1
2
3
...
22
23
24
...
30

– Прямо по лестнице, вторая дверь по коридору, – сказал Кайл, уже поднявшись на ноги. – Надеемся снова увидеть вас.

– Да, конечно. – Глаза девушки не отрывались от его лица. Внезапно краска смущения залила ее щеки. – Я запоем читаю все ваши книги, – призналась она. – Они действительно великолепны! Вы, должно быть, провели грандиозное количество исследований.

– Достаточное, – согласился Кайл. – И Шэннон тоже пишет.

– Знаю. – Она с неохотой переключила свое внимание на Шэннон. – Боюсь, я мало читала ваши книги. Мне больше нравятся детективы, нежели любовные романы.

Шэннон улыбнулась, пожав плечами.

– Все в порядке. Ты должен подписать для Мэксин экземпляр своей последней книги, Кайл.

– У меня здесь нет, – отозвался он, – но к следующему вашему визиту я ее для вас приготовлю.

Кайл пошел открыть для девушки дверь, заставив покраснеть ее еще раз.

– Поклонница, которой можно заняться, – заметила Шэннон, когда он закрыл дверь.

– Тебе нечего опасаться, – непринужденно сказал он. – Должен признаться, я ожидал увидеть социального работника постарше.

– Едва ли она твоего типа, я думаю.

Серые глаза сузились, остановившись на ее лице, веселые искорки исчезли.

– Даже если бы она и была девушкой моего вкуса, неужели ты серьезно думаешь, что я бы с ней флиртовал?

Конечно, нет, должен звучать благоразумный ответ, но какой-то бес внутри нее не позволил Шэннон так сказать.

– Кто знает? – вместо этого произнесла она.

Кайл сделал глубокий и медленный вдох – очевидно, для того, чтобы сдержать резкое замечание.

– Тебя беспокоит недавний звонок, – мрачно констатировал он. – Ты думаешь, это звонила Пола.

– А ты говоришь, этого не может быть, да?

– Я представления не имею, кто звонил!

– Полагаю, также представления не имеешь, что Пола делала в Тонбридже в субботу, так?

– У нее там друзья, если тебе интересно.

Шэннон пристально взглянула на него, не в состоянии совладать с той частью себя, которая все еще сомневалась в его словах.

– Ты сказал, вы расстались по обоюдному согласию. Правда?

– Это имеет значение?

– Для меня да, – резко сказала Шэннон.

Его губы искривились.

– Если тебе нужно знать, то окончательно и навсегда мы расстались с ней в тот день, когда я сказал ей, что не намерен разводиться с тобой, чтобы жениться на ней.

В этом месте главная героиня одной из ее книг должна расчувствоваться в объятьях главного героя, пришла мысль. Но у нее настоящая жизнь, а не выдуманный роман. Его нежелание жениться на Поле характеризует Кайла в каком-то смысле даже хуже.

– Вряд ли ты скучал в одиночестве последние месяцы, – сказала Шэннон.

– Ты тоже не скучала, – заметил он. – Или с Крейгом у тебя все по-другому?

– Я не спала с Крейгом. – Шэннон отметила в серых глазах недоверие, но не удивилась. И правда, мало кто в это поверил бы.

– Ты пытаешься доказать мне, что он никогда не хотел заняться с тобой любовью?

– Я сказала...

– Что не спала с ним, – перебил он с явной иронией. – Довольно двусмысленное слово для определения секса.

– Ты едва ли вправе ожидать более ясной и недвусмысленной речи от сочинительницы любовных романов, не так ли? – ответила она иронией на иронию. – У тебя есть выбор: либо ты веришь в это, либо не веришь.

Кайл какое-то время смотрел на нее в раздумье.

– Ты хотела выйти за него замуж. Значит, ты должна что-то испытывать к нему.

– Я испытывала... то есть я и испытываю. – Она заколебалась, осознав, в какую ловушку попала. Выход из этой ловушки она видела один: признать правду. – Крейг прекрасный человек, и я очень расположена к нему, но недостаточно хочу его, чтобы спать с ним.

– Может быть, он не приложил к этому усилий?

– Или, может быть, ты прав, когда заявил, что только ты являешься тем мужчиной, который способен возбудить все мои чувства, – прошептала она, вызвав у него короткий смешок.

– Без сомнения, полезно иметь на других какое-то влияние! – Он сделал паузу, окинув своим внимательным взглядом ее лицо и все ее стройное тело. Казалось, Кайл хотел что-то добавить, но передумал. – Когда ты планируешь сообщить ему?

– Как можно быстрее, но только не по телефону. Я должна увидеться с ним.

Если бы вчера она была честной и с Крейгом, и сама с собой, то не пришлось бы возвращаться к разговору сегодня, подумал Кайл. Но он удержался, как всегда, от констатации очевидного факта.

– Только планируй встречу не на среду.

Шэннон хотелось, чтобы он подошел и сел рядом, но Кайл направился к креслу, в котором сидел раньше, и поднял лежавшую на полу рядом с ним газету.

– Я недавно звонила маме, – сообщила Шэннон. – Она хочет, чтобы мы привезли к ним Джоди познакомиться. Мне кажется, она уже видит себя в роли пусть суррогатной, но бабушки.

– Боюсь, другой у Джоди не будет, – заметил Кайл сухим тоном.

Поскольку его отец поселился где-то в Южной Америке, а мать снова вышла замуж и жила в Канаде, замечание Кайла звучало весьма справедливо. Ведь никто из его родителей даже не приехал на свадьбу сына!

– Так как же насчет поездки? – спросила она через минуту.

– Отважусь сказать, что я смогу все вынести. Кстати, как они поживают?

– Прекрасно. Мама от радости ног под собой не чует. – Шэннон старалась говорить серьезно. – Она никогда не теряла веры в тебя.

Кайл посмотрел на нее проницательным взглядом.

– Но твой отец вряд ли обрадуется нашему примирению.

– В самом начале, возможно.

– Тогда нам нужно будет переубедить его.

– Притвориться, да?

Он пожал плечами, не обнаруживая своих чувств.

– Если потребуется.

Шэннон разочарованно его изучала, когда он снова уткнулся в газету. У нее возникло желание подойти к нему, вырвать газету из его рук и предложить заняться с ней любовью. Ей достаточно только посмотреть на него, чтобы почувствовать в себе желание. Сейчас она ощущала подобное, и все ее существо слабело при воспоминании о волнениях прошлой ночи... Кайл был такой страстный, такой возбуждающе-настойчивый. В его объятьях она могла забыть все на свете!

– Тебе, должно быть, не терпится вернуться к работе над новой книгой, – произнесла Шэннон, сопротивляясь соблазну пойти на поводу своих желаний. – Мы с Джоди будем паиньками, если ты продолжишь писать.

– Едва ли это имеет смысл, если мне нужно будет снова отрываться от книги, – ответил он ей, даже не подняв глаз. – Вот когда Джоди пойдет в школу, мы оба будем свободны и займемся делом.

Шэннон еще не рассматривала этот вопрос со всех точек зрения. Те три книги, которые она написала в течение четырнадцати месяцев их совместнои жизни, печатались на машинке, которая, вероятно, так и стоит здесь. Но теперь она привыкла пользоваться компьютером.

– Во-первых, надо перевезти сюда мои вещи из квартиры, – заметила она. – У меня есть идея: я хочу переделать заднюю маленькую спальню под мой кабинет, а не работать в этой комнате. Одобряешь?

На этот раз темноволосая голова поднялась от газеты, и взгляд Кайла стал загадочным.

– Ты оставляешь свою квартиру?

– Если я собираюсь жить здесь, то едва ли она мне нужна.

Повисла пауза, длившаяся, казалось, несколько минут, в течение которой Кайл продолжал ее изучать. Сердце Шэннон учащенно забилось, когда он отложил газету и поднялся на ноги с очень определенным намерением. Оказавшись в его объятьях, она отвечала на его ласки свободно, не сдерживая себя. Шэннон почувствовала, как сжалось у нее все внутри от его поцелуя. Она любила и желала его...

Приоткрывшаяся дверь заставила их остановиться, но Кайл не позволил Шэннон уйти и ничуть не смутился сам, когда на пороге комнаты увидел застывшую девушку из социальной службы.

– О, извините! – пробормотала Мэксин. – Я только пришла попрощаться. Мы с Джоди закончили беседу. Еще раз извините, мне следовало постучать!

– Ничего страшного, – заверил ее Кайл. – Думаю, вам и раньше доводилось видеть целующихся мужа и жену.

23
{"b":"364","o":1}