не сразу дошло до ее сознания.

– В среду у меня ленч с Крейгом, – сказала она.

– Ты не пойдешь.

Эти с невозмутимым спокойствием сказанные слова вызвали у Шэннон бурю противоречивых чувств. Она упрямо вздернула подбородок, обжигая его сердитым взглядом.

– И как же ты намереваешься остановить меня?

На его губах мелькнула улыбка.

– А мне и не нужно останавливать тебя. Ты хочешь выйти за Крейга замуж не больше, чем я, и пришло время прямо сказать ему. Или ты предпочитаешь, чтобы я сделал это за тебя?

– Не смей! – взорвалась Шэннон, натянутая как струна. – Не твое дело – говорить ему за меня!

– Согласен, но если надо, я сделаю. – Его тон оставался спокойным, но в голосе уже проскальзывали твердые нотки. – Ты замужем за мной и поэтому останешься моей женой. Я устраню любую причину, которая может довести нас до развода.

Она едва нашла в себе силы взглянуть на него, почувствовав в горле ком.

– Ты правда все это делаешь для Джоди? – вымолвила она.

– Не только для Джоди, – сказал Кайл. Его голос смягчился, тронув ее до глубины души. – А для всех нас.

Ей, наверное, нужно просто остаться с ним, размышляла Шэннон. Человек, который отважился обеспечить будущее чужого ребенка, уже заслуживает любви.

Шэннон снова напряглась, когда Кайл поднялся, не скрывая своих намерений.

– Не подходи, – сказала она, но на Кайла не подействовали ее слова.

Он не стал больше тратить время на разговоры, а просто поднял ее с кресла. Шэннон уткнулась лицом в его широкую грудь, когда он нес ее к двери. Еще не слишком поздно уклониться, но она знала, что уже не сможет. Не сейчас. Какие бы ни были последствия, отказаться от этого у нее не хватит сил.

Они раздели друг друга, побросав одежду там, где стояли. Шэннон приникла губами к впадинке на его шее, задрожав всем телом, когда его крепкие руки с длинными пальцами уверенно отправились в путь по ее телу.

Кровать приняла их как своих старых знакомых. Шэннон всегда хранила в памяти те чувства и ощущения, которые она испытывала от занятий любовью с ним, с Кайлом.

– Еще, – прошептала она, не придя окончательно в себя после первой дозы любви, и услышала в ответ его низкий смех.

– Такая же ненасытная, как и раньше!

Только с тобой, хотелось сказать ей, но слова застряли в горле.

– Тебе нужно больше времени? – вместо этого спросила она.

Кайл снова засмеялся, переворачивая ее, чтобы положить себе на живот...

Кайл, должно быть, выключил лампу перед сном. Когда Шэннон вновь открыла глаза, было темно, несмотря на свет, который пробивался сквозь щели в неплотно задвинутых занавесях.

Кайл лежал на ее половине кровати. Рукой он обнимал ее за талию, а свою ногу перекинул поверх ее ног. Его дыхание было глубоким и ровным. Шэннон изучала властные черты его лица, вспоминая ощущение от его губ на своем теле, выражение его глаз. В этом отношении ничего не изменилось: она всегда возбуждала его. Но ей пока не удавалось проникнуть в его душу. Может быть, она так никогда ее и не разгадает.

Она не собиралась отказываться от своего решения помочь Кайлу. И о ее браке с Крейгом не может быть и речи. Ей следовало набраться мужества и прояснить ситуацию еще вчера. Боль была бы не меньше, но Крейг, по крайней мере, не строил бы больше иллюзий.

Во всяком случае, все должно происходить с глазу на глаз. Кайл вынужден будет согласиться, хочет он того или нет. Если среду придется вычеркнуть, она назначит встречу в другое время, и чем быстрее, тем лучше.

Часы находились с другой стороны кровати, и ей не удалось разглядеть время с такого расстояния. Она сделала слабую попытку выскользнуть из-под обнимающей ее руки, так чтобы не потревожить его сон, но опустилась снова на кровать. Кайл проснулся.

Воспоминания о проведенной ночи вернулись мгновенно, и он улыбнулся ей проникающей в самое сердце улыбкой.

– Хорошо спала? – мягко спросил он.

– Да, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал так же непринужденно, как и у него. – Уже светло. Если Джоди встала, она попытается выяснить, где мы пропадаем.

– Если принимать во внимание ее развитие, то, вероятно, у нее будет вполне определенный ответ на этот вопрос, к сожалению, – заметил Кайл, медленно поглаживая пальцами ее губы. Он взглянул на другой край кровати и, быстро поцеловав ее в кончик носа, перевернулся, чтобы сесть. Посмотрев на часы, Кайл воскликнул:

– Без четверти девять!

Шэннон как могла сопротивлялась порыву протянуть руку и пробежаться пальцами вниз по представшей ее взору обнаженной спине, когда Кайл отбросил простыни и спрыгнул с кровати на пол.

– Может быть, Джоди еще спит.

Он повернулся и взглянул на нее. Его глаза снова загорелись, когда он окинул взглядом ее распущенные белокурые волосы, ее лицо с вызывающим выражением, гладкие обнаженные плечи и набухшую грудь.

– Тем не менее лучше тебе, пока я буду в душе, пойти и проверить все самой.

Он направился в гардеробную, не потрудившись даже накинуть халат, который лежал у кровати прямо под его ногами. Наблюдая за ним, Шэннон вдруг почувствовала острую боль в сердце при мысли о том, что Пола могла видеть его именно таким – без одежды.

Сколько еще женщин видели его голым?

Она, вероятно, никогда больше не сможет ему поверить, с горечью призналась она себе. Снова соединяясь с ним, она рисковала испытать такую же боль, как в прошлый раз, – но разве он оставил ей выбор?

Резкий стук в дверь спальни заставил ее сесть на кровати. Она поспешно накинула на свою обнаженную грудь простыню, прежде чем сказать «Войдите», вызывая на своих губах улыбку для девочки, которая появилась в дверях, неся поднос.

– Что это?!

– Завтрак, – пояснила Джоди со снисходительным видом. – Я встала целую вечность назад!

– О, дорогая, прости! – Шэннон почувствовала себя очень неловко. – Тебе следовало разбудить нас!

– Все в порядке, – последовал невозмутимый ответ. – Я взяла немного хлеба и поела сэндвичи с беконом. Для тебя и дяди Кайла я тоже приготовила. Где он? – добавила она немного погодя, опуская поднос на пол.

– В душе. – Шэннон как завороженная смотрела на поднос, где на двух тарелках лежали огромные сэндвичи, не в силах представить, как она сможет осилить хотя бы один из них. – Очень мило с твоей стороны, Джоди.

– Я отнесу дяде Кайлу один, а?

– Сначала постучи в дверь ванной и позови его, – поспешно посоветовала ей Шэннон.

Джоди посмотрела на нее, словно желая дать понять, что у Шэннон старомодный взгляд на вещи.

– Я видела папу без одежды много раз.

Шэннон и не сомневалась. Так называемый отец Джоди вряд ли стеснялся дочери и вообще соблюдал правила приличия.

– С дядями все по-другому, – нашлась Шэннон. – Уж лучше я сама его позову.

Она собралась встать с постели, но остановилась, поскольку была совершенно не одета. Джоди с серьезным видом ее рассматривала.

– А с тетями тоже все по-другому?

Смешно робеть перед девчонкой, твердо сказала себе Шэннон. Нагота после постели выглядит вполне естественной.

– Нет, конечно, – сказала Шэннон, поднимаясь на ноги. – Я вернусь через минуту.

Она чувствовала пристальный, оценивающий взгляд серых глаз на своей спине, когда направилась в гардеробную. Там Шэннон ощутила некоторое облегчение, оказавшись, наконец-то, одна. Джоди для своих девяти лет была слишком опытной. Либо ей, либо Кайлу придется серьезно поговорить с Джоди, до какого предела можно демонстрировать свою искушенность в общении со сверстниками.

Ее халат лежал на диване, где она его оставила. Шэннон надела его, прежде чем открыть дверь в ванную.

Кайл брился перед большим зеркалом; низко вокруг его бедер было обернуто полотенце.

– Я почти закончил, – сказал он. – Ну как, Джоди еще спит?

Шэннон покачала головой, не в состоянии оторвать взгляд от гладкого, мускулистого и такого роскошного тела. На его спине виднелись слабые красные следы от ее ногтей, которыми она впивалась в него прошедшей ночью. Встретив в зеркале взгляд его серых глаз, она почувствовала, как сводит у нее живот, а пульс снова начинает бешено колотиться.

20
{"b":"364","o":1}