1
2
3
...
20
21
22
...
30

– Она принесла нам завтрак в постель. – Шэннон не удивилась, услышав в своем голосе хрипоту. – Сэндвичи с беконом.

– Я думаю, нам лучше пойти и съесть их.

– Подожди минутку. – Ее пальцы, когда она коснулась его крепкого и такого теплого тела, затрепетали. – Кажется, этой ночью я была немного агрессивна.

Он нежно произнес:

– Разве кто-то жалуется?

Не в состоянии остановиться, она припала губами к царапинам, скользя руками по его талии и наслаждаясь запахом его тела.

Он повернул ее и притянул к себе, целуя, пока она не вырвалась, спрятав от него свои губы.

– Соблазнительно, но тебе нужно идти. Скажи Джоди, что я скоро буду.

Она и не собиралась его соблазнять, подумала Шэннон. За эти несколько сумасшедших минут она совершенно забыла, что их ждет Джоди, так как была занята только своими собственными желаниями.

Шэннон почувствовала себя совсем плохо, когда обнаружила, что в спальне Джоди нет. Она ушла, оставив сэндвичи, и теперь они сиротливо лежали на подносе, как бы молча обвиняя ее, Шэннон, в эгоизме. Выйдя из ванной теперь уже одетый в шелковый халат, Кайл посмотрел на поднос без заметного воодушевления.

– Нам придется все съесть.

– Я не смогу, – призналась Шэннон. – Только не холодный бекон. Давай притворимся, что съели их?

– Это вряд ли будет честно по отношению к ней после того, как она позаботилась о нас. – Кайл взял с подноса один здоровенный бутерброд и, откусив, решительно начал жевать. – Возможно, мы больше вообще ничего не получим на завтрак, если еще раз заденем ее чувства.

– Немного погодя я смогу что-нибудь приготовить, – твердо заявила Шэннон. – Сейчас я пойду оденусь, а позже выкину бутерброды, ведь это нисколько не умалит ее заботы о нас.

Кайл уже ушел, когда Шэннон вернулась из ванной, приняв душ. На подносе стояли пустые тарелки. Он скорее подавится, нежели причинит боль ребенку, подумала Шэннон, не в состоянии унять внезапную острую боль. Ночь прошла чудесно, но только между занятием любовью и Любовью большая разница. Джоди оказалась единственным человеком, который действительно что-то значил для Кайла.

Лучше владеть какой-то его частью, чем не владеть им совсем, сделала вывод Шэннон, заставив себя взглянуть правде в глаза. Она провела последние полтора года, скучая по Кайлу как безумная, но очень долго не признаваясь себе в этом. Все теперь должно быть лучше прошлой жизни. Или хотя бы почти все...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Шэннон воспользовалась телефоном в спальне, чтобы позвонить родителям, не удивившись обиженному голосу матери, когда та узнала дочь.

– Мы ждем от тебя вестей все выходные! Могла бы, по крайней мере, нам сообщить, что ты в полной сохранности вернулась в Англию!

– Прости, мамочка, – в раскаянии проговорила Шэннон. – Очень нехорошо с моей стороны.

– Ладно, полагаю, у тебя есть другие дела, о которых нужно думать. – Повисла недолгая пауза, после которой тон разговора изменился. – Во всяком случае, как идет удочерение?

– Прекрасно! Джоди чудесно проводит время, копаясь в снегу. Первый раз она увидела его не в кино. Она – девочка с настоящим характером! Папе с ней будет очень даже нескучно.

– Мы жаждем с ней как можно быстрее познакомиться. – Люси Холройд снова сделала паузу. – А как у тебя с Кайлом?

Если бы подобный вопрос ей задали вчера, Шэннон увильнула бы от ответа. Даже сейчас, прежде чем сделать решительный шаг, она обнаружила, что немного колеблется.

– Мы решили начать все сначала.

– Чудесно! Не могу передать, как я счастлива! Я знаю, Кайл, конечно, очень некрасиво поступил с тобой, но любой человек может ошибаться. Во всяком случае, винить больше нужно эту женщину. И вообще, женщин, которые отбивают женатых мужчин, люди должны стыдиться!

– Мужчины здесь играют далеко не последнюю роль, – сухо высказала свое мнение Шэннон.

– О, я знаю, дорогая, но мужчин намного легче сбить с истинного пути. Когда мы можем рассчитывать повидаться с тобой? Твой отец берет неделю отдыха, и поэтому мы вас ждем в любой день. Всех троих, конечно.

– Я посоветуюсь с Кайлом и сообщу тебе, – пообещала Шэннон, не желая связывать себя словом. – Поговорим позже.

Она положила трубку и еще какое-то время сидела у телефона в молчаливом раздумье. Во-первых, ее вещи нужно перенести из пустой комнаты. Во-вторых, если в обозримом будущем они с Кайлом собираются быть вместе, нужно что-то делать со своей квартирой.

Расставаться с квартирой жаль, но и сохранять ее за собой не имело смысла, если держаться выбранного курса. А она намеревалась довести дело до конца. Она должна, даже больше для себя, чем для Джоди.

Надев шелковые брюки и свободный топ, Шэннон спустилась вниз и направилась на звук пылесоса, раздававшийся из гостиной. В прошлом она всегда ладила с миссис Паркин, но после стольких месяцев Шэннон боялась почувствовать неловкость. Судя по безупречной чистоте в доме, домработница являлась его неотъемлемой частью, значит, Кайл проводил здесь достаточное количество времени.

Если он и Пола в этом доме не жили, то вряд ли можно утверждать, что они никогда не оставались тут на ночь. Внезапная мысль о том, что они могли даже использовать ту самую кровать, которую они с Кайлом делили прошлой ночью, обожгла ее, как обжигает боль от грубого прикосновения к открытой ране.

Шэннон заставила себя остановиться. Прошлого не вернуть. Теперь, когда есть Джоди, Кайл, несомненно, дважды подумает, прежде чем изменить ход событий.

Их обоих Шэннон нашла в утренней гостиной. Держа руки в карманах брюк, Кайл стоял у окна и пристально смотрел на зимний пейзаж за окном. Когда Шэннон вошла в комнату, он повернулся, и его губы тронула улыбка.

– Я начал уже думать, что ты снова легла.

– Я раскладывала вещи, – с легкостью ответила Шэннон, но в следующую секунду смутилась и покраснела под взглядом его серых глаз. Муж волнует ее больше, чем раньше! А ведь сегодня они не занимались ничем необычным. Они не делали ничего такого, чего бы не делали много раз до этого. Так же, как они много раз уже делали. Почему же она смущается?

Растянувшись на полу с одной из книг, которые они купили ей в субботу, Джоди даже не оторвала от нее глаз. Манера, с которой она переворачивала страницы, не свидетельствовала о любви к чтению, сделала вывод Шэннон. Интересно, насколько хорошо она умеет читать вообще. Если ее уровень развития окажется ниже школьных требований, то придется с ней заниматься.

– Прости, что мы так долго не шли есть твои сэндвичи, – сказала Шэннон.

– Все в порядке, – последовал мужественный ответ. – Вы, наверное, занимались сексом.

Слова Джоди прозвучали так неожиданно, что Шэннон не нашлась с ответом. Она украдкой взглянула на Кайла, ища его поддержки.

– Много ли ты знаешь о сексе? – спросил он спокойно.

– В школе у нас были уроки о половых отношениях. Мужчины и женщины занимаются этим, чтобы делать детей. – Тон был сухой и прозаичный. – Только когда хотят, конечно. Вот почему мой папа после меня никого не сделал. – Джоди подняла глаза, переходя задумчивым взглядом с дяди на тетю. – А вы не хотите ребеночка?

Шэннон почувствовала, как подпрыгнуло в груди сердце.

– Мы слишком заняты, – проговорила она. – Тем более сейчас у нас есть ты.

– Но я не ребенок, – заметила Джоди. – И не стану возражать, если вы родите одного, – добавила она в следующий момент. – Я люблю детей.

– Над этим стоит подумать, – мягко произнес Кайл.

Телефонный звонок оказался для Шэннон спасением. Она была больше чем уверена, что звонит ее мать, позабыв о чем-то сказать в прошлый раз. Так случалось очень часто, и поэтому Шэннон даже не потрудилась назвать номер, просто сказав «Алло».

Однако звонила не мать. В трубке ненадолго повисла тишина, а затем раздался решительный щелчок.

Кайл вопросительно посмотрел на нее, когда она задумчиво вернула трубку на место.

– Ошиблись номером?

21
{"b":"364","o":1}